ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Делраэль закрыл глаза. Потом отчаянным усилием воли, заставил себя снова их открыть. Ведь он воин. Он не имеет права теряться при виде крови.

В другом углу кучей лежали бесполезные для выделки кожи человеческие головы. В их широко раскрытых мертвых глазах застыл ужас. И тут Делраэль заметил нечто, отчего ему стало совсем плохо. Эти глаза не были белыми, как у других тайрян. Нет, это были нормальные глаза с карими, синими, черными радужками. За мгновение до убийства Скартарис возвращал своим жертвам сознание. Возвращал, чтобы они осознали, и что сделали они сами, и что сейчас сделают с ними.

– Ах ты, гадина!

Не в силах сдержать накатившую тошноту, Делраэль согнулся пополам. Это было гнусно. Гнусно и нечестно. Скартарис играл в какую-то другую Игру, в которой не было ни славных сражений, ни геройских подвигов. Никакой славы. Никакой чести. Одни только убийства и бесконечная мука. Как такое может ему нравиться?

…Игра всегда в радость…

Это чудовище следовало уничтожить любой ценой.

Головы мертвых тайрян смотрели с земли на Делраэля. Тем временем рабочие остановились и с улыбками на лицах повернулись к Делраэлю и Миндэр.

Делраэль выпрямился, судорожно цепляясь за рукоять своего меча. Миндэр коснулась его плеча, желая убедиться, что с ним все в порядке. Он скинул ее руку.

– Давай выводить людей, – сквозь зубы сказал он. – И сотрем это место с карты.

Схватив одного из рабочих за руку, он толкнул его в сторону двери. Тот не сопротивлялся, но и не помогал. Вытащив его на улицу, воин вернулся за другими. Со следующим он уже церемонился меньше.

Миндэр хотела ему помочь. Она подошла к трем мужчинам, и тут неожиданно двое из них прыгнули на нее, заломив женщине руки за спину. Не ожидавшая нападения Миндэр начала сопротивляться, но было поздно. Держали ее крепко. Третий рабочий подошел к куче шкур и отвязал какую-то веревку. Два тела, большое и маленькое, с хрустом ломающихся костей, рухнули сверху на залитый кровью и засыпанный пеплом каменный пол.

Делраэль подбежал к Миндэр, но тайряне, похоже, не собирались причинять ей вред. Один из них, схватив женщину за голову, повернул ее к мертвым телам. Заставляя смотреть. Заставляя видеть.

Два голых тела, сохраненных дубильным процессом. Мужчина и маленькая девочка. Засохшая кровь и следы когтей. На лицах застыл невыразимый ужас. И глаза. Не молочно-белые, не пустые. Со зрачками, с разумом, с душой.

– Нет! – С диким воплем Миндэр вырвалась из рук державших ее рабочих.

Она прикончила их двумя ударами своего волнистого меча. Еще одним ударом Миндэр рассекла лицо третьего тайрянина, навсегда уничтожив его белые, принадлежащие теперь Скартарису глаза. Делраэль обнажил меч, но Миндэр помощь уже была не нужна.

– Нет, Скартарис… – Она опустилась на колени у изуродованных тел своего мужа и дочери.

Голос ее дрожал.

– Нам надо идти, – тихо сказал Делраэль. – Давай уничтожим это место.

Миндэр осторожно закрыла глаза дочери. Легонько коснулась лица мужа. Закрыла глаза и ему тоже.

– Теперь вы не будете больше видеть, что Скартарис делает с нашим городом…

Взяв Миндэр за руку, Делраэль помог ей подняться. Вместе, скользя по мокрому от крови полу, они выбежали из сыромятни. Здесь Миндэр стало плохо. Она рухнула на колени. Ее вырвало. И сразу же она снова вскочила на ноги. Держа меч двумя руками, она крутила его перед собой, словно отбиваясь от не видимых никому другому демонов. Из глаз ее катились слезы.

– Скартарис! – задыхаясь, воскликнула она. – Ты мне за это заплатишь!

Шатаясь, Миндэр подошла к Брилу.

– Используй Камень Огня! Сожги это место! Уничтожь его!

– Там больше никого не осталось? – неуверенно спросил Недоволшебник.

– Сожги его! – закричала Миндэр. Она схватила Брила за его синий плащ и так сильно толкнула, что Недоволшебник отлетел к стене и чуть не упал. Миндэр удержала его:

– Сожги его, я кому говорю!

