ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Беовульф сделал два резких шага вперед на механических ногах:

– Генерал Агамемнон, я учился у вашего друга Барбароссы. Это он научил меня манипулировать мыслящими машинами, и я тайно продолжал учиться несколько столетий. Я надеялся, что титанам надоест правление мыслящих машин, как оно надоело мне, но я не был в этом уверен, пока мне не сказал об этом Ксеркс.

– Ксеркс, ты подверг всех нас величайшему риску! – прорычал Агамемнон.

Но Данте – всегда логичный, всегда методичный кимек – первым вслух сказал очевидную вещь:

– Нас четверых слишком мало, чтобы исполнить задуманное. Если в наши ряды вступят новые кимеки, то у нас будет больше шансов победить Омниуса.

– И больше шансов, что один из новичков предаст нас.

Но с Данте согласилась даже Юнона:

– Нам нужна свежая кровь, любовь моя. Если мы не привлечем новых заговорщиков, то проведем все следующее тысячелетие в пустой болтовне и жалобах… те, кто выживет. С помощью Беовульфа мы сможем наконец сдвинуться с мертвой точки. Если мы будем планировать наши действия открыто и встречаться чаще, то за несколько месяцев сделаем больше, чем за предыдущие десятилетия.

Все еще не успокоившийся Ксеркс добавил:

– Если мы не станем рисковать, то будем не лучше тех апатичных людей, что погрязли в роскоши Старой Империи.

Беовульф ждал решения, примут ли его в заговор. Агамемнон был вынужден признать, что из всех неокимеков его выбор пал бы именно на Беовульфа.

Несмотря на раздражение, которое вызвало в нем самовольство Ксеркса, генерал не мог убедить отвергнуть предложение. После недолгого молчания он заговорил:

– Очень хорошо, это дает нам оперативный простор, шанс реализовать наши планы. – Он повернул свою головную башню, по очереди направляя оптические сенсоры на Юнону, Данте, Ксеркса и на ожидавшего решения Беовульфа. – Работая вместе, мы сбросим Омниуса. Наконец-то период ожидания кончился.

Есть определенная инерция в движении к победе… и к поражению.

Иблис Гинджо. Возможные пути полного освобождения

Великий Патриарх мог прибыть на Поритрин в любой момент, и лорд Бладд устроил очередное пышное празднество, чтобы продлить нескончаемые торжества по случаю победы над мыслящими машинами. На кромке амфитеатром спускающегося к реке берега поставили трибуны, кругом развевались разноцветные знамена, а простонародью Бладд устраивал бесплатные пиры – и все это в честь приезда Иблиса Гинджо.

Пользуясь этой невероятной шумихой, Аврелий Венпорт решил незаметно доставить в новую лабораторию свой старый грузовой корабль.

Тук Кидайр улетел на Россак, чтобы доставить стоявшее в доке судно на орбиту Поритрина, и вернулся, как и предполагал, как раз вовремя. Венпорт был уверен, что под прикрытием всеобщего помешательства по поводу подготовки массовых зрелищ он сможет незаметно доставить этот корабль в новую лабораторию Нормы Ценвы. Он не хотел привлекать внимание к своему проекту.

В любом случае он не собирался участвовать в этих шумных мероприятиях. Доходы от работ Хольцмана – на самом деле от работ Нормы – залили Поритрин таким количеством денег, что при самом расточительном образе жизни их хватило бы на безбедное существование дюжины поколений. Венпорт считал, что новая разработка Нормы – свертывание пространства – принесет такие доходы, которые никто себе сейчас представить не может.

Хотя ангар новой лаборатории был еще не готов, Норма Ценва уже переехала на новое место работы. Первой ее заботой было превратить офисы старого шахтоуправления в рабочий кабинет, где можно было продолжать исследования и уточнять расчеты. Прорабы еще отдавали приказы рабочим, а Норма уже вернулась к работе.

Думая о ее преданности науке, Венпорт задумчиво улыбался. В отличие от большинства людей, ищущих в жизни только успеха или просто комфорта, его любимая Норма никогда не сомневалась в своей миссии. Мысль ее была безошибочной, научное зрение – необычайно острым.

