ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Почти естественно.

Между ними сформировались странные узы, они наслаждались обществом друг друга… с некоторыми примечательными исключениями. Эксперимент с паникой, который Эразм провел в рабском загоне, прошел не слишком гладко, но, возможно, со временем все изменится. Удивительно, но Эразм понял, что они в равной степени учатся друг у друга. Учитывая тот огромный объем работы, какую он проделал до сегодняшнего дня, Эразм полагал, что сможет выполнить поставленную перед ним задачу без особых хлопот. Если бы только преодолеть невыразимое ощущение неудобства…

Уж не вставили ли куски человеческого пуританизма в операционные программы Эразма? Это одно из возможных объяснений; но, быть может, Эразм ощущал это искусственное чувство потому, что хотел его ощущать, чтобы лучше понять проблему, с которой сталкиваются человеческие отцы.

Сам Эразм был всегда пунктуален, а вот мальчик постоянно и всюду опаздывал. Слишком часто Гильбертус отвлекался на посторонние вещи, которые приводили его в восторг, о каковом он потом взахлеб рассказывал своему наставнику. Робот считал это значительным недостатком, но недостатком вполне человеческого свойства.

Раздался стук в дверь, потом она приоткрылась. Мальчик застенчиво протиснулся в комнату. Соломенно-желтые волосы были всклокочены, лицо раскраснелось; очевидно, он бежал всю дорогу.

– Ты опоздал, как всегда.

Эразм придал своему текучему металлическому лицу выражение отцовской строгости.

– Прошу прощения, господин Эразм. Но на этот раз я опоздал всего на девять минут. Вчера я…

– Давай приступим к уроку без дальнейшего отлагательства. – Эразм хотел скорее покончить с этим неприятным делом. – Я приготовил для тебя несколько схем вместе с детальным изложением всего, что касается рождения человеческого потомства. Надеюсь, ты найдешь их поучительными.

Мальчик явно испытал интерес, но не чувствовал ни малейшей неловкости.

– Это еще один урок биологии? Мы будем кого-нибудь вскрывать?

Пока Эразм вскрывал при мальчике только представителей низших форм жизни, но намеревался когда-нибудь дойти и до вскрытия людей. Робот решил развивать мальчика медленно, чтобы не отчуждать его от себя и не слишком спешить с прогрессом. Некоторые реакции Гильбертуса на акты насилия казались роботу избыточными,

– Нет… не в этот раз. Сегодня мы займемся теорией биологического размножения и воспроизведения, хотя я могу устроить тебе и практические занятия, если у тебя возникнет в этом потребность.

Молодой человек кивнул и принялся внимательно смотреть. Робот подошел к кушетке и склонился над ней, разглядывая анатомически безупречные манекены.

– Ты должен отметить, что здесь находятся две основные человеческие формы – мужская и женская. Они одеты в традиционную одежду и выполнены с точным соблюдением всех внешних признаков. – Он жестом пригласил мальчика подойти ближе. – Встань, пожалуйста, здесь. Ты видишь также, что мужчина и женщина обнимают друг друга и что мужчина держит свой рот возле ее уха.

Мальчик послушно подошел к серебристому роботу и стал смотреть на кушетку еще внимательнее. Эразм собрался с мыслями и с духом.

– Манекены не подходят для полной имитации, поэтому следующую часть тебе придется вообразить самому. Очевидно, это необходимая часть ритуала ухаживания. Мужчина целует женщину в ухо и лижет его, обещая женщине вечную любовь. В большинстве случаев это приводит женщину в возбужденное состояние. – Он строго посмотрел на мальчика. – Пока тебе все понятно?

Гильбертус кивнул. К ужасу Эразма, мальчик проявлял весьма умеренное любопытство, не испытывал никакой неловкости и не выражал никаких потребностей.

– Потом мужчина целует женщину в губы. При этом у обоих начинается сильная саливация, то есть обильное выделение слюны. – Эразм заговорил профессорским тоном: – Саливация – это ключевой процесс оплодотворения. Очевидно, поцелуй делает женщину более фертильной, то есть способной к зачатию.

