ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тарне подозревал, что у Игроземья появилась своя собственная магия. Магия, о которой ТЕ даже не подозревают. Он считал, что она пробудилась именно сейчас, в последние дни Игроземья, когда этому миру стала грозить смертельная опасность.

Переливающийся свет в небе подтверждал его догадку.

А потом зеленые переливы Вуали послали ему свое видение. Тарне не вполне понимал его, но кое-что все-таки смог разобрать: сжимающийся перед ударом, скручивающийся кольцами враг. Приближается. Ненависть. Смерть.

Падающий метеор косо перечеркнул Вуаль, заставив Тарне вздрогнуть.

Слезы катились по лицу старого воина. Ему было страшно.

О видениях он знал только одно – бороться с ними бесполезно. Они показывали то, что уже предопределено, что сбудется наверняка. Но теперь, во всяком случае, Тарне знал, что ему делать, как он должен поступить.

Стояла тихая холодная ночь. Завтра день летнего равноденствия, и вместе с дочерью Сардуна люди будут отмечать День Превращения. Плохо стало Тарне от этой мысли. Горько.

Он медленно прошел к воротам Цитадели. Тихо выскользнул наружу. Он никому ничего не расскажет. Так будет лучше.

Пройдя по перекинутому через ров мосту, Тарне спустился с холма в деревню. Он старался ни о чем не думать. На размышления не было времени. То есть абсолютно.

В тихой, темной деревне он отыскал свой дом. Вошел, зажег свечу. Пахнуло пылью и запустением. Тарн давно уже не жил здесь. Закрыв окна ставнями и заперев дверь, он перебрался в Цитадель. Его главной заботой стала охрана крепости.

Держа перед собой свечу, Тарне прошел в угол комнаты, поддел одну из шестиугольных половиц, поднял, отложил в сторону. Здесь он давным-давно устроил тайник.

Помедлив, Тарне тяжело вздохнул, отгоняя воспоминания. Наклонившись, вытащил из-под пола длинный сверток. Он развернул тряпки, и в руках у него очутился длинный зазубренный, но любовно заточенный меч. Этот древний клинок участвовал еще в Войнах Волшебников много веков тому назад. С ним ходил в бой и сам Тарне. Оранжевый свет свечи бросал яркий блик на блестящую сталь, напоминая об огне и крови былых побед.

Снова сунув руку в тайник, Тарне вытащил завязанные в узел кожаные доспехи. Перед тем как их спрятать, воин тщательно промазал кожу маслом. Сколько лет прошло, а доспехи были в полном порядке – разрывы аккуратно заделаны, сверху, для дополнительной защиты, даже нашиты кольчужные кольца. Вот уж не думал Тарне, что они снова ему понадобятся.

Из всех воинов своего поколения Тарне один остался в живых. После той раны он больше не ходил в походы, предпочитая мечу ножницы для стрижки овец и ткацкий станок. Кое-какие узоры судьбы, подсмотренные им в пляске небесных огней и понятные ему одному, Тарне переносил потом в свои гобелены.

Старый воин натянул доспехи, разгладил их ладонями. Мелодично зазвенели в тишине кольчужные кольца. Доспехи сидели как влитые.

* * *

Он взялся за рукоять меча. Да, все как было. Он ничего не забыл. Повинуясь внезапному порыву, Тарне с развороту рубанул по свече. Стало темно.

* * *

Тарее не спалось. Все тело болело, и казалось, так будет продолжаться вечно.

Дома, в Ледяном Дворце, когда сон не шел, Тарея бродила по холодным радужным залам или же перебирала экспонаты собранной Сардуном коллекции древних раритетов, а то, стоя на балконе самой высокой башни, просто любовалась убегающими вдаль гексагонами гор и равнин.

Не в силах уснуть, Тарея выбралась из постели. Ей не хватало Вейлрета и Делраэля. Обидно, что они не взяли ей с собой, да еще такая ответственность – охранять Цитадель. Девушке было не по себе.

Одевшись, Тарея накинула на плечи теплую шаль Сайи, натянула на ноги удобные поношенные ботинки Делраэля. Дел у нее было предостаточно. Как-никак, завтра праздник, День Превращения.

Отец Тареи воспитал свою дочь в уважении к Игре и восхищении результатами, показанными расой Волшебников. Местные жители, похоже, почти ничего не знали о своих предках.

Не знали, хотя люди участвовали во многих славных походах.