Чтобы не отрывать от работы гения, Венпорт взял на себя обязанность следить за строительством, вникая во все детали и постоянно отлучаясь в Старду за необходимыми материалами и оборудованием, мебелью и рабочими бригадами. Для обеспечения секретности проекта Венпорт распорядился чаще менять рабов-строителей, чтобы они не успели рассмотреть, что именно собирается делать Норма.

А лорд Бладд тем временем самодовольно радовался своей легкой финансовой победе над Венпортом. Почувствовав его недальновидную гордость, Венпорт решил и дальше давить на эту полезную клавишу, обратившись к Бладду с предложением уступить ему за хорошие премиальные обученных и понятливых рабов. Естественно, поритринский вельможа заломил за рабов куда больше, чем эти будцисламисты стоили, но у Венпорта не было времени торговаться по мелочам и обучать новую рабочую силу. Надо было лететь на Арракис и разбираться с бандой разбойников, которые охотились на караваны наиба Дхартхи.

На это время с Нормой должен был остаться его компаньон Тук Кидайр. Этот строгий хозяин сумеет держать рабов в узде, и Норма сможет закончить работу вовремя. Как обычно, у нее были возражения против использования рабов, но при сложившихся обстоятельствах у Венпорта просто не было иного выбора. Буддисламские рабы были единственной доступной на Поритрине рабочей силой.

Поздним вечером Венпорт прибыл на место стройки, зачалив свой шаттл в узком каньоне, слишком обмелевшем для судоходства. Новая лаборатория Нормы и ангар находились в огромной пещере, точнее, в естественном гроте, который некогда прятался за завесой гигантского водопада, но каскада воды, как и питавшей его реки, уже давно не было. Воду отвели по распоряжению лорда Бладда, чтобы использовать её для сельскохозяйственных нужд Старцы. Крыша грота была открыта небу, но отверстие закрыли большим ангаром, строившимся на вершине плато.

На обрывистом склоне скалы был смонтирован пассажирский лифт, и Венпорт поднялся на нем к верху каньона. Металлический ангар, окруженный массивными зданиями вспомогательных служб, сиял в лучах закатного солнца. Его консольная крыша была раскрыта, и ангар был готов к приему корабля-прототипа.

Венпорт кивнул сам себе, довольный ходом работ. Он надеялся, что здания будут готовы к эксплуатации до его отлета на Арракис. Пройдя через ворота мимо трех нанятых местных охранников, он отыскал прораба и спросил, как продвигается работа. Около склада и вспомогательных зданий рабы останавливались для короткого перерыва на отдых, еду и молитву. А потом снова к работе, и до поздней ночи.

Норма вышла из своего кабинета и, прищурившись, посмотрела на заходящее солнце, удивляясь, как быстро пролетел день. К ней подошел сияющий улыбкой Венпорт и, вопреки своему обыкновению, тепло ее обнял. Волосы ее были растрепаны и неухожены, но просто оттого, что она не чванилась и не строила из себя красавицу, ему она казалась привлекательней.

– Мой корабль действительно прибудет сегодня вечером, Аврелий? Я не перепутала дату?

– Часа не пройдет, как он будет здесь, Норма. – Аврелий протянул руку в сторону раздвинутой крыши ангара. – Ангар, кажется, уже готов его принять.

Лицо Нормы вспыхнуло от радости.

– И можно будет начать испытания?

Он кивнул, задержав руку на ее худеньком плечике. Когда она улыбалась, у Венпорта становилось теплее на душе.

– Лорд Бладд обещал предоставить в мое распоряжение бригаду квалифицированных рабов, которые трудились на постройке космического флота. У них есть опыт такого рода работы, поэтому вряд ли их придется долго обучать.

– Отлично, потому что у меня ни времени, ни внимания не хватит стоять у них над душой целый день и указывать каждую мелочь. Им придется работать независимо…

– За всем этим присмотрит Тук Кидайр, он остается здесь, – успокоил Норму Венпорт. – Кроме того, он доставит сюда отряд охраны из наемников, которые подчиняются корпорации «Вен-Ки», а не правительству Поритрина. Они обеспечат охрану и проследят, чтобы рабы не занимались саботажем.

56
{"b":"1488","o":1}