ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вориан коротко рассмеялся.

– Мы делаем все это не ради благодарности, дружище, а ради будущего человечества.

От отвернулся к пульту и быстро заговорил, передавая приказы на капитанские мостики всех пяти баллист:

– Включить защитные поля Хольцмана на полную мощность. Увеличить орбитальную скорость, чтобы встретить корабли роботов на час раньше времени, когда они нас ожидают.

– Тогда мы застанем их врасплох, Вориан! Они просто ошалеют, – передал со своего корабля Вергиль Тантор.

Ксавьер произнес официальным тоном:

– Не следует приписывать роботам эмоциональные реакции, терсеро Тантор. Они просто будут не в состоянии произвести перерасчет своих действий в отведенное время.

– Как говорит твой младший брат, – возразил Вориан, – они все же ошалеют.

Судя по виду молодого черноволосого офицера на экране связи, Вергиль мучился какой-то болезнью. Пока корабли Джихада перестаивались, Вориан позволил себе шутку:

– Кажется, Вергиль, после этой операции тебе потребуется небольшой отпуск.

– Это был просто избыток гостеприимства со стороны местных дзеншиитов. Но если твое сочувствие заставит тебя сбавить для меня несколько очков в предстоящей игре…

– Господа, давайте сосредоточимся, драка на носу, – вмешался в разговор Ксавьер.

Хотя все наземные силы роботов были уничтожены полностью, большой флот Омниуса на орбите остался невредимым. И теперь пять джихадских баллист, защищенных полями, но плохо вооруженных, бросились в атаку, как стая разъяренных мышей, бросающихся на салусанского быка.

Когда корабли обогнули планету и увидели на затемненной стороне ее мощный флот роботов, Вориан присвистнул. Более прежнего казалось, будто Омниус непобедим. Но когда Вориан обратился к экипажам, в голосе его звучала лишь уверенность в победе:

– Машины действуют, исходя из жестких представлений о реальности. Так вот, пощипывая их то там, то здесь, мы эти представления у них поменяем. – Он включил канал вещания на все корабли. – Внимание всем! Еще раз проверить цельность полей и прибавить скорость до таранной.

Экипажи баллист были встревожены и мрачны, но полны решимости.

– Я уверен, что роботы перехватили твой приказ, Вориан, – передал со своей баллисты Вергиль, держась непосредственно позади флагманского корабля. – Но… э-э… я надеюсь, что у тебя план получше, чем просто самоубийственный натиск.

– Мы выполняем свой долг, братишка, – вставил Ксавьер.

Пока два противных флота стремительно сближались, с каждой секундой неумолимо сокращая расстояние между собой, Вориан перенастроил передатчик и передал закодированное сообщение непосредственно на узел управления флотом машин. Когда этот тайный сигнал был передан, Вориан перешел на открытый текст.

– Вызываем наш засадный флот и сминаем эти корабли!

С этими словами он крепко вцепился в поручни командирского кресла, но в углах рта таилась уверенная улыбка.

– Смотри, Ксавьер!

Не веря своим глазам, Харконнен лишь покачал головой.

– Я был всегда уверен, что выиграю у тебя любую войну нервов. Но теперь я вижу, что у тебя хребет из чистого титана.

– С удовольствием покажу тебе на обратном пути такие игры. Ради развлечения поиграешь немного со своим экипажем, выигрывая у ребят их жалованье… или проигрывая свое.

– Ты пока что своим кораблем командуй, примеро Атрейдес, – ответил Ксавьер, может быть, слишком поспешно. Он держался за поручень, так как корабли армии Джихада неслись теперь подобно пушечным ядрам, не уклоняясь.

В последний момент корабли роботов внезапно сорвались со своих орбит и рассыпались в беспорядочном бегстве. Пять окруженных полями Хольцмана боевых кораблей пронеслись сквозь пустоту там, где только что находились корабли противника. Боевые корабли Омниуса панически удирали от планеты, по всей вероятности, в полном составе покидая окрестности IVАнбус.

Экипаж корабля людей радостно вопил в ликовании – они не надеялись уцелеть. Истерически хохоча, Вергиль передал:

– Я не могу в это поверить, Ксавьер! Какое зрелище!

