ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Корабль приземлился в непритязательном армейском космопорту, выстроенном на каладанском побережье для обслуживания спутников станции слежения. Служившие здесь инженеры и механики никогда не видели подобных кораблей, и солдаты поразились неожиданному появлению столь важного офицера.

– Мы сидим здесь уже давно, примеро, – сказал один из офицеров. – Вы прибыли, чтобы поддержать наш моральный дух?

Вориан улыбнулся:

– Отчасти, квинто. Но на самом деле я прибыл на Каладан с совершенно другой целью. Мне надо здесь кое-кого повидать.

На этот раз он не станет скрывать ни своего имени, ни звания. Он решил, что ему не стоит больше ломать с Вероникой эту комедию. Он просто хотел увидеть ее, убедиться, что у нее все хорошо и что жизнь продолжается. Не было смысла дальше скрываться под чужой личиной.

Но при всем том, приближаясь к городку, вдыхая соленый запах моря и слушая скрип рыбацких лодок у пристани, он страшно волновался, словно ему предстояла встреча с целой армией роботов. Он чувствовал, что оптимизм его тонет под тяжестью якоря сомнения. Конечно же, такая женщина, как Вероника, давно вышла замуж, растит детей и счастливо живет здесь, на родной планете. Он с самого начала понимал, что не сможет ни сам остаться на Каладане, притворяясь простым рыбаком, ни взять с собой Веронику, окунув ее в гущу страшных событий Джихада.

Вориан потерял возможность любого из этих решений почти десять лет назад. Он должен был давно забыть ее, но он продолжал посылать ей весточки, стремясь сохранить связь с ней, невзирая на огромные, разделявшие их расстояния. Он отправлял ей письма, посылки и подарки… но ни разу не получил от нее ответа. Возможно, она давно перестала даже думать о нем. Может быть, ему не стоило прилетать сюда и не надо делать этого впредь. Его приезд может разрушить ее жизнь и пробудить былые чувства. Только он виноват, что пришлось так долго ждать.

Но ноги продолжали шагать туда, куда вело их сердце.

Прибрежная деревня изменилась мало, она манила к себе как временное пристанище. Таверна Вероники, кажется, продолжала процветать. Он очень хотел увидеть эту восхитительную женщину, но был не настолько глуп, чтобы просто прийти и обнять ее, как много лет назад.

Нет, он просто навестит ее как друг, как отдаленное приятное воспоминание, и уедет, оставив все как есть. Он любил Веронику, помнил ее в отличие от многих героинь других его многочисленных романов и очень хотел знать, как она жила и что делала в прошедшие годы.

Открыв дверь, Вориан остановился на пороге, вглядываясь в полутьму общего зала и вдыхая запах дыма, рыбы и сладких булочек, которые, видимо, сейчас пекла Вероника. Снова нахлынули живые яркие воспоминания. Улыбка Вориана стала шире, уверенности прибавилось.

Он услышал ее резкий сдавленный вздох до того, как смог разглядеть ее после яркого света.

– Вирк? – произнесла она. – Вориан?

Женщина застыла на месте, не в силах поверить своим глазам.

– Вориан Атрейдес, это не можешь быть ты. Ты не постарел ни на один день за прошедшие десять лет.

Широко улыбаясь, он вошел в пустой зал.

– Память о тебе сохраняет мне молодость. – Озорно смеясь, он подошел ближе и увидел, что она-то сама стала выглядеть на десять лет старше. Лицо ее стало более зрелым, черты его резче, а вьющиеся волосы – длиннее, но для него не было на свете более красивой и желанной женщины.

Вероника обошла стойку и кинулась в его объятия. Они не заметили, как прижались друг к другу и слились в долгом страстном поцелуе. Смеясь, они смотрели друг другу в глаза, не в силах насытиться зрелищем друг друга. Наконец Вориан немного успокоил дыхание и отступил назад, продолжая держать Веронику за плечи вытянутыми руками. Не веря тому, что видит, он покачал головой, но широко открытые темно-ореховые глаза Вероники действительно смотрели на него из полумрака.

– Вы все-таки потратили свое драгоценное время, чтобы приехать, сударь. Десять долгих лет!

Внезапно он снова потерял уверенность.

