ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот только кости и мускулы у нее болели от подобного стремительного роста. Облегчение приносили только горячие, почти обжигающие ванны.

Хотя Тарея и превратилась в красивую взрослую женщину, она все еще чувствовала себя неловко в обществе других персонажей. Слишком долго она прожила в уединении Ледяного Дворца, где не было никого, кроме нее и ее отца. Теперь ей приходилось учиться общению с другими людьми, тому, что Делраэль воспринимал как само собой разумеющееся.

– Почему бы тебе не заварить ей травяного чаю? – спросил он у Сайи. – И передай Тарее, что, если я могу что-нибудь для нее сделать.., короче, пусть не стесняется. Я всегда к ее услугам. Но тетя Сайя, сейчас мне надо поспать. Рано или поздно, нам придется-таки выступить в поход.

Сайя нахмурилась, но Делраэль не дал ей возразить.

– Ты же знаешь, – быстро сказал он, – На сей раз, мы идем не ради развлечения. Мы пытаемся спасти наш мир…

Оставшись один, Делраэль наконец-то смог раздеться. Натянув просторную ночную рубашку, он на миг прикрыл глаза. Голова раскалывалась от бесплодных споров. Сколько времени они ищут ответ, и все без толку.

Действуя сообща, они победили дракона Трайоса и выгнали из Цитадели огра Гейрота. Но если Скартарис и в самом деле так силен, что может уничтожить карту Игроземья, пожирая гексагон за гексагоном, то им, скорее всего, понадобится нечто посильнее, чем обычное оружие или даже магические Камни.

Наклонившись, Делраэль поднял с пола серебряный, усыпанный самоцветами пояс, когда-то подаренный ему отцом. Этот древний пояс создали Волшебники. Создали еще до Превращения. И вот теперь он оказался у Делраэля…

Если бы только исчезнувшие Волшебники знали, что творится с их родным миром!..

Но сейчас ему больше всего хотелось спать. Может, за ночь он что-нибудь и придумает. Держа пояс в руках, Делраэль устало повалился на кровать.

Ледяная молния пронзила его тело. Сердце остановилось. А перед глазами, в слепящем танце, закружилась снежная метель…

Он лежал на спине, на покрытой густой росой траве, посреди луга. Над головой – бездонное звездное небо. После жарко натопленной комнаты холодный лесной воздух обжигал, как ледяная вода горного ручья.

Какой-то миг Делраэль, растерянно моргая, глядел по сторонам. Потом вскочил, инстинктивно принимая боевую стойку. Вот только оружия у него не было никого. Босой, в одной ночной рубашке, Делраэль стоял, держа в руках серебряный пояс. Он чувствовал себя голым и беспомощным.

Над его головой разгоралось зеленоватое сияние Вуали Леди Мэйра. В его призрачном свете, сквозь деревья, Делраэль видел травянистый склон Крутого Холма, а на его вершине высокие стены Цитадели. Каким-то загадочным образом Делраэль очутился в соседнем с ней гексагоне. Зачем, почему – он не имел ни малейшего понятия.

– Кто здесь? – тихо спросил Делраэль. Затем, расправив плечи, воскликнул громовым, командирским голосом, словно обращаясь к выстроившимся перед ним войскам:

– Я спрашиваю, кто здесь?!

Мгновение спустя он понял, что, возможно, ему лучше было помолчать.

Разом смолкли звуки ночного леса. Делраэлю невольно пришло в голову, что все живое здесь подчиняется какой-то неведомой силе, той, что забросила его сюда. Деревья вокруг поляны, сначала стоявшие неподвижно, понемногу стали раскачиваться. Поднялся ветер. В воздухе закружились огненные искры, очерчивая невероятно огромные фигуры. То ли реально существующие, то ли только кажущиеся.

Делраэль ошалело потер глаза. Ветер ревел в ушах. Скрипели и стучали друг о друга ветви деревьев. А очертания фигур делались все четче и четче. Искры, сливаясь, наполняли их ослепительно белым светом. И вот они уже стояли перед Делраэлем – закутанные в плащи, с опущенными на глаза капюшонами. Стояли, вознесясь выше самых высоких деревьев, аж к самой зеленой Вуали.

– Мы Духи Земли. Мы "вернулись спасти Игроземье. И ты должен нам помочь.

