ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Во имя любви
Папа и море
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Тайная жена
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Миф. Греческие мифы в пересказе
17 потерянных
Слишком красивая, слишком своя
Содержание  
A
A

Иногда отполированный блестящий робот и мальчик начинали шутить, стараясь поймать друг друга на необоснованных допущениях или логических ошибках. Эразм взял на себя труд заниматься с мальчиком историей вселенной, философией, религией, политикой и совершенной в своей красоте математикой. Палитра, в которой они черпали предметы, отличалась практически неисчерпаемой цветовой гаммой, и жаждущий ум подростка пользовался ею с изумительной эффективностью.

В отличие от своего давнего пари с земным Омниусом, когда Эразм попытался превратить верного доверенного человека во врага своих хозяев, на этот раз он достиг какого-то положительного результата. Хотя это было уже не обязательно, робот продолжал сохранять на своем текучем лице улыбку, взбираясь вверх по снежному склону.

Склон выровнялся, и Эразм тотчас увидел две высокие скалы, разделенные глубоким ущельем.

– Мы остановимся здесь и разобьем лагерь. – Он протянул вперед свою металлическую руку. – Вот здесь был снежный мост.

– И вы по глупости, не проверив структурную целостность, решили ступить на него, – со знающим видом произнес Гильбертус, сняв рюкзак и бросив его на снег. – Мост рухнул, как только вы ступили на него, и вы упали в ущелье, где провели много лет.

– Я бы никогда больше не сделал такой ошибки… хотя, расценивая то падение ретроспективно, могу сказать, что оно подействовало на меня благотворно. В то холодное время полной изоляции мне ничего не оставалось делать, как только размышлять, подобно когитору. Тогда во мне было посеяно семя моей независимости.

Гильбертус с ужасом посмотрел на глубокую расщелину, не обращая внимания на холодный ветер.

– Я очень хотел взглянуть на это место с тех пор, как вы мне о нем рассказали. Я думаю, что это было местом вашего… рождения.

– Какая любопытная мысль. Она мне нравится.

В тот вечер, пока юноша ставил палатку и готовил лагерь к ночлегу, Эразм играл роль повара. Он приготовил жаркое из корринского кролика на походной плитке, добавил туда приправу с таким видом, словно понимал, что делает. Потом он внимательно наблюдал, как Гильбертус ест; робот пробовал блюдо и сам, используя для этого свои сенсорные зонды, и гадал, что воспринимал его воспитанник как вкус.

После ужина робот возобновил занятия с того места, на котором они остановились на прошлом уроке. Научив прежде дикого мальчишку правилам цивилизованного поведения, Эразм сосредоточился на стимуляции памяти, стремясь увеличить ее емкость с помощью умственных упражнений.

– Тридцать семь миллиардов восемьсот шестьдесят восемь миллионов сорок тысяч сто пятьдесят шесть, – сказал Эразм.

– Этому числу равнялось бы сегодня население Земли – учитывая уровни рождаемости и смертности, – если бы не вмешался Омниус и если бы планета не была уничтожена.

– Совершенно верно. Настоящее образование не имеет пределов.

Несколько часов, несмотря на усиливавшийся мороз, Эразм разбирал со своим учеником дополнительные вопросы, и ученик показывал удивительную способность к организации, упорядочению и использованию данных в уме, точно так же, как это делают машины. Способность молодого человека к обучению была просто поразительной, он выказывал редкое умение вычислять и мыслить. Органический мозг Гильбертуса научился выбирать нужные данные в множестве последовательностей и вероятностей и всегда умел найти наилучшую альтернативу.

Ближе к ночи, когда пошел легкий снежок, Эразм заметил, что его ученик начал делать ошибки. Робот терпеливо делал дополнения к тому, что Гильбертус уже знал, умело наслаивая данные таким образом, чтобы его подопечный в случае необходимости мог, пользуясь особенностями устройства своей органической памяти, легко извлекать нужные сведения в нужный момент. Но хотя Гильбертус не жаловался, его внимание начало рассеиваться, он стал терять способность к сосредоточению.

