ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но корабль остановился, и Вориан наблюдал в иллюминатор, что он будет делать дальше. Он узнал знакомые очертания судна, хотя конструкция и внешний вид были немного модифицированы, судно было отремонтировано и увеличено. Без сомнения, это было то самое судно, которое он нашел дрейфующим на дальней орбите вокруг Земного Солнца.

Он включил линию внешней связи и немедленно передал:

– Старый Железный Умник, я знал, что найду тебя здесь.

В этот момент Вориан заметил, что, помимо прочих усовершенствований, на борту курьерского корабля появилось оружие. Порты кинетических пусковых установок раскрылись и жерла орудий засветились, готовые к действию.

Вориан почувствовал, что на шее у него выступил холодный пот.

– Ты собираешься уничтожить меня здесь, в космосе, даже не поздоровавшись?

– Здравствуй, Вориан Атрейдес. – Медное лицо Севрата из текучего металла появилось на экране монитора. – Видишь, я приготовился к веселому времяпрепровождению. Это приемлемо, если я уничтожу тебя?

– Я бы не хотел, чтобы ты это сделал.

Вориан включил собственные бортовые орудия. Вероятно, он смог бы застать врасплох робота, хотя огневой мощью курьерский корабль, кажется, значительно его превосходил.

– Похоже, Омниус значительно повысил твою выживаемость всеми этими пушками. А я-то все думал, когда же машины дойдут до такой мудрости.

– Я знаю, что ты сделал мне и что ты сделал посредством меня. Согласно введенным в меня данным, восемь Синхронизированных Миров пострадали от программного вируса, который был введен в мою гель-сферу. Полагаю, что ответственность за это лежит на тебе.

– Я не могу принять такую высокую честь один, Старый Железный Умник, – улыбнулся Вориан. – В конце концов, это именно ты доставил эти программные бомбы по назначению. И именно ты учил меня устройству гель-контуров и программированию. Видишь? Это были наши с тобой совместные усилия.

Лицо Севрата тускло поблескивало за стеклом фонаря его кабины.

– Тогда мне остается только сожалеть о том, что я оказался таким хорошим учителем.

Сканируя изображение Вориана Атрейдеса, Севрат использовал свой предыдущий опыт и адаптивное программирование, чтобы проанализировать, о чем сейчас должен думать человек. Робот Эразм мог бы позавидовать такой возможности.

После своего ареста и доставки к корринскому Омниусу, где испорченная гель-сфера была конфискована, Севрат подвергся интенсивному разбору, который учинил восстановленный Омниус. Вскоре стало совершенно ясно, что именно произошло, и испорченные программы были вырезаны, хотя Эразм рекомендовал самый безопасный и самый надежный способ: уничтожить всю память копии земного Омниуса. «Эти события происходили двадцать шесть стандартных лет назад. Хотя они и могут представлять интерес, но данные эти несущественны и не стоит ради них рисковать, Омниус», – сказал тогда Эразм.

Севрат заподозрил, что Эразм по своим личным мотивам не желает, чтобы всемирный разум получил ту земную информацию. Курьер, однако, не стал говорить это вслух, так как не имел желания причинить неприятности своему собрату – другому независимому роботу.

После того как его объяснения были записаны и сохранены и прежде чем Севрату было поручено доставить новые исправленные копии на те планеты, где по его вине были испорчены воплощения Омниуса, Эразм провел целый день в беседе с пилотом курьерского корабля.

– Я изучаю человека в течение вот уже многих столетий. Я проводил эксперименты, собирал информацию и выполнил множество наблюдений, чтобы объяснить переменчивое человеческое поведение. Я многое узнал с помощью Серены Батлер, а теперь нахожу, что мой новый эксперимент, который я провожу, воспитывая и обучая Гильбертуса Альбанса, позволяет мне овладеть новыми глубокими знаниями.

Однако у тебя, Севрат, была уникальная возможность, которой лишен я. Ты провел много времени с доверенным человеком Ворианом Атрейдесом, сыном генерала Агамемнона. Теперь я настоятельно требую, чтобы ты поделился со мной добытой тобой информацией и важными подробностями, каковые помогли бы мне в поисках понимания человеческой природы.

