ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он понял, что было множество причин, почему он раньше относился к ней просто как к другу. Долгое время его отношение к Норме больше напоминало любовь брата к сестре, и Венпорт сам не мог бы сказать, когда произошел сдвиг на подсознательном уровне. Да, он был на десять лет старше Нормы, да, он был и селекционным партнером ее матери. Но что такое разница в десять лет? Это всего лишь несколько тысяч дней, не более того. Он ценил и любил Норму такой, какой она была, и теперь настало время выразить свои чувства.

Сначала Норма, погруженная в работу, не заметила его прихода. Несколько мгновений он стоял рядом с ней, держа в руке букет и просто любуясь ею. Розы наполняли ноздри тонким ароматом. Венпорт заботливо прикрепил к стеблям исключительно редкие камни су – такую же гемму, какую он когда-то попытался подарить ее матери. Но Зуфа Ценва презрительно нахмурилась при взгляде на эту яйцевидную «безделушку», с порога осмеяв приписываемое камню свойство обострять внимание и ум. Главная Колдунья всегда говорила, что не нуждается в таких подпорках. Он вообще сомневался, что Зуфа была способна оценить жест, идущий от сердца.

Но Норма наверняка сможет увидеть, что су и розы – прекрасны, драгоценны. Она оценит их как символ его душевного движения.

Если только удастся привлечь ее внимание.

Как лошадь в шорах, Норма смотрела на колонки цифр и время от времени вносила в документ какие-то поправки.

– Я люблю тебя, Норма Ценва, – выпалил он наконец. – Выходи за меня замуж. Это единственное, чего я действительно хочу всей душой.

Она продолжала работать, словно отключив все органы чувств, кроме зрения, и казалась такой поглощенной, такой… красивой… в своей сосредоточенности. Вздохнув, Венпорт прошелся по комнате, продолжая наблюдать за работой Нормы. Наконец она выпрямилась и сладко потянулась. Внезапно она посмотрела на него и растерянно моргнула.

– Аврелий!

Она и правда не заметила его прихода.

Он почувствовал, что краснеет, но собрал все свое мужество.

– Я давно хочу задать тебе один очень важный вопрос и только ждал подходящего момента. – С этими словами он вручил ей букет, и она крепко прижала его к груди, вдыхая сладкий аромат, потом принялась рассматривать бутоны так, словно никогда в жизни не видела роз. Она осторожно коснулась сверхъестественных в своей красоте гемм, прикрепленных к стеблям, и восхитилась глубиной цвета камней, словно увидела в них всю бездну вселенной.

– Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Я очень люблю тебя. Это было очевидно уже давно, просто я сам не понимал.

Ей потребовалась целая секунда, чтобы понять смысл его слов, а затем ее глаза наполнились слезами удивления и недоверия.

– Но, Аврелий, ты же знаешь, я никогда не думала о таких вещах. Они меня не интересовали. Любовь, ухаживания… даже секс. У меня нет опыта, не было случая. Это… – она некоторое время подбирала подходящее слово, – чуждые для меня понятия.

– Подумай о них теперь. Ты намного умнее всех, кого я знаю. Ты умеешь выбрать из всего самое лучшее. Я доверяю тебе. – Он тепло улыбнулся.

Она зарделась от удовольствия.

– Это… так неожиданно. Я не могла даже представить себе…

– Норма, завтра я уезжаю и поэтому не могу ждать. Я должен был спросить тебя об этом.

Она всегда считала его другом, помощником, на которого можно опереться в трудную минуту, почти старшим братом. Но она никогда не думала о более глубокой любви к нему – и не потому, что не хотела этого, но потому, что никогда не могла представить себе, что это возможно. Она посмотрела на свои маленькие ручки, на короткие пальцы.

– Но… почему я? Я очень непривлекательная женщина, Аврелий. Почему ты хочешь жениться на мне?

– Я только что сказал тебе об этом.

Она отвернулась. Это было больше того, что она могла переварить в данный момент, мысли ее пришли в полное смятение. Она сильно расстроилась и даже потеряла нить вычислений.

– Но… у меня так много работы, и это… будет нечестно по отношению к тебе. Я не могу позволить себе отвлекаться.

– Брак – это всегда жертва.

