ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Инсталлируйте новую программу и запускайте наше самое последнее оружие.

Агамемнон сам включил панель управления, что обычно должен был делать робот.

Этот корабль с обновлениями по-прежнему обладал нужным паролем и имел непосредственную связь с ришезским Омниусом. Когда он пройдет следующий защитный периметр, включится новая программа, которая резко изменит траекторию полета. Двигатель ускорит корабль и он, пронзив атмосферу подобно гигантскому молоту, обрушит сокрушительный удар на цитадель компьютерного разума.

После этого кимеки крупными силами нападут на этот беззащитный Синхронизированный Мир. Для нанесения удара, оккупации и чистки Агамемнон собрал большую и боеспособную армию – гигантские корабли, построенные на Бела Тегез, плюс переделанные и перепрограммированные боевые роботы, похищенные кимеками у Омниуса. Как только колесница судьбы, троянский конь курьерского судна, вторгнется в Синхронизированный Мир Ришеза, кимеки бросятся следом и довершат его разрушение. Конечно, ришезские мыслящие машины попытаются организовать сопротивление, но маломощные вспомогательные подстанции Омниуса не смогут достаточно быстро собрать силы в кулак.

Генерал титанов занял место в своем корабле, и все кимеки принялись следить за курьерским кораблем, входящим в плоскость орбиты планеты. Скоро Ришез окажется под властью кимеков, приблизится эра возрождения эпохи титанов. Снова Юнона займется обращением подавленного, беспомощного населения в новых верных кимеков.

А плененный Севрат, вероятно, сможет помочь генералу разобраться наконец с изменившим ему сыном Ворианом…

– Приготовиться к выдвижению, – приказал Агамемнон. – На этот раз в нашей победе нет сомнений.

Плевать мне на историю. Я буду делать то, что считаю правильным.

Примеро Ксавьер Харконнен Письмо Вориану Атрейдесу

На обратном пути к Салусе Секундус, не изменяя своему обыкновению, Ксавьер Харконнен сам сел за пульт управления дипломатического судна. Старик исполнил формальную роль пилота в полете к системе Фалим и, хотя был немало утомлен, настоял на том, чтобы отвести корабль и обратно. Казалось, примеро пребывает в полусне, поднимая корабль над Бандалонгом.

Иблис Гинджо, самодовольно ухмыляясь, стоял в кабине пилота, крепко взявшись обеими руками за спинку пассажирского кресла, и смотрел вниз, на ровную и четкую сеть городских улиц, сверкающих стеклом и металлом. За городом расстилались ряды холмов, усеянных настоящими и при этом ложными органными фермами.

Находившиеся на борту агенты джипола – личная охрана Великого Патриарха – не спускали глаз с Харконнена, следя за каждым его движением, но старый примеро выглядел усталым и разбитым, машинально работая с панелью управления. Он почти убедил всех, что его единственное желание – вернуться домой и уйти от дел.

В глубине души, однако, Ксавьер сильно сомневался, что Иблис позволит ему долететь до Салусы Секундус живым. Великий Патриарх не мог допустить, чтобы его скандальные секреты стали известны обществу, особенно те, которые касались органных ферм Тлулакса и вымышленного мученичества Серены.

Нет, чины джипола инсценируют какое-нибудь несчастье, убьют Ксавьера, а потом, по прибытии в Зимию, будут выражать притворную скорбь, оплакивая старого героя. Иблис выполнит свой план уничтожения Каладана, захватит пленных, которые против своей воли станут донорами органов, и будет с трибун предавать анафеме жестокость мыслящих машин.

– Я всегда делал для Джихада все, что было в моих силах, Ксавьер, – примирительным тоном произнес Иблис, все еще стараясь убедить примеро в своей правоте. – Смотрите, как сильны мы стали теперь. Цель действительно оправдывает средства, не правда ли?

– Мы все можем сказать то же самое, – ответил Харконнен, – Вориан, Серена и я. Это невероятно долгая война. Она заставила нас делать многие вещи, которыми не приходится гордиться.

– Сама Серена гордилась бы нашими действиями, – возразил Иблис. – Мы должны быть верны ее предвидениям и ее планам. Меньшее не достойно ее памяти.