Тут-то Эразм понял, что его ученик сильно утомился от трудного похода – он слишком много времени провел без отдыха. Робот часто делал эту ошибку, забывая, что человеку надо спать и что даже самые мощные лекарства не могут полностью заменить естественные функции организма. Даже если бы Гильбертус непрерывно получал источники восполнения биологической энергии, Эразм все равно не смог бы учить его без передышки круглосуточно.

Хотя знание не имеет предела, с удивлением думал Эразм, человеческая способность к обучению имеет вполне определенные границы.

– Теперь ложись спать, Гильбертус. Пусть во сне твой мозг усвоит и обработает полученную информацию, а когда ты проснешься, мы снова приступим к уроку.

– Доброй ночи, господин Эразм, – произнес мальчик усталым, но веселым голосом, забираясь в теплую палатку.

Эразм молча сидел на месте, записывая информацию тысячами своих оптических сенсоров, пока Гильбертус не заснул, что произошло почти мгновенно. Этот выход на природу оказался много более плодотворным, чем робот рассчитывал.

Тихо, чтобы не разбудить мальчика, он ответил:

– Доброй ночи, Гильбертус.

Непреложным фактом человеческого бытия является изменчивость отношений. Ничто не является абсолютно стабильным, все может перемениться за час. Всегда есть едва заметные вариации, колебания и поправки, которые необходимо учесть. Не бывает двух моментов, в точности тождественных друг другу в каком-либо отношении.

Серена Батлер. Наблюдения

Каждой из больших строительных машин, работавших на замерзшем болоте, управляли двое операторов, сидевших рядом за пультами в высоких, похожих на клетки, кабинах. Длинные гидравлические стрелы ритмично погружались в мерзлую трясину, выдирали оттуда огромные клочья растительности и подтаявшего льда и складывали эти кучи в кузова грузовиков, которые подъезжали, принимали грунт и уезжали. Равнины Кольгара выглядели теперь как гигантский потревоженный муравейник.

После нескольких месяцев подготовки и финансовых вложений работы пошли полным ходом. В период короткого лета болотистая равнина оживала цветами, сорными травами и водорослями, птицами и летающими насекомыми. В этом году все будет по-другому. Отныне огромная пустынная равнина станет домом для гигантских кораблей, двигатели которых свернут пространство и время. Ландшафт Кольгара изменится навсегда.

Стоя на краю необозримого болота, Аврелий Венпорт ежился от пронизывающего ветра, стараясь натянуть налицо меховой капюшон. Снежная пыль отражала ослепительную белизну утреннего солнца, заставляя Аврелия щуриться. Он поправил солнцезащитный экран перед глазами.

Привезенные с других планет рабочие были одеты в одинаковые спецовки. Венпорт смотрел на них и думал, во что обходится ему каждое движение этих людей. Он занимал массу денег в своих собственных компаниях, привлекал большие кредиты из других своих доходов. Кроме того, он направил большую, хорошо экипированную команду на Арракис, чтобы увеличить добычу пряности. Наиб Дхартха куда-то исчез, а бандиты – по неизвестной причине – пока перестали создавать проблемы.

Все на добычу капитала для этого единственного предприятия. Мечта Нормы.

С самого начала своей деловой карьеры, когда он занимался лекарственными растениями Россака, Венпорт умел рисковать. Но ни разу его риск не был таким немыслимо большим. Стоило ему подумать об этом, как колени его просто становились ватными. Но, несмотря на огромные издержки, инстинкт подсказывал ему, что он на этот раз принял верное решение. Как всегда, Норма увлекла его своим энтузиазмом. Здесь не было никакого обмана – Норма была на сто процентов уверена в успехе. Это была феноменальная убежденность в своей правоте. Он полностью доверял ее предвидению.

Ход событий сделает его либо банкротом, либо богатейшим человеком во всей вселенной. Третьего не дано.

Он полностью посвятил себя работе здесь, доверив операции с меланжей и прочие другим руководителям компании. Более чем когда-либо он теперь жалел, что не знает судьбы Тука Кидайра. По прошествии столь долгого времени казалось очевидным, что его тлулаксийский партнер погиб во время поритринской трагедии, как сотни тысяч других неопознанных жертв. Теперь и риск, и доходы принадлежали только Венпорту, как и сама компания.

137
{"b":"1488","o":1}