Делраэль не знал, что и сказать. Вейлрет часто рассказывал о Превращении, и воин, как ему казалось, прекрасно представлял себе, как сильны эти Духи. Он думал, что кричит, но на самом деле голос его прозвучал тихо и даже робко.

– Чем я могу вам помочь? Вы можете уничтожить Скартарис?

– Нас долго не было в этом мире, – хором ответили Духи. – Мы не знали, что тут происходит.

– Мы стремились выйти из Игры, оставить карту и отыскать нашу собственную реальность. Мы нашли способы обойти Правила, но не можем их нарушить. Мы связаны с Игроземьем, и в самой основе нашего существования лежат все те же Правила.

– Духи Смерти тоже узнали этот печальный факт. Они стремились к хаосу. Им хотелось создать собственные Правила, сотворить собственную карту, играть в собственную Игру.

– Во время Войн они были нашими врагами. Со времени Превращения мы не поддерживали с ними связи.

Над поляной нависло молчание.

– Но Войны давным-давно закончились, – сам пугаясь своей храбрости, заявил Делраэль. – Теперь наш враг Скартарис, и, по правде говоря, против него у нас нет ни малейшего шанса. Если только вы не придете нам на помощь.

Ему было страшно, но ведь кто не рискует, тот не выигрывает.

– Мы не знаем Скартариса, – отозвались Духи. – И не знаем, в наших ли силах его одолеть… Но если нам надо с ним сразиться, то ты должен доставить нас к нему.

– Доставить к Скартарису? – ошеломленно переспросил Делраэль. – Что вы имеете в виду? Разве вы не можете просто.., отправиться туда?..

– Как и все персонажи Игроземья, мы связаны Правилами. Они определяют, сколько и каких гексагонов возможно пересечь за один день. Но нам гораздо труднее пересекать границы. Мы для этого недостаточно материальны.

– К тому же Скартариса в силах в любой момент уничтожить карту и одним махом закончить игру. Он так и сделает, если узнает, что мы хотим с ним сразиться.

– Так почему же он тянет? – в бессильном отчаянии спросил Делраэль. – Почему не заканчивает Игру?

– Его творец, Дэвид – один из ТЕХ, и он рассчитывает отомстить своим партнерам. Он хочет, чтобы Игроземье погибло постепенно, на глазах его обитателей.

– Ты должен тайно отнести нас к Скартарису. ТЕ не знают, что мы вернулись в этот мир. Сейчас мы им не подвластны… У Игроземья есть своя магия, о которой они и не подозревают.

Делраэль слушал, и к нему возвращалась надежда. Он чувствовал огромную, непобедимую силу нависших над ним огромных духов.

– Нам надо спрятаться, – продолжали Духи Земли. – Мы смутно припоминаем этот серебряный пояс, который ты держишь в руках. Мы помним, как он был создан.

– Положи его на землю. Мы сольемся с ним, станем единым целым с его металлом. Мы мало чем сможем тебе помочь. Разве что, когда ты подойдешь совсем близко к Скартарису, мы сумеем защитить тебя от его влияния.

– Пронеси этот пояс через всю карту. И когда ты доберешься до Скартариса, мы выйдем. И захватим его врасплох.

Наступила тишина. Белые Духи ждали ответ Делраэля.

Дрожащими руками он положил сверкающий пояс на мокрую траву. Исходящий от Духов свет играл на полированных гексагонах серебряных пластин, на гладких гранях самоцветов. Делраэль сделал шаг назад, споткнувшись при этом о ствол поваленного дерева. Он во все глаза глядел на Духов и не мог отвести взгляда.

А Духи Земли начали превращение. Завертевшись, словно смерч, составляющий их свет вливался в серебряный пояс. Ослепленный безумством цвета, Делраэль прикрыл рукой глаза. Все громче выл ветер, и плясали над поляной сорванные с ветвей листья.

Делраэль пытался представить себе, как такая сила сможет уместиться в тонких звеньях пояса. На это воображения у него уже не хватало.

Наконец ветер стих, и последние отблески Духов исчезли среди серебра и самоцветов. Делраэль осторожно подобрался к поясу. Неуверенно тронул его пальцем. В первое мгновение тот показался обжигающе горячим, потом – совсем холодным, почти ледяным. Еще миг, и пояс стал ни горячим, ни холодным, а как всегда, обыкновенным. И только быстро испаряющийся иней на драгоценных камнях и чеканном серебре напоминал Делраэлю о случившемся.

4
{"b":"1493","o":1}