ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Воннда Ра умолкла, ее последние слова потонули в оглушительном раскате грома. Небо рассекали голубые молнии. Вилас забрался на одну из колонн, легкий как перышко, и теперь стоял на плоской верхушке камня с поднятыми руками. Вокруг него вихрились статические разряды, а вызванная им буря все набирала силу. Над песчаной пустыней снова засверкали молнии, попадая в одиноко стоящие валуны и вздымая фонтаны искр и песка. Шторм надвигался, хлеща людей ледяным ветром. Тенел Ка моргнула, в глаза ей попал песок, огненно-рыжие волосы развевались вокруг головы. Вилас все так же стоял на камне, управляя грозой. Тучи сгустились, небо стало черным.

Тенел Ка посмотрела вниз и увидела, что и Воннда Ра тоже вытянула руки ладонями вверх, растопырив пальцы и призывая бурю. Над пустыней мелькнула молния. Ранкор захрапел и рыкнул, но в бегство не обратился.

— Приходите к Великому Каньону! — кричала Воннда Ра сквозь ураган. — Если хотите познать подобную силу, приходите к Великому Каньону!

Вилас спрыгнул с валуна и легко приземлился на ноги рядом с ревущим ранкором. Вдвоем с Вонндой они забрались в седло. Воннда Ра схватила поводья и стегнула ими ранкора. Монстр сорвался с места и потрусил прочь, а буря продолжала бушевать над скалами.

Тенел Ка уставилась им вслед, стараясь не упускать из виду чудовище и двух седоков.

— Ну вот, теперь мы знаем, — произнесла она. — Что будем делать?

Люк положил руку ей на плечо, и она почувствовала исходившую от него уверенность.

— Пойдем к Каньону и предложим себя в качестве кандидатов на обучение. Они ищут новых учеников. А теперь мы знаем, что находимся на верном пути. Возможно, Джесин, Джайна и Лоубакка уже там.

Тенел Ка кивнула, прикусив губу: — Это факт.

16

Джайна не стала включать лазерный меч и оттолкнула его обратно к Бракиссу, но он не взял его.

— Я не стану играть в твои игры, — настойчиво повторила она.

— В Академии Теней в игры не играют, — ответил ей Бракисс. — Мы оттачиваем мастерство. Практика — важная часть обучения джедаев.

— Сражаться с идиотскими голографическими уродами? Я больше не буду этим заниматься. Я и так слишком много для тебя сделала. Можешь спокойно отправлять нас домой, потому что мы никогда не будем служить тебе и твоей академии.

Бракисс развел руками: — О, но у тебя так хорошо получается обращаться с мечом, — увещевал он ее словно маленького ребенка. — Попробуй еще раз. Я дам тебе достойного противника, кого-то, кто не уступает тебе.

— И что мне с этого? Я тебе ничего не должна. Я хочу видеть брата. И Лоуи тоже.

— Скоро ты их увидишь.

— Я не стану драться, пока не получу от тебя обещания, что я увижу их.

Бракисс вздохнул: — Очень хорошо. Я обещаю, что позволю тебе увидеться с ними, во время занятий. Но, — он поднял вверх палец, — если ты пообещаешь больше не устраивать никаких потасовок.

Джайна искривила губы в мрачной ухмылке. Пока что это было наибольшим ее достижением.

— Я согласна.

Бракисс продолжал: — Посмотри на это с другой стороны — чем больше ты будешь тренироваться, тем больше у тебя шансов когда-нибудь сойтись с поединке со мной и остаться в живых. Подумай над этим… Обучаться, чтобы вырваться отсюда, как тебе это?

Эта спокойная улыбка на его прекрасном лице доводила ее до бешенства.

— Сегодня утром я ввел кое-какие изменения в программу. Во время поединка ты будешь облачена в голографическую маскировку. Она не стеснит твоих движений, но, возможно, ты найдешь ее несколько отвлекающей. Ты должна научиться сражаться в этой трехмерной маске: для блага Империи нам может понадобиться снабжать наших темных воинов маскировкой.

Джайна держала меч перед собой: — Ладно, я пройду эту программу, а затем ты позволишь мне встретиться с моим братом и Лоуи.

— Именно так мы и договорились, — ответил Бракисс. — Я пойду организую это прямо сейчас. А тем временем, удачи.

Он выскользнул за дверь, которая тут же закрылась за его спиной.