Судя по всему, современные персонажи понемногу оставляли прежний образ жизни. Вместо того чтобы искать сокровища и сражаться с чудовищами, они становились мирными фермерами, крестьянами, ремесленниками. Сайя говорила, что все они до смерти устали от глупой жизни искателей приключений.

Тень Превращения. Тарея радостно улыбнулась. Она расскажет о том, как все начиналось. О том, как возникло Игроземье, и о том, какую роль в нем играли люди. А потом состоится фейерверк.

Улыбаясь, она пересекла двор и подошла к стоящему у внешней стены оружейному складу. Там хранилось несколько маленьких глиняных горшочков с порохом. Брил, Вейлрет и Делраэль с помощью местного кузнеца приготовили к празднику особый порошок, который взрывался, рассыпаясь яркими разноцветными искрами. Интересно, что за магия пряталась под глиняными крышками горшков? Какое-то хитрое заклинание Огня, зашифрованное в волшебном порошке. Из-под крышек свисал шнур, который следовало поджечь, перед тем как катапультой подкинуть горшок в воздух. Вот будет весело, когда порох взорвется!

Тарее не терпелось поскорей увидеть фейерверк. Вейлрет взахлеб рассказывал ей об этом невероятном зрелище. Ну ничего, ждать уже оставалось недолго.

Остановившись на пороге склада, Тарея огляделась. Перед ней, в свете переливающейся в ночном небе Вуали, лежал учебный двор. Высокие и величественные, высились столбы для упражнений с мечами. Словно огородные пугала, торчали цели для стрельбы из лука.

И тут Тарея заметила, что ворота Цитадели стоят нараспашку. Как такое могло случиться? Прислушавшись, девушка услышала, как кто-то тяжело поднимается по тропе к крепости. Что делать? Может, поднять тревогу? Или сначала посмотреть, кто это?

И вот у входа появился высокий мускулистый мужчина. Чуть помедлив, он запер за собой ворота и двинулся в сторону учебного двора. Тарея даже не сразу узнала в нем старого Тарне.., она никогда не видела его в доспехах. А еще у него был с собой длинный меч.

Но Тарне не стал бы вооружаться без необходимости… Что же все-таки происходит? Ворота открыты, Тарне как будто в бой собрался… Вдруг это измена? И никто из них о ней даже не подозревал?

Но Тарне всегда был на их стороне. Впрочем.., персонажи – они ведь как марионетки в руках ТЕХ…

Тарея уже хотела выйти навстречу старому воину, но в последний момент передумала. Он не знает о ее присутствии. Пусть так и будет. Прежде чем обнаруживать себя, она посмотрит, что он затеял.

А Тарне шел не торопясь, согнувшись, словно под тяжестью страшной ноши. Видно было, что ему страшно. Но вместе с тем он шел с достоинством.

Дойдя до учебного двора, он остановился. Расправил плечи и, уперев меч в землю, замер, словно ожидая чего-то.

На его щеках блестели следы от слез. Неужели он все-таки предатель?

Воин стоял не шевелясь. Приближался рассвет, и Тарея чувствовала, что вместе с ним приближается и еще нечто. Скоро оно будет здесь.

Звон в ночи – и вдруг воздух перед Тарне пошел волнами и, задрожав, разорвался. Воин дрогнул. Всего лишь на миг. Но не отступил.

Душераздирающий рев раздался откуда-то издалека, с той стороны разорванного воздуха. Он становился все громче и громче, приближаясь с каждой секундой. Готовый ко всему, Тарне стоял непоколебимо. То ли собираясь сражаться, то ли готовясь отдать салют, он поднял меч.

Тарея прижалась к стене… Только бы ее не заметили…

Перед воином в воздухе возникла дыра. Что-то затрещало, и из нее, в учебный двор, шагнула огромная черная тень, тут же, прямо на глазах, превратившаяся во вполне реальное чудовище.

Громадный волосатый зверь с огромной, невероятных размеров змеей на плечах. За все годы изучения древних летописей Тарея никогда не слышала ни о чем подобном. Откуда они взялись и как Тарне узнал об их появлении?

Волосатый демон достигал в высоту добрых десяти футов, но передвигался он, согнувшись почти пополам под тяжким грузом толстого змеиного тела. Все его тело покрывала густая черно-коричневая шерсть, а голова и грудь были как у рептилии и покрыты крупной чешуей. Почти квадратная голова казалась непомерно большой для туловища. Из разинутой пасти выглядывал раздвоенный язык.

10
{"b":"1493","o":1}