ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мы можем обойтись и без них. Наши планы, как и прежде, остаются в силе.

– Конечно, мы можем обойтись и без Ксеркса! – резко ответил Агамемнон. – Хорошо хоть на его месте не оказался Беовульф, который доказал свою полезность для нашего дела. Мы держали Ксеркса только из верности нашему клану, из долга чести. – Великий генерал титанов тяжело вздохнул. – Если бы Ксеркс нашел способ убить себя чуть-чуть раньше!

Трое молодых людей юркнули в полуразрушенное здание. Заметив их движение, Агамемнон рванулся вперед и выстрелил в здание, но предполагаемые жертвы успели забраться в подвал, укрывшись в сомнительном, но немного более надежном убежище.

Разозлившись, титан склонился над развалинами, сорвал остаток крыши и смел в стороны стены, а потом раскопал подвал, добравшись до несчастных. Он схватил их, всех троих, и поднял на свет. Люди извивались, как пойманные насекомые. Он раздавил их своими пальцами из текучего металла, наблюдая, как из их тел брызжут соки, подумав, насколько больше наслаждения он получил бы от этого зрелища, если бы не думал сейчас о Ксерксе.

Когда-то, очень давно, трусливый титан был богатым избалованным принцем, который мало что понимал в искусстве правления. Он предложил огромное, так нужное движению состояние, которое позволило воплотить в жизнь тайные планы Тлалока, задумавшего небывалый мятеж. Богатая родная планета Ксеркса Родейл IX была затем переименована в Икс.

Ксеркс, который всеми фибрами своей души рвался в члены группы, согласился внедрить испорченные Барбароссой программы в многочисленных киберслуг на Родейле IX. Новое программное обеспечение и команды надо было проверить, и Ксеркс согласился сделать свою планету испытательным полигоном. Когда настало время согласованных действий и настоящего мятежа в Старой Империи, Ксеркс убил своего ожиревшего отца, номинального правителя планеты, и отдал все ресурсы своей родины на службу двадцати титанам.

С самого начала Агамемнон не был уверен в надежности Ксеркса, который никогда не имел ни четких политических убеждений, ни всепоглощающей страсти движения к цели. Для Ксеркса все это была игра, очередное развлечение.

В то время Агамемнон прибыл на планету системы Фалим и выразил свою озабоченность по поводу Тлалока, их вождя-мистика. На Тлулаксе Тлалок попытался стать великим лидером, но разочаровался в народе, не вдохновившемся его пламенными проповедями. Этот народ уже тогда начал отчуждаться, отвергая гедонизм Старой Империи, но ни на йоту не улучшив этим своего собственного положения. Утратив иллюзии в отношении собственного народа, Тлалок все же верил в лучшее в человечестве, настаивал, что род человеческий может достичь великих целей, если его на это «воодушевить».

Именно на это и потребовались денежные средства Ксеркса.

В течение многих столетий, прошедших с тех пор, Агамемнон больше не испытывал нужды в Ксерксе, но вопрос упирался в честь титана. А это весьма немалая причина. Но в конечном счете Ксеркс все же сошел с дистанции.

Наконец кимеки успешно ликвидировали рабское поселение на Уларде. Никто не выжил, во всем поселке не осталось ни одного целого здания. Жирный дым поднимался к небу грязными полупрозрачными столбами.

Данте и Юнона подошли ближе к своему генералу, и он сказал им:

– Довольно строить планы и жаловаться. Мы не будем больше ждать. – Он повернул свою головную башню направо и налево и получил согласие своих старых боевых товарищей. – Я найду ближайшую возможность освободиться от Омниуса – и воспользуюсь ею.

Корабль не может двигаться к цели, если два пилота дерутся за штурвал. Один из них должен быстро одержать победу, иначе – катастрофа.

Иблис Гинджо. Заметка на полях украденного блокнота

Великий Патриарх Джихада не был человеком, способным просить милостыню. Он требовал к себе уважения и получал его. Люди просили его об услугах, как просят принца или короля. От него зависело многое.

