ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сцены с изображениями сожженных строений, воронки от взрывов, обожженные тела были страшны, но бледнели в сравнении с тем, что сделали машины с любимой всеми Жрицей Джихада. Все это только подливало масла в огонь ненависти, как и рассчитывал Великий Патриарх.

Представители Парламента Лиги хранили небывалое молчание и с каменными лицами слушали Иблиса. Закончив речь, Гинджо остался стоять на трибуне. Многие плакали; потом по залу прокатился тихий ропот. Постепенно все присутствующие встали и разразились громоподобной овацией, какой Великий Патриарх не удостаивался ни разу за всю свою долгую карьеру.

Улучив момент, он громко воскликнул, обращаясь к депутатам:

– Теперь наш Джихад должен возродиться с новой силой, с новой решимостью. Цель его одна – смерть мыслящим машинам! Мы не будем больше слушать лживые призывы Омниуса к миру. Вот что я скажу вам, друзья мои: пусть не дрогнет ваша решимость навсегда искоренить из нашей жизни мыслящие машины! Джихад будет продолжаться до полной нашей победы!

Хотя Иблис искренне скорбел о смерти Серены Батлер, он видел в ее гибели необходимую жертву. Она согласилась с такой высокой ценой и кинулась в бой. Одна.

Аплодисменты продолжались, и Иблис Гинджо решил использовать эту поддержку, чтобы продвинуть и другие свои планы. Это было частью соглашения, ибо именно тлулаксы изготовили и передали Иблису пакет со сценами пытки и казни Серены.

– Мы должны идти вперед и сражаться. Почти все вы знаете, что Жрица Батлер всегда добивалась улучшения наших отношений с несоюзными планетами, укрепления Лиги и всего свободного человечества. Теперь нам требуется черпать силы везде, где это окажется возможным.

Важным первым шагом во исполнении этой воли Серены Батлер может стать более тесный союз с Тлулаксом. Хотя пока эта планета остается вне Лиги Благородных, органные фермы ее служат целям нашего священного Джихада. – Он перевел дух и продолжил: – Опираясь на вашу поддержку, я хочу посетить Тлулакс и наконец убедить тамошних жителей присоединиться к Лиге.

Словно ожидая этих слов и разыгрывая заранее предназначенную для него роль, с места поднялся великий старый герой первых дней Джихада, примеро Ксавьер Харконнен.

– Я согласен. Новые легкие, полученные мною от тлулаксов, служили и служат мне верой и правдой уже много лет. Благодаря им я смог так долго участвовать в борьбе против мыслящих машин. Я знаю, что Серена одобрила бы такие действия – она и сама посещала фермы Тлулакса и призывала тлулаксов вступить в Лигу Благородных. Сейчас мы наконец должны добиться от них ясного ответа.

Удивленный Иблис широко улыбнулся. Харконнен действительно оказался весьма неожиданным союзником.

– Благодарю вас, примеро Харконнен. Теперь я должен…

Но Ксавьер и не думал садиться.

– Я предлагаю свои услуги и вызываюсь доставить и сопроводить Великого Патриарха в его поездке на Тлулакс. Я уже слишком стар, чтобы командовать войсками в сражениях с мыслящими машинами, но хочу принести посильную пользу там, где могу это сделать. Есть тысячи несоюзных планет, а мы должны привлечь на свою сторону как можно больше людей и сделать это как можно скорее.

При неожиданной поддержке Ксавьера Харконнена колеблющаяся масса депутатов проголосовала за предложение Иблиса с еще большим перевесом, чем он мог ожидать. Закончив, он спустился с трибуны и пошел по залу, пожимая руки и хлопая политиков по плечам.

Сама Серена не могла бы рассчитывать на такой блистательный результат.

Начало любого лечения – это оценка целительных сил организма, будь то организм индивидуальный, физический или некое общественное или политическое образование.

Доктор Раджид Сук. Записки военно-полевого хирурга

Понимая всю важность этого ужина, Окта проявила все свои кулинарные способности, готовя прощальный семейный стол перед отъездом Ксавьера с Великим Патриархом и его полицейской свитой. Слуги и шеф-повар предлагали помощь, но Окта почти все сделала сама. Как еще могла она выказать любовь и уважение своему мужу? Только она точно знала, что именно любит Ксавьер, какие блюда и напитки доставят ему наибольшее удовольствие.

