ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык
Мои южные ночи (сборник)
Нёкк
Путь скрам-мастера. #ScrumMasterWay
Rammstein. Горящие сердца
Столп огненный
World of Warcraft. Последний Страж
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Владыка Ледяного сада. В сердце тьмы
Содержание  
A
A

Азизу надо было уйти довольно далеко в пустыню, чтобы червь мог приблизиться, не испугавшись близости погребенных в песках скальных пород. Но в то же время надо было остаться не слишком далеко от поселка, чтобы люди видели, что именно он собирается сделать. Особенно ему хотелось, чтобы это увидел дедушка.

Мальчик шел по песку уже битый час, когда рассвет, словно тонкий кинжал, прорезал восточный горизонт. Надо было поспешить, чтобы к восходу оказаться на нужной позиции, то есть взобраться на высокую дюну, похожую на трибуну, виденную им когда-то в одном чужеземном видеофильме. Оставалось только надеяться, что его шаги не потревожили песок и не дали преждевременного сигнала Шаи-Хулуду.

Азиз нес с собой камень и металлический стержень, веревки и длинное прочное копье. Снаряжение его было намного лучше, чем у того юнца, каким был Селим, когда впервые взнуздал страшное чудовище. Это можно сделать.

Сердце его сильно билось, но решимость оставалась непоколебимой. Азиз присел, воткнул в песок стержень и принялся бить по нему камнем. Удары грохотали, как маленькие взрывы, оглушительные на фоне вечно молчащей пустыни.

Когда наконец взошло солнце и осветило пустыню, мальчик оглянулся и посмотрел на гряду зазубренных скал. За маленькими, спрятанными в расщелинах оконцами некоторые проснувшиеся дзенсунниты слышали этот бой. Мальчик ждал, когда явится великий червь.

Дхартха проснулся от ритмически следовавших друг за другом ударов, доносившихся со стороны дальних дюн. Охваченный любопытством и неясными подозрениями, старый вождь быстро оделся, но прежде чем он успел выйти из своих покоев, кто-то из слуг приподнял входную занавеску.

– Наиб Дхартха, один из юношей бежал в пески. Боюсь, что он очень похож на Азиза.

Страдальчески сморщившись, наиб поспешил по туннелю к окнам, откуда открывался вид на древнюю пустыню.

– Зачем он устраивает такой шум? Я думал, я его лучше воспитал.

Потом внезапно этот тертый пустынный волк начал подозревать истину, вспомнив вздорное восхищение Азиза этими разбойниками, покорившими червей. Вне себя Дхартха закричал:

– Немедленно пошлите людей привести его обратно! Спешите, пока не явился червь!

Слуга с явной неохотой бросился исполнять приказание.

Далеко в пустыне Азиз продолжал бить по стержню, вызывая червя. Наибу, схватившемуся судорожно сведенными пальцами за каменную кромку окна, оставалось только беспомощно смотреть на залитые беспощадным солнечным светом величественные дюны. Ему была отчетливо видна цепочка следов, оставленных в песке внуком. Какое безумие!

На горизонте уже появились огромные волны, возвещавшие приход червя. Ни один спасатель уже при всем желании не смог бы успеть вовремя. Дхартха ощутил смертельный холод в груди.

– Айи-и! Буддаллах, не допусти этого!

Азиз стоял на вершине дюны, сжимая металлический стержень с неколебимой уверенностью истинно верующего. Дхартха был стар, но глаза его не потеряли былой зоркости, и он видел, как мальчик спокойно ждет, глядя на наступающую на него стену песка. Пыль и песок вздыбились кругом, когда чудовище развернулось и пошло на юношу с силой неукротимой песчаной бури.

Как жук по горячему камню, Азиз побежал по гребню дюны, чтобы занять более выгодную позицию, но от движения подземного демона песок стал скользить и осыпаться под ногами Азиза. Мальчик потерял равновесие и упал плашмя, выронив копье, ярко блеснувшее в лучах утреннего солнца.

Прежде чем Азиз успел встать на ноги или схватить свои орудия, раскрылась гигантская пасть, усеянная рядами сверкающих зубов, поглотив песок, пыль и крошечный кусочек человеческой плоти.

Наиб Дхартха смотрел открыв рот на это страшное зрелище. Из глаз его текли слезы горя и ярости. Невинный мальчик погиб в мгновение ока в безумной вере, что он сможет укротить демона дюн, подобно неверным отступникам, оседлавшим его в сговоре с самим Шайтаном.

