ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город под кожей
Книга о потерянном времени: У вас больше возможностей, чем вы думаете
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Несбывшийся ребенок
Если любишь – отпусти
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Перебежчик
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Рассчитаемся после свадьбы
Содержание  
A
A

Болотистая кольгарская равнина простиралась до самого горизонта, но и конструкции, которая своим мысленным взором видела здесь Норма, были не меньше. Каждую неделю она сажала его в свой быстроходный вездеход и везла показывать контуры будущих зданий. Пройдет еще немного времени, и здесь начнут строиться настоящие свертывающие пространство корабли согласно детально разработанным Нормой планам.

Из жужжащего как улей поселка строителей доносились несмолкаемые шумы механизмов, из ворот постоянно выезжали тяжелые машины, какие-то моторы то начинали реветь, то опять стихали. На Норму эти звуки действовали ободряюще – она знала, что работы не останавливаются ни на минуту.

Она постоянно ездила по плато, консультируясь с архитекторами и прорабами, закладывая дополнительные строения и очерчивая границы взлетных и посадочных площадок для новаторских кораблей, свертывающих пространство. Ее новое, напоенное невиданной энергией тело, казалось, перестало нуждаться во сне.

Увидев что он осматривает поле, она поспешила к нему. Несмотря на свою неимоверную занятость, Норма находила время и душевное тепло для Аврелия. Горячо обняв его, она вдруг высказала ему неожиданную причину ее внимания к нему:

– Я видела мыслящие машины и не хочу быть на них похожей.

Она улыбалась, и он, несмотря на ее совершенные теперешние формы, увидел в этой улыбке прежнюю, неуверенную в себе девочку, какой она осталась под новой безупречной кожей.

– Я должна уделить себе время, когда я могу побыть человеком.

Он прижал ее к себе.

– Это очень хорошо, Норма.

Но теперь Венпорту казалось, что в ее нынешнем, улучшенном, прекрасном состоянии она далеко превзошла его – как и любого другого человека. Никто не мог теперь тягаться с ней способностями, не мог подняться сколько-нибудь близко до ее уровня! Она была несравненна. Как и ее мать.

– Да, кстати, я позволила себе зачать нашего первого ребенка. Первого из нескольких, как я надеюсь.

Он воззрился на нее, слишком ошеломленный, чтобы задавать вопросы, но она сама продолжила свои объяснения:

– Это всего лишь логическое продолжение моих намерений. Ощущение необычное, но очень интересное. Ребенок будет мальчиком, как я полагаю. Я намерена позаботиться, чтобы он был хорошо сложен и здоров.

Ему не было нужды интересоваться, как она собирается это делать. Он никогда не притворялся, что понимает ее, ни до, ни после ее странной метаморфозы.

Недавно ее мать вернулась в свою пещеру на недалеком отсюда Россаке – донашивать беременность. До родов оставался месяц. Несмотря на прием сложных лекарств, которые изготавливала фармацевтическая компания Венпорта, Зуфа Ценва боялась, что будет что-то не так с ребенком, которого она зачала от Иблиса Гинджо. Она не обладала способностью Нормы манипулировать клеточной морфологией и биохимическими процессами в организме.

Венпорт до сих пор испытывал смешанные чувства, глядя на Зуфу. Когда она была здесь, на строительстве верфи, он временами замечал грусть в светлых ледяных глазах высокой Колдуньи, если она смотрела на него. Когда-то, очень давно, он искренне любил ее, но сама Зуфа лишь презирала его, постоянно занятая другими важными делами, тратя всю свою страсть на участие в войне и на усилия добиться всеобщего признания, а его не замечала…

Слава Богу, Норма относится к нему совершенно по-другому.

Венпорт услышал вдалеке электрическое потрескивание и телекинетические взрывы. Учитывая необычность и исключительную важность строящегося предприятия, Зуфа вызвала на Кольгар четырнадцать самых лучших своих учениц чтобы они охраняли стройку, пока она будет в отъезде. Опытные в своем деле колдуньи обеспечивали безопасность: создав «телепатический оборонный щит», они обходили стройку и искали угрозы. Хотя наемная служба безопасности охраняла будущее предприятие и подступы к планете, Колдуньи обладали навыками, которых не было и не могло быть у наемников.