Но самая большая радость для него состояла в том, что он сможет провести вечер, сидя за столом с Октой и их тремя дочерьми. Младшей, Вандре, было всего десять лет, и она жила дома, но две старшие уже родили Ксавьеру прекрасных внуков. Жизнь примеро Харконнена была полной и удавшейся. Что еще можно было желать?

Но он потерял Серену Батлер. Потерял снова, и на этот раз навсегда и безвозвратно.

Как зачарованный, испытывая беспомощный ужас, смотрел Ксавьер кадры, запечатлевшие немыслимо жестокую сцену пыток и умерщвления Серены роботом-палачом. Ее наводящая ужас смерть привела в гнев все население Лиги, взывая к, беспощадному мщению.

Еще до того, как Серена Батлер покинула Салусу Секундус, Ксавьер уже предчувствовал худшее, подозревая, что она задумала что-то неладное. Она знала, что с ней произойдет, и, вероятно, даже сама спровоцировала свое убийство. Ксавьеру с трудом верилось, что всемирный разум оказался настолько глуп, что прислал корабль с этими ужасными записями в Лигу, где они наверняка вызовут бурю негодования и ярости.

Правда, мыслящие машины никогда не понимали людей. Без сомнения, Омниус решил отправить суровое предупреждение Лиге Благородных, но мученичество Серены произвело неожиданный и непредвиденный машинами эффект на настроение свободного человечества.

Серена посчитала такую возможность единственным шансом вдохнуть в выдыхающийся Джихад новую жизнь. Без сомнения, Иблис Гинджо, умело манипулируя Сереной, направил ее к такому решению, убедив ее в необходимости пожертвовать собой. Ксавьер понимал, как она ухватилась за такую возможность. Она рассчитывала на нее, как на способ послужить людям, которых так беззаветно любила.

Ее последователи устали и желали на неприемлемых условиях закончить долгую и бесперспективную войну. Но, увидев воочию бесчеловечную жестокость мыслящих машин по отношению к почитаемой всеми Жрице, люди объединились в своем порыве и желании продолжить уничтожение машин. С таким единством всемирному разуму не приходилось сталкиваться никогда прежде. Десятки миллионов людей изъявили желание вступить в армию Джихада. По крайней мере смерть Серены не пропала даром.

Сидя во главе стола, Ксавьер невесело улыбался двоим мыслям, думая о том, что его следующая миссия даст борьбе дополнительный шанс на успех, поднимет войну на новую высоту. Еще до того, как Серена попала в плен на Гьеди Первой, она высказывала намерение присоединить к Лиге Благородных несоюзные планеты, но достигла на этом поприще весьма скромных успехов.

И вот теперь он, Ксавьер, доставит на Тлулакс Иблиса Гинджо, чтобы убедить эту планету присоединиться к самому крупному союзу свободного человечества. Это было для Серены очень важно, так как она полагала, что фермы по выращиванию органов необходимы для лечения и возвращения в строй раненых бойцов Джихада. Ее именем эта война будет продолжена.

Появилась Окта, все еще стройная в свои пятьдесят пять лет, неся блюдо с дымящимися кусками пожаренной филейной части кабана, только вчера подстреленного на охоте в угодьях поместья. Она улыбнулась мужу, вспоминая, что много лет назад, именно во время охоты на дикого кабана Ксавьер и Серена впервые полюбили друг друга. Окта сделала это для мужа и в память о своей погибшей сестре, подав кабанье мясо под кислым смородинным соусом. Три дочери дружно выразили свое восхищение, но Ксавьер едва сдержал слезы.

– Что с тобой, папа? – с детской непосредственностью спросила десятилетняя Вандра.

Окта погладила мужа по плечу и, наклонившись, поцеловала Ксавьера в седую голову. Он обнял жену за талию.

– Ничего, Вандра, просто я очень сильно всех вас люблю и не могу удержать чувств. – Он посмотрел на Окту заблестевшими влажными глазами.

– Я знаю, – произнесла она. – Ты доказывал это множество раз.

175
{"b":"1488","o":1}