Делраэль нерешительно шагнул к ним, боясь трогать ее, опасаясь, что женщина может сгоряча обратить свой меч и против него, не разобрав, что перед ней друг. Ему не хотелось причинять ей вреда. Он знал, что ее гнев направлен не против них.

Ей было необходимо отомстить Скартарису. Не более того.

– Делай что велено, Брил, – сказал воин.

Дрожащими руками Недоволшебник вытащил шестигранный рубин волшебного Камня.

– Отойдите все, – хмуро сказал он. – Мне нужно место.

Отряхнувшись, вздохнув, он кинул Камень. С грохотом прокатившись по мостовой, рубин замер. Выпала цифра шесть. Подняв Камень Огня, Брил что было сил ударил по сыромятне огненными шарами.

Здание словно взорвалось. Крыша взлетела на воздух. Столбом поднялся в небо смердящий дым, в котором смешались запахи горящей кожи, масел и химикатов.

С глухим стоном, в грохоте обваливающихся стен, сыромятня рухнула. С-образный шрам на лбу Миндэр горел алым неестественным светом.

– Я проклинаю тебя, Скартарис, – сглатывая слезы, прошептала она, глядя на восток. – Я сделаю все, что в моих силах, я уничтожу тебя!

И тут появились тайряне.

Одетые в серое, бездумные люди выходили из зданий и устремлялись туда, где только что была сыромятня. Они шли плечом к плечу, сплошная стена плоти.

– Пора убираться отсюда! – крикнул Делраэль, хватая за повод своего мерина. Миндэр не шевелилась. – Показывай путь! – Воин отчаянно затряс женщину за плечо. – Куда нам идти?

Очнувшись, Миндэр повела своих спутников в один из переулков. Однако и этот путь был для них закрыт. В конце переулка показалась толпа тайрян, живой стеной перегородивших выход.

– Сюда, – сказала Миндэр, указывая на расположенный слева большой павильон. – Мы пройдем тут.

Схватив лошадь за повод, она поднялась по ступенькам и скрылась за широкими дверями. Делраэль и его друзья последовали за ней. Шум шагов и цокот копыт гулким эхом отдавались под высокими каменными сводами. Путники прошли мимо изящных решеток, украшенных глиняными горшками, откуда свисали занавеси мертвых лиан. Когда-то эти лианы были живыми, густо-зелеными и волшебно прохладными. Теперь же от них остались только сухие стебли, торчащие во все стороны, словно костлявые руки.

– Быстрее, мы выйдем с той стороны! Через боковую дверь они вышли на другую улицу. Она казалась пустынной. Однако не успели путники сделать и нескольких шагов, как впереди, на перекрестке показались первые тайряне.

– Надо торопиться, – сквозь зубы пробормотала Миндэр, сворачивая в единственную оставшуюся открытой улочку.

– Жаль, не представилось случая взглянуть на карту Тайра, – тяжело дыша, сказал Делраэль. – Я совершенно заблудился и не знаю, ни куда мы идем, ни как отсюда пробраться к воротам.

– Я тоже не знаю, – призналась Миндэр. – Но мы должны найти путь.

Заброшенные дома мрачно глядели им вслед. Солнце повисло в зените. Делраэль без колебаний мчался вслед за Миндэр. Он чувствовал, что может доверять этой женщине. Может положиться на ее инстинкт.

Свернув за угол, путники внезапно очутились пред высокой гладкой стеной – городской стеной Тайра.

– И что мы теперь будем делать? – Дрожащим голосом спросил Брил.

* * *

Подойдя к стене, Вейлрет потрогал стыки между шестигранными каменными блоками.

– Залезть на нее нам не удастся, – хмуро объявил он.

Со всех сторон, отрезая пути к отступлению, надвигались тайряне. Их глаза были холодными, пустыми и совершенно белыми.

Делраэль обнажил меч, прижавшись спиной к стене, Миндэр тоже подняла свой волнистый клинок. Воин почувствовал, как она напряглась. Они будут сражаться плечом к плечу, вместе они отомстят за призраков своего прошлого.

Без предупреждения Миндэр прыгнула на подходящих тайрян, завертелся меч. Некоторые горожане упали, но остальные, не обращая внимания на раны, продолжали наступать на четверых друзей. Они словно и не замечали атаки Миндэр.

Тогда она взялась за кнут. Тайряне расступились, обходя Миндэр стороной, но все так же неумолимо двигались вперед. Лошади в испуге взвились на дыбы.

36
{"b":"1493","o":1}