Ходили упорные слухи, что теперь кимеки воюют с Омниусом, но никто не мог предсказать, как поведут себя потом эти гибриды машины и человека. Но ни один кимек не уцелел бы, вздумай он атаковать Кольгар. Ни одной машине не удастся похитить секреты строящейся верфи. Норма не могла потерять это предприятие, как потеряла свой экспериментальный корабль на Поритрине.

Что бы ни случилось, этот проект должен увенчаться успехом.

Когда срок беременности перевалил за восьмой месяц, Зуфа Ценва начала искренне жалеть, что не может вообще обходиться без мужчин. Было бы хорошо уметь осеменить себя самой, как это делают гермафродиты, подобно древней земной богине Софии. Но… Верховная Колдунья Джихада была заключена в непреодолимую оболочку своего смертного тела. Вот ее дочь Норма с ее расцветающими ментальными и творческими силами – это совсем другое дело.

После изощренных пыток и почти полной клеточной деструкции Норма ухитрилась во всех отношениях заново сотворить свое тело. Теперь, выйдя замуж за Аврелия Венпорта – генетический пол которого, как хорошо было известно Зуфе, обладал множеством достоинств, – Норма, без сомнения, откроет новые неведомые возможности и в своей системе размножения…

Норма научилась управлять телепатическими ментальными бурями, которые уничтожали кимеков, но при этом сохраняла и свою жизнь. Ах, если бы Зуфа могла научиться этому умению и передать его своим ученицам…

Она стояла у окна пещеры, вырубленной в пласте застывшей лавы, глядя на густую листву джунглей и впитывая влажную смесь живых пьянящих запахов. Она вернулась на родину, в надежно спрятанный в скалах дом, чтобы разрешиться от бремени. Зуфа хорошо помнила свои многочисленные выкидыши, мертворожденных уродцев, помнила невероятно опустошавшее чувство разочарования.

Как странно, какая ирония судьбы, что Норма, вопреки всем шансам и вероятностям, превратилась в такое безупречное, одаренное талантами дитя. Зуфа думала о дочери со смешанным чувством: гордости за то, какой она стала, и за то, что она намеревалась сделать; но одновременно растерянность и даже страх. Зуфа вообще боялась того, чего не понимала. И кроме того, ее терзали муки совести за то, что она так дурно все это время обходилась с молодой женщиной, своей дочерью.

В ней всегда была искра, мощный потенциал, но я не сумела его разглядеть. Я, величайшая колдунья, была слепа к возможностям моей собственной плоти и крови.

Теперь Зуфа поклялась себе, что положит все силы на воплощение в жизнь грандиозной мечты своей дочери, но она ждала дополнительной информации. Она надеялась, что ей удастся сохранить и упрочить отношения с Нормой. Но надвигались роды, и Зуфа была вынуждена обращать больше внимания на то, что делалось в ее чреве, думать о другой дочери, которая должна была вот-вот появиться на свет, – дочери, которую Зуфа жаждала уже много лет. И теперь этот ребенок должен был родиться в самый неудобный и неподходящий момент.

Зуфа решила, что останется на Россаке только на период родов, а потом передаст ребенка на попечение колдуний-нянек, чтобы быть уверенной, что дочь получит надлежащее воспитание. Долг и страсть звали ее вернуться на Кольгар, где Венпорт и Норма закладывали фундамент верфи, которая станет величайшей в Лиге…

Зуфа положила ладонь на большой круглый живот. Она стояла теперь на высоком крыльце и смотрела сквозь густой навес Джунглей. Несмотря на массу ядов в окружающей среде и на суровый ландшафт, Россак казался Зуфе самой прекрасной из всех виденных ею планет. Серебристо-пурпурная листва джунглей давала пищу, очищала атмосферу и давала людям бесчисленные лекарства и фармацевтические препараты, составившие костяк торговой и финансовой империи Аврелия Венпорта.

Она мысленно представила себе вечный круговорот природы, подумала обо всех видах, находивших способы выжить в джунглях этого неповторимого мира, вообразила сложные взаимодействия экологических ниш, которые непременно находились на Россаке даже для самых мелких форм жизни. Шевеление плода в животе напомнило ей о ее месте в биологической системе планеты, о ее месте в Джихаде.

138
{"b":"1488","o":1}