ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец-то я смогу заслужить прощение генерала Агамемнона, думал Ксеркс, начиная записывать данные.

Каким бы безрадостным ни казалось положение, мы никогда не должны оставлять надежду. Буддаллах может удивить нас.

Наиб Исмаил. Призыв к молитве

В беззвучной бездне космоса пустота развалилась на части, и на свет вывалился корабль… из ниоткуда.

Пассажиры дзенсунниты едва успели перевести дух от удивления и страха, когда пространство, свернувшись, скрутило их в тугой узел, а затем в мгновение ока развернулось и выплюнуло с противоположной стороны.

У Исмаила было чувство, что мысли будто заикаются. В иллюминаторе он явственно видел, как звезды на небе изогнулись, расплылись и снова возникли отчетливо… но на других местах, будто переделали карту галактики. Нигде не было видно планеты Поритрин, но всю плоскость иллюминатора заполнял теперь золотисто-медный шар растресканной, сухой, пустынной планеты.

Корабль стремительно несся к ней. Поскольку координаты оказались не вполне точно настроенными под двигатели Нормы Ценвы, корабль на большой скорости врезался в атмосферу Арракиса. Неопытный пилот Тук Кидайр изо всех сил боролся с панелью управления, стараясь стабилизировать полет, но Исмаилу было очевидно, что тлулакс и сам не знает, что делает с этим странным опытным образцом.

Оставалось только молиться о спасении.

Судно вылетело на дневную сторону планеты, залитую ярким солнечным светом. Хамаль вошла в кабину пилота.

– Отец, эта планета как будто сделана из чистого золота!

На лице Рафеля расцвела радостная улыбка.

– Мы бежали из рабства!

Исмаил смотрел на их радостные лица и думал об остальных дзенсуннитах, которые были встревожены и испуганы при прохождении свернутого пространства. Что же будет, когда они поймут, что опасность еще не миновала?

Корабль продолжал снижаться с обманчивой медлительностью.

– Ты можешь восстановить управление? – тихо спросил Исмаил Кидайра.

Тлулакс метнул в Исмаила дикий темный взгляд. По узкому лицу его струился пот.

– Я с самого начала говорил вам, что не умею управлять такими кораблями. Надеюсь, теперь вы удовлетворены.

Исмаил оглянулся на дочь, которая все еще не могла оторвать взор от переднего иллюминатора, а потом снова обратился к Туку:

– Делай что можешь. Это единственное, о чем я тебя прошу.

Кидайр скорчил невероятную гримасу.

– Может, и не выберемся.

Пока пилот поневоле сражался с непослушными приборами, судно, как летящий по воле силы тяготения камень, коснулось плотных слоев атмосферы, нырнуло еще глубже и раскалилось, как мелькнувший по пустынному небосводу метеор.

Падение продолжалось, неотвратимое и разрушительное. Куски обшивки похищенного корабля отслаивались от корпуса, как чешуйки с крылышек влетевшего в пламя свечи мотылька. Дзенсунниты смотрели в глаза своей судьбе. Некоторые всей душой желали вернуться на Поритрин, другие же приготовились принять смерть. Смерть свободных людей, подумалось Исмаилу.

Хамаль смотрела на отца в непоколебимой уверенности, что он обязательно найдет выход.

Интересно, что сейчас делает Алиид, подумал Исмаил. Живы ли его пламенные друзья, действительно ли мятеж в Старде привел к тем разрушениям, которые планировал Алиид? Что сталось с Оззой, которую он оставил на Поритрине? Где теперь сладкая Фалина, его маленькая дочурка?

Но Исмаил все же вывел свой народ, вывел одну из своих дочерей туда, где им никогда не придется больше бояться ни работорговцев, ни мыслящих машин. Теперь они в безопасности… если, конечно, переживут посадку.

По слухам, на Арракисе не было океанов, а только безбрежные пространства песка, кое-где покрытого сеточкой скал и рифами из застывшей лавы давно потухших вулканов. На планете был даже космопорт, рядом с которым стояло поселение, именовавшееся по недоразумению городом…

Кидайр с большим трудом управлял посадкой, он даже не управлял, а просто боролся за жизнь, желая хоть как-то выровнять корабль, пока тот несся к дюнам и скалам. Космический корабль прочертил в небе огненно-дымный след, низко пролетая над грядой зазубренных, почерневших от зноя скал и выбросов давно застывшей лавы. Кидайр пытался поднять корабль, чтобы провести его над выступающим в пустыню треугольным, похожим на полуостров, скалистым мысом, но двигатель начал отказывать. Никто не помышлял о том, что эта старая рухлядь будет совершать регулярные рейсы. На этой посудине Норма Ценва намеревалась просто продемонстрировать приложение эффекта Хольцмана к полетам в свернутом пространстве.

