ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что значит «мы» вернемся? – сразу посерьезнел голем. – Я, бледнолицый брат мой, не надеюсь вернуться. Моя цель не дает мне такого шанса.

Прежде чем Вейлрет успел спросить, что голем имеет в виду, раздался громкий визг. Замерев, Делраэль коснулся своего серебряного пояса. Удивление на его лице сменилось неподдельным страхом. Визг и вой доносились именно оттуда. Из пояса, где прятались Духи Земли.

Поспешно расстегнув пояс, Делраэль сорвал его с себя. Пояс дрожал, выгибаясь в его руках, словно серебряная змея. Красные и голубые искры сверкали внутри украшавших его самоцветов.

Делраэль бросил его на землю. Шум тотчас прекратился, и тишина ударила по нервам, словно кнут. Тихий и недвижный пояс лежал среди травы, веток и жухлых листьев. Холодный пот катился со лба Делраэля.

– Что это было? – растерянно моргая, вопрошал как-то даже слишком удивленный Наемник. – Куда оно подевалось?

Делраэль переглянулся со своими друзьями. Они не имели права отвечать на этот вопрос. Они могли только молчать. Нельзя даже упоминать Духов Земли. Особенно в присутствии голема. Поговорить с Духами тоже нельзя. Кто знает, может, как раз сейчас за ними наблюдает Ведущая или подслушивает кто-нибудь из ТЕХ. Во что бы то ни стало надо сохранить тайну их похода.

А вдруг что-то случилось? Может, это был сигнал? Или призыв? Или же предсмертный крик Духов Земли? Может, Скартарис обнаружил их и уничтожил? А как же тогда весь этот поход? Красиво получится, если найдя Скартарис, они в итоге окажутся совершенно беспомощными. Брил старался об этом не думать, но мрачные мысли так и лезли ему в голову.

Судорожно сглотнув, Делраэль поднял пояс с земли. Руки у него дрожали.

– Гм-м-м… – Он пожал плечами, стараясь сделать вид, будто ничего необычного не произошло. – Все кончилось.., не стоит терять время. Нам еще порядком топать.

Уже смеркалось, когда они добрались до края их третьего за эти сутки гексагона. По Правилам, дальше идти они не могли, и потому путники разбили лагерь возле черной ограничительной линии. С другой стороны их дожидался еще один гексагон леса.

Вейлрет и Делраэль разговаривали с големом. Брил бродил вокруг и нервничал, думая о том, что ждет их впереди, и о том, что означают эти крики могущественных Духов.

Нарисовав на земле несколько линий, Наемник учил Вейлрета и Делраэля играть в новую игру со странным названием «крестики-нолики». Брил же, как всегда, чувствовал себя всегда лишним. Порой его это злило, порой просто огорчало.

Он вспомнил своих родителей – отца Куоннара, чистокровного Волшебника и мать, Недоволшебника Тристану. Они пытались с помощью магии спасти больного прапрадеда Делраэля, но он все равно умер. Вскоре его вдова, Галлери, вышла замуж за грубого и ограниченного воина по имени Брюдейн. Он-то и заявил первым, что родители Брила, мол, под видом лечения коварно отравили своего старого друга.

Куоннар и Тристана глубоко переживали смерть прапрадедушки Делраэля. Им казалось, что они что-то упустили. Они не спорили с Брилом, и это только подливало масла в огонь. В конце концов в отчаянии они предприняли свое собственное полу-Превращение, уничтожив свои тела магическим огнем и освободив души вольно бродить по карте.

Брил был тогда еще совсем маленьким. Его отец и мать даже не попрощались с ним, ничего ему не посоветовали напоследок. Они просто не обращали на него внимания. В последний миг перед тем, как ее поглотил ослепительный свет, Брил встретился взором с Тристаной. Но взгляд матери был пуст. Сын не был частью ее жизни. Сосредоточившись на своих страданиях, она, как и Куоннар, уже не могла думать ни о чем другом. Им обоим даже не пришло в голову представить, каково будет Брилу остаться одному, среди чужих людей, убежденных в виновности его родителей.

Наверное, Брилу следовало бы покинуть деревню, отправиться туда, где никто о нем ничего не знал. Но ему было страшно уходить из родных мест.

Все персонажи вокруг были людьми. С уходом его родителей не осталось никого, кто мог бы научить Брила использованию его магического таланта. Он знал лишь несколько простых заклинаний, когда-то показанных ему отцом и матерью, да еще парочку выученных самостоятельно.