Серые стены замерцали, и Джайна увидела, как вокруг нее обертываются тени — они не слепили ее, только слегка заволакивали зрение. Должно быть, это и есть голографический костюм.

На другом конце комнаты распахнулась воображаемая деревянная дверь, и Джайна закатила глаза. Всего-навсего иллюзия, как и все остальное. Джайна даже не удивилась. Ее единственным заданием было установить, как работало оборудование станции. В один прекрасный день она взломает все системы Академии, а пока можно немного подыграть Бракиссу, возможно, так она найдет его слабое место и обратит планы учителя против него самого.

Ее новый соперник вышел из двери — высокая фигура в черном с ног до головы. Черная пластиловая маска издавала шипящие звуки, когда Дарт Вейдер дышал сквозь респиратор.

Пораженная, она задержала дыхание, инстинктивно взмахнув мечом. Бракисс вел нечестную игру! Это превосходило все прочие иллюзии, которые он выставлял против нее раньше. Дарт Вейдер был убит задолго до рождения близнецов, но Темный Лорд Ситхов был ее дедушкой. Она знала о нем все.

Лазерный меч Вейдера полыхал багровым пламенем словно кровь. Джайна ощутила, как в ней поднимаются гнев и смущение, и шагнула вперед, чтобы сразиться с ним. Голографический костюм закружился вокруг нее, но она не могла позволить ему отвлекать ее. Джайна ненавидела все то зло, сотворенное Дартом Вейдером во времена его союза с Императором, но ей нравилось думать о нем как об Анакине Скайуокере, замечательном человеке, которым он стал в последнюю минуту, обернувшимся против Императора и покончившим с правлением террора.

То ли это был ее страх, то ли что-то более глубокое, но Джайна чувствовала в комнате ауру замешательства, пульсирующую нить, стеснявшую движения. Дарт Вейдер воспользовался ее нерешительностью. Он приблизился к ней, алый клинок шипел в его руке, свистящее дыхание заполняло комнату. Вейдер нанес размашистый удар, и Джайна подставила ему свой клинок, ее обдало искрами, когда оба лезвия с треском скрестились.

Они наносили удары снова и снова. Удар. Блок. Атака. Защита.

Джайна развернулась, стараясь ударить Вейдера в защищенную броней грудь, но Темный Лорд вовремя отразил удар. Она отступила, а он напористо повел атаку, размахивая мечом. Визг электрических зарядов едва не оглушил ее. Но стоило Джайне сделать ошибку, как она тут же представляла на месте Вейдера Бракисса или Тамит Каи — тех, кто похитил ее и привез их всех в эту школу тьмы — и ей снова удавалось защититься с удвоенной силой, отбрасывая Вейдера назад.

Она наносила удар за ударом. Мечи скрещивались, но Вейдер, похоже, черпал силы в ярости Джайны. Они сражались уже довольно долго, ни один из них не мог победить противника. Джайна потеряла счет минутам и часам.

Они стояли, скрестив мечи, вокруг летали электрические разряды, а они все давили друг на друга, напрягая все силы. Вейдер не мог победить ее, а она — его. Они были равными по силе. Она стиснула зубы и снова напряглась, тяжело дыша. Легкие горели холодным огнем. Она схватила ртом воздух, но сдаваться не собиралась. Вейдер тоже не останавливался.

— Достаточно! — раздался из интеркома голос Бракисса.

Голографические симуляторы растворились, оставляя ее в серой комнате, лазерный меч все еще скрещен с мечом соперника. Только теперь она видела, кто он был на самом деле.

Джесин.

В командном центре Бракисс сложил кончики пальцев, глядя на мониторы, отражавшие то, что происходило в голографической комнате. Он с удовольствием наблюдал за поединком близнецов. Рядом с ним стоял Куорл, одетый в темную имперскую форму, и тоже наблюдал за сражением. Монитор не отображал маскировку, только близнецов, сражавшихся не на жизнь, а на смерть — и они даже не знали об этом! Их лазерные мечи с треском сталкивались, и ни один из них не мог превзойти другого.

Куорл долго молчал, ерзая от волнения. Наконец, он сказал: — А это не опасно, Бракисс? Одно неверное движение — и эти дети поубивают друг друга. Ты потеряешь двух лучших учеников.

21
{"b":"1491","o":1}