– Брак, основанный на жертве, приводит лишь к обидам. – Она смело встретила его взгляд и упрямо покачала головой. – Давай не будем решать это очертя голову. Нам надо обдумать все последствия,

– Поверь мне, Норма, это не эксперимент, где можно предварительно проверить все факторы. Я тоже очень занятой человек и понимаю, как много значит для тебя твоя работа. Моя работа в «Вен-Ки» не даст нам встречаться слишком часто, мы будем в разлуках большую часть времени, но это даст тебе время, столь нужное для твоей работы. Подумай об этом логически, но по крайней мере пусть решение принимает твое сердце.

Она улыбнулась, потом вздрогнула и посмотрела на календарь в углу экрана.

– И как скоро ты улетаешь на Арракис?

– У тебя будет время подумать. Мы и так ждали много лет, и я могу подождать еще немного. Если ты скажешь, что обдумаешь мое предложение, то я буду знать, что ты действительно будешь думать о нем с тем вниманием, на которое я хотел бы рассчитывать.

Он извлек из коробочки гладкий ровный камень су и вручил его Норме.

– Примешь ли ты по меньшей мере мой подарок? Как залог нашей дружбы?

– Конечно же, да. – Ее пальцы коснулись гладкой жемчужной поверхности су. Она печально улыбнулась. – Вот видишь, ты уже отвлек меня, хотя это было очень приятное отвлечение. Аврелий, неужели я всегда была такой невнимательной, что не замечала твоих чувств ко мне?

– Да, – улыбнулся он. – И я обещаю тебе, что не передумаю, когда вернусь.

Уже много месяцев Венпорт мотался по Арракису вдали от Нормы и Поритрина, облетая в сопровождении своих телохранителей пустыню на арендованном самолете. В этих экспедициях ему больше не нужен был наиб Дхартха. Вот и сейчас он летел над бескрайней пустыней, не отрывая от нее глаз.

По долголетней привычке он оценивал все увиденное в терминах контроля над затратами. Больше всего его интересовало, как ему в своей разнообразной деятельности избежать ненужных затрат на посредников. Прямой доступ к товару – это самый надежный путь к получению максимальной прибыли, чем бы ни был продукт – лекарством, меланжей или плавающим светильником.

Пока что, раз дзенсунниты готовы были брать на себя риск и позиционировали себя как специалистов по работе в суровых условиях пустыни, Венпорт и Кидайр сами не занимались сбором пряности. Но что, если корпорация «Вен-Ки» наймет рабочих и будет осуществлять сбор самостоятельно, избавившись от наиба Дхартхи и всех связанных с ним проблем?

Внезапно разведывательный самолет заболтало в воздушной яме. Сидевшие рядом с Венпортом наемники заругались в адрес пилота, нанятого в космопорте Арракиса, но тот не обратил внимания. Гё Д'Пардю был чужеземцем, приехавшим на Арракис в юные годы. Здесь он начал возить экскурсантов, хотя в этом затерянном мире работы у него было немного. Д'Пардю обещал найти для Венпорта экзотически красивые «меланжевые пески». Поднимавшаяся над горизонтом пыль застилала пеленой рассветное солнце, лишая его цвета. Вдруг в салоне ожил громкоговоритель, и раздался голос пилота:

– Вижу впереди по курсу бурю. Погодные спутники показывают, что буря уходит в Танзеруфт, так что нам опасность не угрожает. Но все же придется быть настороже.

– Что такое Танзеруфт? – спросил Венпорт.

– Открытая пустыня. Очень опасное место.

В молчании они летели еще полчаса. Самолет планировал вдоль скалы, потом повернул в красноватому солнцу и взял курс на зияющую пустыню.

Будучи в деревне, Венпорт слышал разговоры и рассказы местных жителей об Арракисе, о котором они отзывались как о живом существе, обладающем собственным строптивым духом. Подивившись этим объяснениям, он отбросил их как суеверные, но теперь, пролетая над дюнами, он думал, что, возможно, туземцы правы. Он испытывал какое-то странное, ни на что не похожее ощущение – казалось, что за ним кто-то наблюдает. Он и горстка его людей – как они одиноки и чужды для этого мира. Как уязвимы…

77
{"b":"1488","o":1}