Ксавьер устало выразил притворное согласие. Ему надо было обмануть Великого Патриарха, убедить, что старый примеро Ксавьер Харконнен не представляет для него никакой угрозы и не предпримет никаких опасных действий. Но, с другой стороны, нельзя было ни в коем случае допустить, чтобы этот развращенный собственным могуществом человек снова вернулся к власти. Надо что-то сделать, пока не стало слишком поздно.

На этот случай Ксавьер уже отдал секретный приказ юному квинто Паоло.

Дипломатический корабль, который сейчас пилотировал Ксавьер, был оснащен обычными двигателями, и ему потребуется несколько недель на полет от системы Фалим до Салусы Секундус. На случай непредвиденных ситуаций в нижнем ангаре корабля находился легкий разведывательный «кинжал», оборудованный новым двигателем Хольцмана, свертывающим время и пространство. Это судно собрали недавно на кольгарской верфи. Полеты через свернутое пространство пока оставались весьма рискованными, и многие корабли армии Джихада бесследно исчезали, выполняя плановые рейсы. Но если скорость перемещения играла решающую роль, то другого выхода не оставалось. Квинто Паоло согласился рискнуть.

Выведя корабль за пределы атмосферы Тлулакса, Ксавьер медленно развернулся и начал уходить в сторону от планеты, словно выбирая нужное направление для рывка в открытый космос.

На панели тревожной сигнализации замигали цветные индикаторы – как и ожидал Ксавьер.

Иблис сразу же заметил эти огоньки и заподозрил неладное.

– Что это? – спросил он.

Ксавьер мастерски разыграл недоумение и растерянность.

– Похоже, что открылся люк нижнего ангара. Хм-м, наверное, это какая-то мелкая неисправность.

Телохранители Иблиса сердито переглянулись. Иблис понял, что ему расставили ловушку.

– Ваш адъютант! Что вы ему приказали?

Ксавьер еще раз взглянул на монитор состояния систем корабля, отбросив притворство.

– Он готов запустить разведывательный «кинжал». Не думаю, что ваши люди успеют его остановить.

Иблис набросился на своих телохранителей.

– Скорей, все пятеро! Остановите Паоло и приведите его сюда, немедленно!

Агенты джипола стремглав бросились вон из кабины вниз, но было поздно – ангар опустел. Паоло был уже далеко.

Ксавьер облегченно вздохнул – он отлично рассчитал время. Иблис Гинджо и его полицейские очень внимательно следили за старым примеро Харконненом, но никто из них не ожидал никаких действий со стороны этого юного офицера с девически нежным, лицом. Кроме того, они не предполагали, что Ксавьер начнет действовать так быстро – не успев даже выйти в открытый космос.

– Я не понимаю, чего добьется ваш человек, – сказал Иблис, скорчив презрительную гримасу. – Кто станет с ним разговаривать? Кто ему поверит? Я контролирую все средства массовой информации в Лиге, все связи с общественностью. Люди верят в меня, поэтому я могу опровергнуть все, что он или вы можете сказать в мой адрес. Да и куда он, собственно, может обратиться?

Безмятежно улыбаясь, Ксавьер откинулся на спинку пилотского кресла и начал нажимать кнопки и сенсоры панели управления. Бронированная дверь фонаря кабины с тихим шипением захлопнулась. Теперь Ксавьер и Иблис остались в кабине одни. Когда Великий Патриарх резко обернулся на звук, Ксавьер немедленно вывел из строя механизм управления дверью.

Теперь открыть дверь было невозможно, по крайней мере теми инструментами и тем оружием, которые находились на борту. Харконнен поставил мат своим противникам. Даже такой игрок, как Вориан Атрейдес, мог бы гордиться теперь своим старым другом.

Дипломатический корабль все еще находился в системе Фалима, но Паоло уже несся среди звезд, благополучно покинув корабль.

Иблис злобно навалился на дверь, стараясь открыть ее, но, поняв бесплодность своих попыток, снова обернулся к Ксавьеру и уставился на него горящим взглядом, исполненным ненависти.

183
{"b":"1488","o":1}