ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тело юноши обмякло, и он погрузился в спасительную темноту беспамятства. Эразм начал постепенно уменьшать интенсивность стимуляции и в конце концов выключил продлевающую жизнь машину. Данные на дисплеях аппарата указывали, что жизненные показатели быстро улучшаются.

Веки молодого человека дрогнули, глаза открылись. Видя перед собой расплывшееся в улыбке лицо из блестящего текучего металла, юноша попытался улыбнуться в ответ.

– Ты полностью доверяешь мне, не так ли? – спросил Эразм, прикладывая болеутоляющие тампоны к ранам.

– Конечно, господин Эразм, – ответил тихим голосом Гильбертус и сплюнул кровь в лоток, который робот услужливо подставил ему. – Но какова была цель этого… теста? Вы узнали из него что-то новое?

– Я поставил тебя на грань смерти… и вернул назад. Это мой дар тебе. – Он расстегнул фиксаторы. – Я провел процедуру, разработанную еще во времена Старой Империи и тайно сохраненную в Синхронизированных Мирах. Кимеки пользовались ею для поддержания здоровья. Теперь я подарил тебе жизнь – в таком же точно буквальном смысле, как это сделали некогда твои родители, произведя тебя на свет. Твое биологическое тело будет сохранять молодость и здоровье в течение сотен лет, а возможно, и дольше, если ты будешь хорошо за ним следить. К несчастью, низкий болевой порог не позволил мне применить более сильную стимуляцию.

– Значит, я подвел вас?

– Вовсе нет. Человеческая хрупкость – не твоя вина.

– Теперь я чувствую себя как мыслящая машина, – произнес Гильбертус, попытавшись сесть. Он свесил ноги со стола, но пошатнулся, когда начал вставать.

Эразм подхватил юношу под руки.

– Машины и люди обладают разной силой.

Глаза Гильбертуса горели. До него только теперь дошел смысл того, что сделал с ним независимый робот.

– Обещаю, что вы будете мной гордиться, господин Эразм.

– Я уже горжусь тобой, мой мальчик.

Легенда может стать орудием просвещения или источником великой опасности – и не только для поверивших в нее, но и для героя самой легенды.

Хирокс. Дневники учителя боевого искусства

Высоко над волнующимся океаном одинокая человеческая фигура стремительно карабкалась вверх по залитому лунным светом отвесному склону скалы; человек делал это с такой легкостью, словно бежал по прямой мощеной дороге. Он рвался вперед с неукротимой силой, раскачиваясь на выступах и легко преодолевая трещины, ни разу не поскользнувшись, ни разу не замедлив движения. Далеко внизу волны Гиназского моря лениво накатывались на предательские рифы.

Но Йоол Норет не упадет, он не падал никогда. Девять лет он занимался только тем, что отважно заглядывал в пасть смерти, и каждый раз она равнодушно выплевывала его.

Самый выдающийся наемник был одет в белый боевой костюм – безрукавку и короткие штаны до колен. Эта форма не защищала, но зато не сковывала движений. Черная бандана была повязана на манер древних бойцов Земли. Хотя он обращал мало внимания навсегда следившую за ним толпу зрителей, Норет надел белую форму, чтобы они могли видеть его действия на крутой неприступной скале.

Высоко вверху край скалы был облеплен самыми ревностными учениками и курсантами Гиназа, которые следили за ним вместе с Хироксом. Норет отчетливо видел силуэт боевого робота, матово поблескивавший в серебристом свете луны. Он знал, что машина сейчас рассказывает курсантам, что им следует делать, чтобы не превзойти своих способностей. Взглянув на толпу зрителей, Норет понял, что какая-то часть его души очень довольна тем, что он вдохновляет стольких бойцов на подвиги в борьбе против машин. В то же время он был весьма смущен таким вниманием. Он никогда на него не напрашивался.

Без сомнения, он действительно стал величайшим воином из всех, каких когда-либо знал Гиназский архипелаг. Возможно, не узнает и в будущем.