Вориан обратился к экипажам с притворно-нетерпеливым выражением лица:

– Ну, ребята, мы обратили Омниуса в бегство – так чего вы ждете? Так и будете поздравлять друг друга или попортим пару-тройку роботов?

Экипаж корабля снова разразился радостными возгласами – люди были уверены в успехе и горели энтузиазмом. Баллиста Вориана рванулась вперед, Вергиль не отставал. Другие корабли Джихада тоже устремились в погоню, стараясь вытеснить корабль роботов за пределы солнечной системы IV Анбус – как сторожевые псы, прогоняющие чужака.

Ксавьер, скрестив руки на груди, ждал от Вориана подробных объяснений. Улыбаясь, Вориан наконец обернулся к другу.

– Мой сигнал передал ложные сведения сенсорной сети компьютерного флота. Я просто изменил некоторые показания, чтобы заставить их поверить, будто наши баллисты тяжело вооружены, неуязвимы… и сопровождаются многочисленными, невидимыми силами, прибывшими недавно с поритринских верфей.

– В твоей передаче это выходит очень просто.

Вориан фыркнул:

– Вот уж нет. Каждая деталь сообщения должна была выдержать самый скрупулезный анализ, произведенный резервными сенсорами роботов. Сомневаюсь, что это удастся повторить, так как Омниус будет знать этот трюк и больше на него не попадется.

Ксавьер сохранял свой скепсис.

– И что же машины видят сейчас? Ты говоришь так, будто ты их загипнотизировал.

– Сейчас машины убеждены в том, что мы располагаем десятками кораблей, окруженных полями невидимости. Они не видят этих кораблей, не могут их подбить, но они «знают», что эти корабли здесь и только ждут приказа открыть огонь. Рассчитав вероятности возможного исхода столкновения, корабли противника выбрали отступление.

– Блестящий тактический ход, – отметил Ксавьер, – но основанный на шатких допущениях.

– Ничего шаткого или сверх талантливого – просто военная хитрость. Я уже не раз говорил, что машины можно одурачить. Наше счастье, что в составе этого флота не было моего отца. Кимеки куда более проницательны и подозрительны. Агамемнон разглядел бы разницу в показаниях приборов и разгадал бы мой блеф.

После получасовой погони техники с мостика потребовали конфиденциальной встречи с обоими примеро и сообщили им, что поля Хольцмана находятся на грани перегрева и отказа. Защитные системы не были рассчитаны на интенсивное использование столь длительное время.

Вориан скрестил руки на груди.

– Полагаю, что сейчас мы можем без риска отключить защитные поля. Они нам больше не понадобятся.

Он отправил такой же приказ на другие баллисты и произнес реплику будто в сторону:

– А чего это мы не стреляем?

Пять баллист набросились на отставшие корабли роботов, обстреливая их из тяжелого оружия, и почти сразу уничтожили два из них. Однако машины могли перенести гораздо большее ускорение, чем живые люди, и вскоре флот машин оказался вне досягаемости огня. Корабли армии Джихада были вынуждены прекратить преследование.

– Я бы сказал, что это лучшее противоядие от дзеншиитской отравы, – передал со своей баллисты Вергиль Тантор.

Потом, направляясь к IV Анбус для окончательной зачистки, они неожиданно натолкнулись на новую группу вражеских кораблей, которые приближались к планете под сильным ускорением. Эти суда имели совершенно иную конструкцию и шли без всякой маскировки, будто предполагая, что флот роботов уже там.

Вергиль Тантор, у которого от победы кружилась голова, передал открытым текстом, не прибегая к шифру, по командному каналу:

– Ребята, нам дают еще один шанс! Сейчас мы еще нескольким урок дадим! Делайте ставки, кого из них я первым стукну!

– Терсеро Тантор, приказываю отойти и ждать подкрепления, – предупредил младшего брата Ксавьер, хотя теперь, после позорного поражения машин, не очень тревожился.

Но у Вергиля уже кружилась голова от успеха:

– Давай я отгоню остатки этих железяк отсюда!

29
{"b":"1488","o":1}