Во всем виноват Селим.

Зверь исчез под поверхностью песка и устремился прочь. Песок осыпался и скрыл следы страшного происшествия.

Потрясенному наибу казалось, что вокруг его головы, словно шум крыльев зловещего ворона, звучит издевательский проклятый смех Селима Укротителя Червя.

174 ГОД ДО ГИЛЬДИИ

28 год Джихада

Год спустя после победы на Иксе

Мне выпал жребий совершить в жизни такое, о чем большинство людей и мечтать не может. Но как-то вышло так, что не нашел я себе ни дома, ни истинной любви.

Примеро Вориан Атрейдес. Из частного-письма к Серене Батлер

С поры своих странствий с Севратом на борту «Мечтательного путника» Вориан стал непоседой, которому трудно долго оставаться на одном месте. С энтузиазмом и любознательностью новичка желая видеть жизнь свободного человечества во всем ее объеме, он жадно впитывал своеобразие каждой новой планеты, добавляя ее в каталог своего опыта. Ему нравилось наблюдать народы, их культуры, прослеживать нити, связывающие различные расы людей прочнее, чем связывал Омниус свои Синхронизированные Миры.

Вот и сейчас где-то в глубинах космоса Севрат продолжает свой полет, развозя по планетам Омниуса инфицированные обновления, заражая одно за другим местные воплощения всемирного разума. Это был отличный трюк, вероятно, самая выдающаяся военная хитрость за всю историю человечества. Ксавьер на его месте выбрал бы иную стратегию – он бы снаряжал вслед за Севратом экспедиции армии Джихада, которая наносила бы удары по зашатавшимся машинным системам инфицированных вирусом планет. Но такой план с тактической точки зрения был бы непрактичным и, несомненно, насторожил бы Севрата и Омниуса прежде, чем план Вориана достиг своей цели и нанес Омниусу максимальный вред без пролития даже капли драгоценной человеческой крови.

Вориан бы предоставил машинам разрушаться самим, а сам в это время занялся бы внутренними задачами Джихада.

Вориан никогда прежде не бывал на Каладане – богатой водными ресурсами, отдаленной и малонаселенной неприсоединившейся планете, – но место оказалось приятным во всех отношениях. Когда Вориан вернулся после своей экспедиции на парализованный корабль Севрата, где подложил независимому роботу испорченную копию всемирного разума, Серена Батлер обнародовала свой новый план ведения Джихада. Еще до возвращения Ксавьера из его на удивление удачной и победоносной экспедиции на Икс Вориан Атрейдес с удовольствием предложил свои услуги по его осуществлению.

Много месяцев подряд он посещал одну за другой стратегически важные планеты на границах Лиги, отыскивая те, на которых можно было установить форпосты армии Джихада. Эти незащищенные планеты могли привлечь внимание и мыслящих машин, как было с IV Анбус, как потенциальные плацдармы.

Каждая новая планета расширяла точку зрения Вориана на войну в целом и давала основания полагать, что в этой войне победят. Иногда, думая об этом, он пытался понять, каким образом машины с искусственным интеллектом вообще смогли выйти из-под человеческого контроля и каким образом дело дошло до столь критического положения.

В детстве и ранней юности он восхищался высокопроизводительной промышленностью и развитыми городами, созданными Омниусом, а также монументами, воздвигнутыми в честь свершений титанов. Но теперь, бывая в разбросанных по вселенной человеческих поселениях, даже в не связанных с планетами Лиги, Вориан испытывал восхищение совершенно иного рода. Беззаботные люди выражали свое счастье самыми различными способами. Они получали удовольствие от обыденной жизни, радуясь хорошей пище, вину и теплой постели. Они получали радость от общения с другими людьми, от самых разнообразных проявлений любви и дружбы. Свою глубокую сердечную преданность делу Джихада они выражали постройкой скорбных мемориалов в честь замученного ребенка Серены Батлер.

Вориан ни одной минуты не жалел, что отказался от жизни доверенного человека роботов. Он был горд тем, что вся жизнь галактики переменилась от его решения отказаться от собственного отца и спасти горюющую Серену Батлер. После этого он, как никогда прежде, почувствовал себя человеком.

81
{"b":"1488","o":1}