Севрат не мог отказать в такой просьбе. Обмен был похож на загрузку обновлений с гель-сферы в память Омниуса, только продолжался меньше времени. Севрат скомпоновал, суммировал и передал все свои беседы с тем человеком и все свои воспоминания, которые у него были относительно Вориана Атрейдеса.

Делая это, Севрат и сам все вспомнил, и притом вспомнил с ощущением, похожим на нежность, все совместные путешествия на «Мечтательном путнике». Теперь, когда робот находился один на борту курьерского корабля – на корабле, который, как это ни печально, имел только номер, но был лишен имени, – он понял, что предпочел бы иметь компанию…

Теперь два корабля стояли лицом к лицу друг с другом, приготовив оружие, которым они могли легко испепелить друг друга, и Севрат понял, что не хочет уничтожать своего бывшего товарища.

– Ты помнишь наше седьмое путешествие на Валгис, Вориан Атрейдес? Это было двадцать восемь стандартных лет назад. Помнишь, какие трудности мы пережили, когда улетали из той звездной системы?

Вориан усмехнулся:

– Трудности? Ты явно преуменьшаешь. Мы попали в метеорный поток, который оторвал борт у нашего «Путника». Атмосфера сразу испарилась – и меня едва не вынесло вместе с ней.

Севрат продолжал внимательно смотреть на своего друга и врага.

– Да, но мне удалось поймать тебя и я держал тебя крепко. Я отказался отпустить тебя.

– В самом деле? Я не помню таких подробностей, – сказал Вориан. – У меня было достаточно хлопот с воздухом. Я просто изо всех сил старался не задохнуться. Такая декомпрессия для человека вообще очень болезненна, ты же знаешь.

– Я знаю, и поэтому я положил тебя в маленькую камеру и смог обеспечить там почти нормальное атмосферное давление и состав воздуха.

– Да, а потом ты не выпускал меня оттуда целых два дня. Я чуть не умер от голода и жажды, пока ты наконец открыл дверь, – попрекнул бывшего товарища Вориан. – Ты даже не удосужился ни разу меня покормить.

– Единственной моей мыслью было спасти тебе жизнь, и я все это время занимался ремонтом поврежденной обшивки и восстановлением системы жизнеобеспечения.

Вориан задумчиво посмотрел на робота, потом лоб его пересекла глубокая морщина.

– Не думаю, что я поблагодарил тебя за это.

– Роботы не нуждаются в благодарности, Вориан Атрейдес. Однако я потратил немало времени, спасая тебе жизнь, сохраняя тебя целым и невредимым. И такое бывало не один, а много раз. Поэтому я считаю, что было бы глупо с моей стороны уничтожать тебя сейчас.

Севрат отключил энергоснабжение своих орудий. Порты закрылись, и жерла исчезли из виду. В какой-то момент робот оказался абсолютно беззащитным. Вориан мог безнаказанно стрелять, но не стал этого делать. Мыслящая машина включила двигатели, развернулась вдоль продольной оси и рванула с места с такой скоростью, что вышла из пределов досягаемости, прежде чем Вориан сумел среагировать и послать вслед роботу очередь удивленных вопросов.

Растерянный и улыбающийся, Вориан некоторое время дрейфовал в пространстве с выключенными двигателями, а потом оглушительно расхохотался.

Жажда власти скрывается под многими масками.

Иблис Гинджо. Возможные пути полного освобождения

Едва успев вернуться после экстренного секретного свидания с Гекатой, Иблис узнал, что Серена созвала заседание Совета Джихада, несмотря на то что Гинджо ожидали не скоро. Прямо из космопорта он поспешил в Совет, твердо решив не дать устранить себя от процесса принятия решений. Прошло несколько недель, и надо было наверстывать упущенное.

Он подошел к двери зала заседаний как раз в тот момент, когда Серена объявила об открытии совещания, но путь Великому Патриарху преградила серафим Нирием. Некоторое время она колебалась, борясь с чувством долга, но потом наконец посторонилась и дала Иблису пройти.

116
{"b":"1488","o":1}