– Ты не ждала меня, да? Впрочем, я не надеялся, что ты будешь сидеть одна и смотреть в небо в ожидании моего возвращения.

Он не хотел быть причиной такой беды. Она шаловливо рассмеялась, мило сморщив носик, и игриво шлепнула Вориана по плечу.

– Ты думаешь, я не могла придумать ничего получше? Могла, и еще как. Я очень хорошо жила, спасибо тебе большое. – Она снова улыбнулась ему. – Это не значит, что я не скучала по тебе. Я бывала страшно рада каждому твоему письму, каждому подарку.

– Значит, у тебя есть муж, семья? – Он целомудренно отошел на почтительное расстояние, убеждая себя, что хочет знать ответ. – Я приехал, не чтобы вмешаться в твою жизнь и испортить ее.

Он пододвинул к себе стул и сел. Лицо женщины омрачилось.

– Я вдова. Мой муж погиб.

– Прости. Ты не хочешь поговорить со мной? За кружкой пива.

– Для рассказа потребуется куда больше одной кружки.

Он по-мальчишески улыбнулся, понимая, каким молодым должен был ей казаться. – Я никуда не спешу.

Они обменялись своими историями, рассказав их по очереди. Он внимательно слушал все откровения Вероники. У нее два сына – два близнеца. Она была замужем за рыбаком восемь лет, но его убило какое-то странное морское чудовище. Уже больше года она вдова.

– Я хочу увидеть мальчиков, – сказал он. – Бьюсь об заклад, они отличные ребята.

Она странно взглянула на Вориана.

– Такие же, как их отец.

Он пробыл на Каладане несколько недель, находя все новые и новые обоснования для своей задержки, настаивая на необходимости своего присутствия на станции слежения. Но дни летели быстро. Он познакомился с Эстосом и Кагином, сразу заметив, что мальчики очень похожи на него самого. Близнецам было по девять лет, и Вориан без труда посчитал, когда они появились на свет. Он решил, что Вероника все расскажет ему сама. Когда и если сочтет нужным.

Пусть даже он и является настоящим отцом этих детей, он не принимал никакого участия в их воспитании. Если Калем Вазз действительно был таким хорошим и добрым человеком, как говорила Вероника, то пусть память мальчиков останется незамутненной. Да и мать их, видимо, пришла к такому же выводу.

Они проводили вместе очень много времени, постепенно снова открывая для себя старую дружбу. Вероника не предлагала возобновить их роман – она не отталкивала Вориана, но и не приглашала его снова стать ее возлюбленным. Он был склонен думать, что она до сих пор любит Калема и сохраняет верность его памяти. Она свыклась с ролью вдовы, хотя и погрузилась в свое горе.

Вориан слушал ее рассказы о Калеме, об их жизни на Каладане. Через несколько дней она вздохнула и сказала, грустно улыбаясь:

– Все эти истории, должно быть, невероятно скучны для героя Джихада.

– Эти истории говорят о мирной жизни, об убежище от всех ужасов, которых я насмотрелся на всю оставшуюся жизнь.

Он, как ни старался, не мог стереть в своей памяти убийства населений целых колоний, ужасные битвы, вид убитых людей и искореженных роботов.

Она прижалась к нему, ощущая тепло и надежность его большого сильного тела.

– Это в природе человека – стремиться к тому, чего у него сейчас нет. – Она погладила его по щеке, и Вориан, взяв ее руку, прижался к ней лицом. – А теперь расскажи мне обо всех экзотических местах, где ты побывал за это время. Ты прислал мне посылку с драгоценными камнями, но я предпочитаю картины, которые ты рисуешь словами. Унеси меня своими рассказами на чудесные далекие планеты.

Вориан уже совершенно уверил себя в том, что готов разделить свою жизнь с этой женщиной, которая сумела пленить его сердце. Он отдал десятилетия Джихаду Серены – разве он не заслужил отдых? Разве нельзя перестать воевать хотя бы на короткое время? Сейчас, глядя на Веронику, он понимал, чего она ждет от него на самом деле.

– У меня в распоряжении все время мира, и я не против провести пятьдесят лет с тобой… если это нужно тебе.

164
{"b":"1488","o":1}