Но многое переменилось с тех пор, как Серена Батлер взяла в свои руки бразды правления Джихадом и перестала быть просто представительской фигурой. Это Иблис создал ее, сотворил из ничего, сделал из нее мощный и действенный символ. Теперь же эта неблагодарная бесцеремонно отодвинула его в сторону, отняла у него часть власти и контроля за работой офицеров и чиновников Джихада. Более того, она даже отвергла его вполне разумное предложение политического брака. И это не было временным явлением.

Главенство над Джихадом, которым стала с недавних пор обладать Серена Батлер, всего лишь сдвинуло центр руководства священной войной. Но что хуже, у Серены появились свои последователи, отличные от его собственных. Раскол углублялся, и Серена не понимала, что она лишь порождает растерянность и смятение, но никак не прояснение обстановки. Несмотря на все попытки Иблиса образумить ее, она оставалась глуха к его доводам. Часто она вообще не отвечала на его послания или отвечала очень кратко и немногословно.

Неужели она не видит, что все мои предложения направлены к ее пользе и пользе всего Джихада?

Во время своего недавнего появления в Совете Джихада Серена публично – публично! – потребовала от Иблиса открыть информацию о финансовых операциях полиции Джихада, намекая, что он не был честен перед парламентом Лиги Благородных. Такой уход в сторону служил лишь подрыву усилий человечества, к отвлечению внимания от истинного врага. Она не понимала, что время не самое подходящее для раскола. Сейчас как никогда было нужно единство и еще раз единство.

Иблис решил что-то предпринять, объединившись для этого с любыми союзниками, каких сможет найти. Сейчас более чем когда-либо раньше ему надо было продемонстрировать свои способности и сделать то, что не под силу сделать даже вообразившей себя важной персоной Жрице Джихада. Если повезет, это позволит ему вымостить путь возвращения к утраченной верховной власти.

Стоя на наблюдательной площадке своей личной космической яхты, Иблис Гинджо смотрел на звезды, плывущие по черному небу. С ним был только начальник джипола Йорек Турр, который совмещал обязанности пилота и телохранителя. Это был единственный живой человек, знавший о кимеке Гекате и о ее предложении помочь Джихаду.

Женщина-титан в своем астероиде устроила возле Икса такое невиданное побоище, что примеро Харконнен смог завоевать и удержать этот важный Синхронизированный Мир. Без Гекаты битва за Икс могла бы стать в лучшем случае еще одной «моральной», но ни в коем случае не реальной победой. Теперь Геката нужна была, чтобы вытеснить роботов еще с одной планеты.

По внутренней связи Иблис услышал голос Турра:

– Вижу астероид, сэр, как мы и предполагали.

– По крайней мере она надежна, – заметил Великий Патриарх.

– Мы начинаем сближение.

Великий Патриарх посмотрел в иллюминатор, стараясь угадать, какая из этих сверкающих звезд окажется искусственным осколком космического камня. Наконец, по мере сближения, Иблис начал различать неровный, покрытый кратерами кусок породы, который увеличивался с каждой секундой. Иблис не чувствовал страха. Он точно знал, что может сделать для него титан Геката.

В начальной фазе всеобщего воодушевления Джихада все с восторгом и проникновенным трепетом взывали к имени младенца Маниона Батлера и его отважной матери, которая первая подняла руку на мыслящих машин. Но после десятилетий изнурительной войны люди стали уставать от нескончаемых бедствий и вечной битвы. Им хотелось заниматься своими делами – работать, воспитывать детей и забыть о приливах и отливах, победах и поражениях военного конфликта. Какие же глупцы эти люди!

Несмотря на некоторые одержанные победы – такие, как на Иксе, IV Анбус и на Тиндалле, Иблис чувствовал, что поход теряет напор, что накал борьбы гаснет, погибает, словно организм, умирающий в его присутствии. Упадок проявлялся малыми и большими признаками на малых и больших планетах. Всюду, куда Иблис приезжал произносить свои зажигательные речи, он видел, он чувствовал это. Толпы утратили былой энтузиазм, ускользая из его хватки, так как не видели конца и реального выхода. Очень прискорбно, что люди так недолго могут сохранить внимание и сосредоточенность.

114
{"b":"1488","o":1}