ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Подойдите ко мне!

Серена подтвердила свои слова приглашающим жестом, а зал взорвался оглушительной овацией – люди аплодировали стоя. Когда приглашенные один за другим подходили к трибуне, жрица касалась головы каждого из них, будто благословляя. Слезы струились из всех глаз, включая и глаза самой Серены.

Серена возвысила голос, выражая гневную решимость. На щеках ее блестели слезы.

– Мне пришлось увидеть то, что никогда не должна видеть ни одна мать: моего ненаглядного сына убили на моих глазах. Подумайте о своих собственных детях, вспомните моего сына. Не позвольте мыслящим машинам сделать это с другими детьми. Я умоляю вас.

Слушая это мастерское выступление, дивясь совершенству интонации и дикции, Иблис чувствовал, что от гордости у него по спине пробегает холодок. Слезы были великолепным штрихом, и он нисколько не сомневался, что они были подлинными. Он слышал, как Серена произносила написанные им фразы, и восхищенно кивал головой, видя ее волшебное воздействие на аудиторию. Она оказалась превосходной ученицей с той минуты, когда он только начал вести ее по дороге профессионального фанатизма.

Поначалу Серена охотно следовала его инструкциям, стремясь к возвышенным и существенным результатам. Когда она стала не соглашаться с ним, Иблис сфабриковал несколько «угроз» ее безопасности и под этим предлогом окружил Серену лично им подобранными телохранительницами-серафимами.

Но Серена оставалась слишком независимой, и тогда он инсценировал попытку покушения на ее жизнь, при этом подставив одну из своих фанатичек, которую убили при задержании. После этого Серена Батлер, исключительно ради ее «безопасности», оставалась за надежными стенами Города Интроспекции, где Иблису было удобнее следить за ней.

Пришлось сделать так, чтобы Серена никогда не чувствовала себя в безопасности и поэтому всегда от него зависела.

Сейчас Иблис позволил себе расслабиться, видя, что все под контролем. Пользуясь тем, что никто не заметил его появления, он быстро пошел переодеться. Когда он собрался выходить, в комнату проскользнул офицер джипола.

– Великий Патриарх, рад доложить, что работа с Муньозой Чен завершена, как вы велели. Все в порядке. Очень чистая работа.

Йорек Турр был маленьким смуглым человечком с черными усами и совершенно лысой головой. Одетый в темно-зеленую двойку, он смотрел на мир прищуренными черными и тусклыми глазами мертвеца. Турр был мастером удавки, стилета – вообще любого бесшумного оружия и сам умел двигаться совершенно бесшумно. Глава полиции Джихада, он был всегда готов выполнить любой приказ Великого Патриарха. Хорошо иметь под рукой такого человека.

Иблис позволил себе роскошь улыбнуться.

– Я знал, что могу рассчитывать на тебя.

Когда была создана полиция Джихада, Турр показал себя ценным информатором, выявив истинных шпионов – незаметных, но реально влиятельных людей, имевших секретные контакты с Синхронизированными Мирами. Поскольку Иблис первоначально воспитал этого призрака только затем, чтобы пугать им членов Лиги, он был поражен глубиной и масштабами раскрытой Турром измены. Десятки известных и уважаемых граждан были осуждены и казнены, и это раздуло среди свободных людей просто горячку мании преследования. Чем больше росло влияние джипола, тем больше становилась и личная роль Йорека Турра. Он подрастал в чинах и стал теперь начальником джипола. Иногда даже Великий Патриарх его побаивался.

Из-за постоянных жалоб и протестов Иблис всегда подозревал, что Муньоза Чен – агент мыслящих машин. Иначе зачем бы ей мешать работе Совета Джихада? Ответ казался очевидным. В тот момент, когда Чен выступила против Иблиса, ее ожидаемая продолжительность жизни резко уменьшилась. Любой, кто осмеливался выступать против Джихада, автоматически попадал в число союзников мыслящих машин. Что было вполне разумно.

Как Великий Патриарх, отвечавший за триллионы человеческих жизней, Иблис не имел права входить в тонкости и нюансы. Чтобы эффективно защищать и расширять движение, он должен был подавлять любую оппозицию. Положительный результат оправдывал любое деяние, которое пришлось бы ради этого совершить. Джихад продолжался уже несколько десятилетий, набирая силу. Но результаты Иблиса не удовлетворяли.

