ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стоя на песке под ясным ночным небом и яркими звездами, Норет отирал со лба пот многочасовой тренировки. С полным самозабвением он дрался на пределе своих возможностей, превращая каждое движение в симфонию совершенства. Ладонью он с удовольствием ощущал гладкую металлическую поверхность рукоятки импульсного меча. Меч надо будет перезарядить, так сегодня заряд сильно истощился после многочисленных ударов.

Услышав вдали долгий вибрирующий гул, Норет вгляделся в бездонную черноту неба. Метеорит прочертил в небе необыкновенно яркую огненную полосу, сверкнувшую в бездне безмятежного, вечно невозмутимого космического океана. Это был самый крупный болид из всех когда-либо виденных Йоолом. По мере приближения к планете метеорит становился все больше и ярче. Он поднял руку и прикрыл глаза ладонью. Непрерывно слышались громоподобные звуки, отдававшиеся в тихом теплом воздухе.

Норет прищурил глаза, пурпурная полоса больно резанула по сетчатке. Небесное тело раскалялось, сначала до горячего красного цвета, а потом зажглось нестерпимо ярким белым свечением. Не прошло и минуты, как раздался оглушающий грохот и звуковая волна, как тяжелый камень, понеслась над водной гладью.

Далеко-далеко, на горизонте возникла ослепительная вспышка взрыва на том месте, где гигантский астероид рухнул в глубокое море.

По песку пляжа тяжелыми шагами шел Хирокс. Сенсей встал возле Норета, настраивая свои оптические сенсоры и вглядываясь в горизонт.

– Что случилось?

– В океан упал метеорит, – ответил Норет, все еще моргая ослепленными глазами. – Похоже, он просто огромный.

Сенсей тоже стал всматриваться в темную морскую даль. На юго-западе словно жемчужное ожерелье светились огнями далекие острова. Сенсей и Норет увидели вдруг, как одна из цепочек внезапно исчезла. Потом, спустя несколько минут погасла и вторая цепочка огней – на этот раз ближе расположенная.

– Как ты думаешь, что это? – спросил Норет.

Спустя мгновение они увидели стремительно надвигавшуюся гигантскую стену приливной волны, образовавшейся в месте удара большого метеорита о морское дно. С нарастающим ревом волна катилась по поверхности океана, сметая все на своем пути.

Норет в ужасе покачал головой, понимание происходящего озарило его раньше, чем нахлынула летевшая на остров всесокрушающая волна.

– О нет!

Не было ни малейшего шанса эвакуировать курсантов в безопасное место. Он уже слышал отчаянные крики со стороны хижин, из которых выбегали ученики.

Норет крепко схватил свой импульсный меч, словно желая совершить что-то героическое с помощью этого безотказного оружия. Впервые за много лет Норет ощущал полную свою беспомощность. Он мог только стоять рядом с механическим сенсеем и ждать, когда волна достигнет скалистого берега.

– Я знал, что рано или поздно это случится, – произнес он хриплым голосом. – Я встречу противника, которого не смогу победить.

Несколько часов спустя, когда пенящийся бурный поток отступил от сплющенного Гиназского архипелага, обнажилась земля, по которой словно бич прошлось море, не оставив после себя ни людей, ни деревьев.

Из воды, по склону обезображенного берега медленно поднимался могучий боевой робот Хирокс, воспитавший много поколений гиназских бойцов. Он погнулся, получил множество повреждений и царапин, но продолжал работать. Он двигался к берегу так медленно, словно каждый шаг давался ему с невероятным трудом.

Двумя из своих шести рук робот нес избитое мертвое тело Йоола Норета, своего великого ученика, сраженного неумолимым страшным ударом водной стихии.

Оставшийся единственным движущимся предметом на всем острове и на пустынном, ставшем идеально ровном пляже, Хирокс медленно двинулся вдоль берега. Аккуратно, почти любовно он положил тело Норета на песок, недалеко от того места, где пал Зон Норет, – робот помнил это место. Он склонил башню головы и настроил оптические сенсоры так, чтобы лучше рассмотреть покойного – своего учителя и курсанта.