Но одновременно Норет был и самым загадочным человеком. Он никогда не разговаривал, если не считать коротких диалогов с курсантами. Несколько лет назад один опечаленный отказом курсант вырезал на гладком камне близ хижин острова цитату из мастера меча: «Я сам еще ничего не знаю и не могу учить других».

Когда Норета начинали расспрашивать о его легендарных победах, он отмалчивался, и курсанты сами узнавали и сохраняли истории о его подвигах. Но настоящую правду знал только он один. На полях сражений он всегда оказывался в самых опасных местах, искал самых страшных врагов, ввязывался в самые опасные поединки. Его путь был всегда отмечен разбитыми роботами. Норет никогда ничего не утаивал, он стал непобедимым только потому, что нисколько не стремился уцелеть. Его стремление к смерти был очевидно всем, но он продолжал жить.

Он сражался за красоту и во время битв являл собой воплощение артистичного насилия. Для этого он был рожден, для этого нес в себе дух таинственного Джава Барри, виртуозно владея искусством, возросшим на его врожденных инстинктах. Так превратил он себя в непревзойденного бойца. Причиной же тому была смерть его отца.

Норет в одиночку поднимал восстания на нескольких слабейших Синхронизированных Мирах, он проникал в гущу порабощенного населения, снабжал его оружием, способным плавить гель-контурные мозги мыслящих машин, или обыкновенной взрывчаткой для диверсий. Кроме того, Норет осуществлял акты индивидуального террора, нападая на машины и дезактивируя и уничтожая их поодиночке. Когда же осиное гнездо начинало гудеть от понесенного урона, Йоол Норет благополучно ускользал и возвращался в Миры Лиги.

Но ему всегда было мало.

Лазить по отвесным скалам было куда проще, чем жить в условиях, созданных им для себя самого. На самом тяжелом участке скалы, на опасном узком выступе, Норет лишь ускорил свое продвижение.

Он понимал, что такие демонстрации опасны – не для него, но для тех молодых наемников, которые могли пытаться подражать ему. Но урок был достойным. В жизни мало страховочных сеток, а на войне их нет вовсе, там непредсказуемый удар может переменить любую ситуацию в считанные секунды.

В тех редких случаях, когда он в промежутках между экспедициями возвращался на Гиназ, он тренировался для собственного блага, оттачивая свое личное мастерство и позволяя другим что-то у себя заимствовать. Он продолжал чуждаться людей и избегал общения даже с курсантами, у которых при одном виде Норета начинали гореть глаза. Одними своими упражнениями Норет показывал им, что человеческое тело способно творить чудеса. Люди могут убивать с точностью и изяществом – искусство, которым никогда не смогут овладеть даже самые эффективные и хорошо запрограммированные мыслящие машины. Он стряхнул пот со светлых волос и продолжил свое быстрое восхождение, стремительно приближаясь к вершине скалы.

Внезапно он резко метнулся в сторону, скрывшись в темноте трещины, куда не проникал лунный свет, а потом, стремительно перебросив свое тело через край выступа, оказался вдруг под ногами курсантов. Норет стремглав пробежал по узкому каменному уступу, а потом снова начал восхождение. Его не интересовало, что будут говорить о нем или о его ауре таинственности, которая лишь разжигала человеческое любопытство. Он знал только одно – его желание подвергать себя этим изнурительным тренировкам исходило из внутренней потребности, но не из тщеславия.

– Где он? – услышал Норет голос одного из курсантов. – Я его не вижу.

– Он у нас за спиной, – ответил Хирокс, повернувшись, чтобы приветствовать Норета. – В этой игре он убил всех нас.

На Норета уставились двадцать пар глаз.

Норет стоял в боевой стойке, его покрытое шрамами, словно отлитое в бронзе лицо казалось в свете луны особенно загадочным. Ни слова не сказав, он пролетел мимо курсантов – волосы его развевались на ветру, словно грива, – подбежал к краю скалы и исчез из виду.

Иногда грань между храбростью и безрассудностью становится неразличимой.

Зуфа Ценва. Воспоминания о Джихаде

143
{"b":"1488","o":1}