Кидайр пытался выжать хоть какую-то скорость из падающего судна, чтобы дотянуть до песка и мягких дюн. Но, к несчастью, корабль зацепился стабилизатором за выступ скалы. Посыпались искры. Судно резко накренилось, обшивка днища дала трещину от удара о застывшую лаву, а потом каким-то чудом корабль ровно лег на ложе, выполненное изгибом выброшенной из кратера лавы.

На панели управления произошло короткое замыкание, свет в нижнем отсеке отключился, и беженцы оказались в абсолютной темноте, в которой явственно слышались потрескивание горящих проводов, шипение раскаленного металла и тревожный шепот.

Толчок от падения швырнул Исмаила на приборную панель, откуда он, больно ударившись, откатился к креслу пилота. Исмаил поднялся на ноги, надеясь, что и остальные сто пассажиров благополучно перенесли эту жесткую посадку. Рафель оттолкнулся от панели управления и прежде всего отыскал Хамаль, чтобы убедиться, что она не пострадала.

– Открывайте люки! – крикнул Исмаил. – Нам надо вывести всех наружу, пока корабль не взорвался.

– Подходящий конец для такого чудесного приключения, – с мрачным юмором процедил Кидайр. Он раздраженно закинул за плечо свою растрепанную косу.

Рафель смотрел на него с ненавистью.

– Нам следовало бы убить тебя, работорговец.

Тлулаксу, кажется, уже надоело бояться.

– Жалкие людишки, вы, кажется, только и умеете, что жаловаться и грозить. Вы похитили меня, заставили везти вас на другую планету и велели мне посадить корабль, да так, чтобы все вы остались живы. Я сделал все. Отныне вы сами должны решать проблемы, которые сами себе создали.

Исмаил внимательно посмотрел на работорговца – неужели он вправду рассчитывает на благодарность? Раздался последний скрежет металла, и наступила мертвая тишина. Подойдя к аварийному люку, Кидайр повернул рычаг и неимоверным усилием ухитрился открыть один из замков. Люк приоткрылся.

Дзенсунниты, сгрудившись у щели, подручными предметами открыли люк настежь. В отсек ворвался обжигающий зной и душный воздух неведомой планеты.

Так как Исмаил вывел свой народ из тенет рабства, организовал побег от угнетателей и привел людей в мир, свободный от оков рабовладельцев Лиги, то именно он должен был первым ступить на землю Арракиса. Все бывшие рабы выжидающе смотрели на своего вождя.

Но Исмаил только махнул рукой, оставшись на борту потерпевшего бедствие корабля, пытаясь восстановить порядок.

– Не дайте безумию радости перевесить ваш здравый смысл, – крикнул он.

Беглецы начали прыгать из люка на камни. Некоторые отходили в сторону, зовя своих близких и друзей, другие разбегались, радуясь мнимой безопасности вновь обретенного мира. Отойдя от мужа, Хамаль вышла из корабля, чтобы помочь людям найти убежище в скалах в отдалении от корабля.

Расхрабрившийся Рафель, покраснев от злобы лицом, бушевал в праведном гневе. Он схватил Кидайра за спутанную косу и стащил его с кресла пилота.

– Выйди и посмотри, куда ты привез нас! Далеко ли мы от цивилизации?

Работорговец рассмеялся ему в лицо. – Цивилизации? Это Арракис. Неделями вы будете плакать, вспоминая сытую жизнь в рабских бараках Поритрина.

– Никогда! – отрезал Рафель.

Бывший работорговец улыбался – в его улыбке сквозила странная смесь надменности и смирения. Рафель подтащил его к люку и заставил выпрыгнуть наружу. За ними последовал и Исмаил. Рафель, не отпуская своего пленника, взобрался на кусок лавы, разбитой ударом корабля. Молодой человек оглядел однообразный пустынный ландшафт, и на лице его, сменяя друг друга, появились выражения удивления, недоверия и, наконец, отчаяния. Хамаль снова подошла к мужу. В самых кошмарных сновидениях не могли бы они представить такой тусклый негостеприимный вид.

109
{"b":"1488","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Клан
Сердце того, что было утеряно
Желтые розы для актрисы
Большой роман о математике. История мира через призму математики
#Имя для Лис
Земля лишних. Горизонт событий
Фатальное колесо. Третий не лишний