За поколения, в течение которых робот служил людям, он понял, насколько живуча органическая жизнь. Пройдет не так уж много времени, и на острова начнут возвращаться с полей сражений другие наемники, которые снова заселят архипелаг. Появятся здесь и новые курсанты, жаждущие овладеть боевым искусством.

Хирокс снова будет учить наемников, как учил последние десять лет. Все так же будут они съезжаться на Гиназ, чтобы обучаться тактике ускользания, которой с таким мастерством владел великий мастер меча Йоол Норет. Хирокс будет учить их всему, что знал сам, всему, чему он научился у своего хозяина.

Время. Его всегда слишком мало или слишком много – его никогда не бывает столько, сколько нужно.

Норма Ценва. Запись в личном лабораторном дневнике

Хотя Норма Ценва обладала теперь новым великолепным телом и прекрасным лицом, в работе она скоро вернулась к своим прежним привычкам – одержимости и склонности к одиночеству.

Сидя в рубке управления одного из почти переделанных торговых спейсфолдеров, она рассеянно смотрела на свои многочисленные отражения в блестящих черных металлических стенах. Темп работы был таким лихорадочным, что Норма сутками не мылась и не меняла одежду. Ее грязные и мятые рабочий костюм и лабораторный халат сидели на ней довольно уродливо.

Но для нее гораздо важнее было совсем другое. Пока что она со своей командой инженеров перестроила для нужд армии Джихада восемнадцать больших грузовых кораблей, уже готовых к эксплуатации – если бы она смогла усовершенствовать систему навигации и сделать полеты не столь рискованными. Кроме того, были заложены более сорока новых свертывающих пространство штурмовых кораблей.

Никто не мог ей помочь – даже самые блистательные инженеры Лиги. Она одна владела необходимым для этого сложным и громоздким математическим аппаратом.

Мать и Аврелий улетели на Салусу, за детьми присматривали специально обученные колдуньи, а сама Норма с головой погрузилась в навигационные проблемы, стараясь сделать более безопасными полеты на кораблях, оснащенных двигателями Хольцмана. Теперь, когда на верфи находились войска Джихада, тяжесть и темп работ достигли своей кульминации. Все бремя этого исполинского труда легло на плечи Нормы, ибо только она одна могла исправить положение.

Любопытно, что Норма, несмотря на нерегулярность питания и недостаточное поступление жидкости, не худела и не чувствовала утомления. Но и ее совершенное тело имело свои пределы выносливости.

Проработав три дня без сна и отдыха, Норма в конце концов отправилась в спальню, которую от случая к случаю делила с мужем, если не ночевала в лаборатории или на испытательном полигоне. Сейчас она заснула сразу, словно провалилась в черное небытие, но, проснувшись, по-прежнему чувствовала себя измученной, отупевшей и апатичной.

Одеваясь, Норма совершенно случайно наткнулась в ящике стола Венпорта на запас пряности, которую Аврелий держал лично для себя. Добыча меланжи на Арракисе за последние годы переживала бум, ее доставляли с пустынной планеты в огромных количествах, и Аврелий пристрастился к ее регулярному приему. Он утверждал, что пряность делает его молодым, энергичным и придает стремительность и остроту мышлению.

Норма решила, что это именно то, что ей нужно в данный момент. Она съела одну меланжевую пластину, не думая о подходящей дозе, особенно для ее претерпевшего необычный метаморфоз организма. Подходя к испытательному ангару, она почувствовала действие пряности – было такое ощущение, что где-то внутри начинает бурлить закипающий котел. В мозгу вспыхивали разноцветные огни, появились идеи вселенского масштаба.

Она села за пульт, активировала компьютерную навигационную систему и принялась проводить последовательность тестов, имитируя полет от Кольгара до гипотетической зоны боевых действий с определенными заданными координатами. На экранах вспыхивали оранжевыми искрами и гасли звездные системы, встречавшиеся на пути следования спейсфолдера. На отдельные голографические экраны выводилась иная важная информация, включая сведения об астрономических координатах и естественном смещении небесных тел.

172
{"b":"1488","o":1}