Брил понимал: если бы он учился по-настоящему, из него мог бы получиться сильный маг. Ведь он на три четверти принадлежал к расе Волшебников, а это кое-что да значило. Особенно теперь, когда мало кто в Игроземье мог похвастаться принадлежностью к этому древнему и исчезнувшему роду.

А потом появился Леллин. Со своим юношеским задором и магическими способностями, которых теоретически у него никак не могло быть. Брил с удовольствием стал бы применять все эти невероятные заклинания, эту силу, которая требовала многих лет упорных занятий и тренировки. Но он не имел ни необходимого терпения, ни желания тратить на это годы и годы.

Даже когда появилась Тарея, Брил не стремился узнать у нее новые заклинания. Он уже давно не стремился к совершенству.

Вот почему Брил придавал такое большое значение Камням. С помощью Камня Воды он соединил свой разум с силой лесного Дэйда для спасения жителей Лидэйджена. Воспользовавшись Камнем Воздуха, он перехитрил огра Гейрота и заставил того покинуть Цитадель. Камни давали ему силу. Сразу. Без труда. Так ему больше нравилось.

– Раз, два, три! – воскликнул голем. – Я победил.

Делраэль, что-то хмуро бормоча себе под нос, разровнял ладонью землю и нарисовал новый квадрат.

– Завтра мы будем играть в кубики, – пообещал он.

* * *

На следующее утро они двинулись дальше. Голем крутил головой и непрерывно улыбался. Брила тошнило от этой его улыбочки.

– В этом гексагоне, – объявил Наемник, – находится деревня илванов. Может, мы ее и увидим по дороге.

– Откуда ты знаешь? – мрачно спросил Делраэль. Накануне он все время проигрывал голему, и теперь настроение у него было не из лучших. – Я как-то не припоминаю никаких деревень на главной карте Игроземья в Цитадели.

Вейлрет огляделся.

– Илваны прячут свои деревни на деревьях, – сообщил он. – Их очень трудно заметить. Ты ни о чем и не догадаешься, пока не окажешься прямо под ней. Говорят, что илваны – прирожденные охотники. Лес – их дом, и увидеть их практически невозможно, они меняют окраску, как хамелеоны.

– Но откуда ты знаешь о деревне? – не отступал от голема Делраэль.

Тот пожал плечами, причем нечто вроде волны пробежало по всему его глиняному серо-коричневому телу:

– Она отмечена на карте, которой пользуется Ведущая Мелани.

Лес вокруг был самый обыкновенный – деревья и кустарники, лианы и мох, и слабая, но отчетливо видная тропа, ведущая на восток.

Был уже полдень, когда путники заметили, что птицы вокруг смолкли. Даже насекомые и те, казалось, жужжали тише. Зато в лесной тишине отчетливо слышались звуки борьбы и хорошо знакомый рев:

– Бом! Бом! бом! БАМ!

Ужас ледяной лапой схватил Брила за сердце. Он знал, кто это ревет. Гейрот. Брил не забыл, как попал в плен, как сидел внутри гигантской медузы в вонючем озере посреди болота. Тогда Гейрот заставил Брила учить его пользоваться волшебным Камнем Воздуха, несмотря на то что древняя магия Волшебников была не очень-то доступна его пониманию.

Делраэль тоже прислушивался к доносившимся из глубины леса звукам. Легкая улыбка играла на его губах.

– Осторожнее, кузен, – прошептал ему Вейлрет. – В прошлый раз Гейрот чуть тебя не прикончил.

Жестом приказав своим спутником не шуметь, Делраэль осторожно пополз сквозь кусты.

Что касается Брила, то он с удовольствием обошел бы деревню илванов стороной. Но тут все они услышали тонкий и очень сердитый голосок, кричавший:

– Убирайся и ешь камни, ублюдок! Эй, почему мне никто не помогает?

Отбросив осторожность, Вейлрет поспешил вслед за кузеном. Голем двинулся за ним, и Брилу ничего не оставалось делать, как пойти следом. В одной руке он держал Камень Огня, в другой – Камень Воды, но все равно ему было страшно.

Выглянув через просвет в листве, они увидели небольшую полянку, окруженную тесно растущими мощными и высокими, стройными деревьями. Место это было ничем не примечательно, вот только подлесок был вырублен. А с ветвей свисали большие шары, сплетенные из веточек, травы и листьев. Снаружи они были обмазаны затвердевшей золотистой смолой, блестевшей в свете небольшого разожженного внизу костра и солнечного света, с трудом пробивающегося сквозь густую листву.

13
{"b":"1493","o":1}