Мальчик кивнул и постарался скрыть улыбку. Эразм решил, что это признак понимания. Хорошо! Эразм принялся с силой тереть друг о друга лица манекенов.

– Теперь самое важное, – произнес Эразм. – Саливация и овуляция. Запомни эти два понятия и ты поймешь основную суть процесса человеческого размножения и воспроизведения. После поцелуя немедленно начинается половое сношение. – Он заговорил быстрее: – Это все, что тебе следует знать о человеческом совокуплении. У тебя есть вопросы, Гильбертус?

– Нет, господин Эразм, – ответил мальчик. – Мне кажется, что вы все очень ясно мне объяснили.

Некоторые чудеса – всего лишь замаскированный кошмар.

Серена Батлер. Эхо Джихада

В инспекционную поездку на Тлулакс, где Серена хотела осмотреть хваленые фермы по выращиванию органов, она взяла с собой Раджида Сука, талантливого военного хирурга, и примеро Ксавьера Харконнена как военного представителя Лиги. Путь до Тлулакса был неблизкий, и в корабле пришлось провести около месяца. Поездка значила много, но все же решение оторвать этих людей от исполнения их прямых обязанностей в разгар битв Джихада далось Серене с большим трудом. В конце концов, путешествие через просторы вселенной всегда оказывается таким долгим… а люди умирают каждый день.

Молодой доктор Сук широко пользовался продукцией знаменитых ферм, иногда совершая подлинные чудеса врачебного искусства, спасая жизни и восстанавливая здоровье тысячам ветеранов, получивших ранения и увечья на фронте борьбы с мыслящими машинами. После первой битвы за Зимию один из предшественников доктора Сука заменил легкие примеро Харконнену.

Серена считала обоих своих спутников настоящими героями.

Экспедиция двигалась с церемониальной пышностью. Впереди официальной делегации на торговом корабле Рекура Вана летел Иблис Гинджо, который должен был подготовить проведение визита. Таково было объяснение Великого Патриарха, но Серена подозревала иное. У Иблиса еще оставались секреты.

Наконец корабль Серены вышел на орбиту вокруг Тлулакса. Серене не терпелось сойти на землю и окунуться в теплые лучи местного солнца – Фалима. Слишком долго она уже была в космосе. С ней было двенадцать служительниц в белых платьях, они назывались серафимы.

Горделиво улыбаясь, Серена ждала, когда техники приготовят шаттл. На этой закрытой облаками изолированной планете еще ни разу не было официальных представителей Лиги. Если склонить этих биологических кудесников к более широким контактам с Лигой, распространить на них все права и привилегии, то от этого выиграют все.

Говорили, что тлулаксы – очень религиозный народ, но их верования и ритуалы были так же скрыты от посторонних глаз, как и их повседневная обыденная жизнь. Но что им было скрывать? И как Иблису удалось так ловко с ними поладить? Как бы то ни было, тлулаксы смогут внести свой вклад в победу Джихада. Их знания о генетике и передовые медицинские технологии уже оказали неоценимые услуги человечеству.

Да, конечно, многие жители этого мира промышляют работорговлей, доставляя живой товар на немногие планеты Лиги, где до сих пор терпят рабство. В юности Серена очень пылко выступала против этого позорного института. Как ни печально, позже она поняла, насколько сильно укоренился этот обычай и как трудно будет его выкорчевать даже за сотни лет. Как лидер Джихада она продолжала порицать рабство, но высшим приоритетом для нее сейчас была победа Джихада и спасение рода человеческого от истребления.

Тлулаксийские продавцы органов постоянно следили за тем, чтобы не было утечки информации об этой их собственности, но Серена надеялась убедить их раскрыть некоторые секреты их технологии. Бесплатной выдачей патентов или предоставлением им монопольной концессии Серена надеялась убедить тлулаксов, что их деловые интересы будут защищены, а общими усилиями удастся спасти дополнительно множество жизней. Учитывая гибкость и острый ум тлулаксов, Серена считала, что они сумеют сохранить свое ведущее положение в этой коммерции.

128
{"b":"1488","o":1}