Любой, кто открыто выступал против планов Великого Патриарха, становился объектом тайного расследования и умело организованного обвинения. В годы после первой большой чистки, устранившей семь представителей Лиги – все они по странному стечению обстоятельств оказались либо политическими соперниками, либо людьми, публично выступавшими против Иблиса, – граждане искали шпионов машин под каждой кроватью. Пять лет спустя была проведена еще одна серия чисток, уничтоживших всякое сопротивление Иблису.

Теперь от внутренней оппозиции почти ничего не осталось, и благодаря незаметным усилиям джипола Муньоза Чен больше не будет путаться под ногами, мешая крестовому походу против машин…

Расставшись с начальником джипола, Иблис направился в зал ассамблеи. Пусть увидят, что он слушает речь Серены.

Страстный голос Серены плыл под сводами зала, как аромат дорогих и тонких духов. Она воздела руки в жесте благословения и на мучительно долгий момент застыла в этой позе, словно ожидая вдохновения свыше. Потом ее взгляд упал на Иблиса Гинджо, и она сказала:

– Не может человечество сейчас ни уклониться от долга своего, ни отдохнуть – только сражаться!

Не успела она договорить, как двери зала с грохотом распахнулись и вошли люди в яркой зелено-алой форме армии Джихада. Публика бесновалась от восторга, а тем временем в зал шли и шли добровольцы, готовые жизнь положить на алтарь Великого Джихада.

Двигаясь как ангел, Серена вошла в толпу, проливая слезы благодарности. Она благословляла новых воинов, целовала их, зная, что посылает их почти всех на верную смерть.

– О воины Джихада!

Иблис удовлетворенно кивал. Представление было идеально срежиссировано, но Серена сумела провести его так, словно действовала по наитию. Идея принадлежала ей, Иблис лишь разработал детали представления.

У нас получается великолепная команда.

Но видя, как талантливо жрица Джихада управляет эмоциями и настроениями толпы, Иблис понимал, что стоит перед сложной дилеммой. Он хотел, чтобы у Серены получалось, он тщательно ее для этого готовил, и вот – она прекрасно играет спектакль своей жизни.

Великий Патриарх решил усилить присмотр за Сереной – ради себя самого. Не надо, чтобы она слишком много думала сама… или о себе.

Глупо думать, что сражение когда-либо заканчивается. Побежденный противник может усыпить нашу бдительность… и поздно будет сожалеть.

Примеро Ксавьер Харконнен Управление войсками во время боя

Вориан сидел в командирском кресле на мостике флагманской баллисты и смотрел на экраны. Там неслись по каньонам IV Анбус потоки воды, сметающие все на своем пути. Вориан покачал головой. Победа ценой катастрофы. Он криво усмехнулся. Что дальше?

После наземной операции терсеро Вергиль Тантор и другие капитаны вернулись на свои баллисты и приняли на себя командование, готовясь разыграть эндшпиль в космосе. Если все пойдет по плану Вориана, то флот роботов навсегда уберется от этой искалеченной планеты.

Зная, что шаттл примеро Харконнена уже причалил к доку флагманского корабля и что его друг вот-вот появится на мостике, Вориан улыбался от предвкушения торжества. Теперь мой черед. Он покажет Ксавьеру, как добываются победы – хитроумием, а не разрушением.

Как только Ксавьер, растрепанный и запыхавшийся, вошел на мостик, Вориан бросил на него вызывающий взгляд, не лишенный некоторого озорства.

– Смотри, как я нейтрализую флот мыслящих машин без таких ошеломляющих людских потерь.

Он отдал приказ, и флагман выдвинулся вперед, в авангард флота Джихада.

Ксавьер провел ладонями по волосам, пригладил седеющие виски.

– Там, внизу, вообще не было необходимости в людских потерях. Просто нашлись люди, желающие стать жертвам и, хотя у них и был выбор. – Он был явно расстроен, хотя и старался держать себя в руках. – Но даже если бы мы сделали это так, что ни у кого и царапины бы не осталось, эти дзеншииты все равно нашли бы повод для жалоб.

28
{"b":"1488","o":1}