ЛитМир - Электронная Библиотека

Свобода и независимость! Народ Кинтана-Роо будет благодарен ему, когда беспорядки, кровопролитие и политический переворот станут воспоминанием. В конце концов, разве во время великой мексиканской революции 1910 года не был убит каждый восьмой гражданин? Люди боролись за свободу и заплатили за нее очень высокую цену.

Охранник пропустил Баррехо вперед и с грохотом закрыл за ним ворота. Баррехо увидел крепость Гроуба, стилизованную под старинный немецкий замок. Мощные стены с высокими и узкими стрельчатыми окнами производили внушительное впечатление.

Баррехо чувствовал, что охранник с автоматом наизготовку неотступно следует за ним. Ничего удивительного — у бельгийского эмигранта были причины держаться настороже. Конкурирующие наркоделцы убивали друг друга так часто, что небольшой штат полицейских под началом Баррехо не успевал расследовать каждый случай.

Странно, но охранник позволил ему оставить при себе револьвер. Поразмыслив, Баррехо решил, что страж абсолютно уверен в быстроте своей реакции и автоматная очередь уложит его наповал раньше, чем он успеет выхватить пистолет из кобуры. Но Баррехо и не собирался проверять правильность этого предположения.

Шеф полиции следовал вперед, держа в одной руке сумку с поделками из нефрита, а в другой фуражку, и гадал, не кончится ли срок его аудиенции как раз в тот момент, когда они доберутся до личных покоев Гроуба, или все-таки беседа состоится, раз они наконец встретятся лицом к лицу.

Могучий охранник провел его через главное здание в защищенную навесом галерею и оттуда, в просторный внутренний двор — патио, где находился овальный бассейн-джакузи. Из патио двери вели в другие помещения — может быть, в сауну или в душ.

Питер Гроуб сидел в патио в парусиновом кресле, наслаждаясь тишиной, слушая отдаленный шелест джунглей. Он не любил музыки и шумных развлечений.

Баррехо остановился у входа в патио, ожидая, когда его заметят. На стеклянном столике рядом с креслом Гроуба стоял черный телефонный аппарат и прозрачный запотевший кувшин, наполненный бледно-зеленым лимонадом, в котором плавали кружочки лимона.

На цепях покачивались качели. Окна, столы и качели были окутаны тончайшей паутиной нейлоновой сетки, защищающей от москитов Гроуб, невероятно худой, с отталкивающими чертами лица, сидел, завернувшись в сетку, как в кокон, и сжимал длинными пальцами черный мундштук с тлеющей едким дымом сигаретой.

Он выпростал руку, налил себе тягучего напитка, а затем снова втянул руку со стаканом под сетку.

Не дождавшись знака внимания со стороны Гроуба, Баррехо деликатно кашлянул, вызвав этим острый взгляд охранника.

Питер Гроуб оторвался от своих размышлений и повернул в их сторону длинное лицо, изборожденное глубокими морщинами Темно-каштановые волосы были модно подстрижены, на висках серебрилась седина На лице выступили капельки пота, казалось, ему душно и неудобно, несмотря на свободный костюм из светлого хлопка.

— Слушаю вас, сеньор Баррехо, — сказал он скрипучим голосом. — Ваши пятнадцать минут начались. Что вы хотели обсудить со мной.

Голос бельгийского мафиози был спокойным и твердым. Баррехо знал, что Гроуб безупречно, без малейшего акцента, говорит по-английски и по-испански — искусство, которым удается овладеть не каждому дипломату.

— Я принес несколько вещиц, которые могут заинтересовать вас, эччеленца, — сказал Баррехо.

Он шагнул вперед и поставил сумку на стоящий возле кресла хозяина низкий деревянный столик с инкрустацией. Охранник напрягся, готовый защитить хозяина от предательского нападения

— Не переигрывай, Хуан, — бросил Гроуб, даже не взглянув на него. — Давай спокойно разберемся с тем, что принес наш Друг, шеф полиции.

— Скульптурки из нефрита, эччеленца, — сказал Баррехо, — бесценные изделия ручной работы индейцев майя. Если вы купите их, они никогда не попадут в пыльные витрины музеев, где могут только потерять свою истинную художественную цену — Баррехо открыл сумку и извлек скульптурки. — Вместо этого они станут вашей собственностью, и вы сможете любоваться ими, когда пожелаете.

Каждая скульптурка представляла различные варианты образа легендарного существа, почитаемого майя в давно прошедшие времена, — искусно вырезанного Пернатого Змея с длинными когтистыми лапами и умными круглыми глазами.

Гроуб подался вперед и высунулся из своего кокона, чтобы снова разжечь потухшую сигарету. Тяжелый сладковато-едкий дым окутал Баррехо и, на его взгляд, мало чем отличался от запаха марихуаны.

— И что же заставило вас подумать, что у меня есть хоть малейший интерес к контрабандному антиквариату, сеньор шеф полиции Баррехо? — произнес Гроуб ледяным тоном. — Это что, ловушка? Вы решили спровоцировать меня на незаконные действия, чтобы арестовать с поличным?

Баррехо отступил в крайнем испуге.

— Это было бы величайшей глупостью, эччеленца Гроуб, — вымолвил он.

— Да, — подтвердил тот. — Совершенно верно.

— В штате Кинтана-Роо действуют свои особые законы, — продолжал Баррехо — Я знаю свое место в этом обществе, эччеленца, и также знаю ваше. Я никогда не рискнул бы сделать ничего подобного! — Он перевел дыхание. — Смею добавить, мы видели результаты вашего недовольства, эччеленца. Я лично побывал на разрушенной вилле Ксавье Салида. Для меня непостижимо, что именно вы предприняли, чтобы отомстить ему, но абсолютно ясно: вы обладаете непревзойденным могуществом, и у меня нет намерения вставать вам поперек дорого.

Судя по всему, Гроуб засмеялся, хотя сухой прерывистый хрип скорее походил на кашель.

— Мне нравится, что вы так боитесь меня, сеньор Баррехо. Это правда, что… разногласия между мной и Ксавье Салида за последние недели обострились. Но, уверяю вас, я не имею ни малейшего отношения к уничтожению его жилища. Больше всего на свете мне хотелось бы узнать, как можно произвести такое опустошение, потому что тогда мои соперники боялись бы меня так же, как вы.

Потрясенный признанием, Баррехо судорожно пытался переварить полученную информацию. Если Гроуб ни при чем, кто же тогда погубил Салида? Кто в Мексике может обладать разрушающим устройством такой мощности.

Бельгиец тем временем продолжал:

— До меня дошли сведения, что вы и этот бездельник Фернандо Агилар продавали Салида произведения искусства майя из новых раскопок в руинах, которые называются. . — Гроуб приложил палец к губам, вспоминая, — Кситаклан, кажется. Многие из моих слуг-индейцев, включая и нашего друга Хуана, — он бросил взгляд на неподвижного охранника, который по-прежнему держал оружие наготове, — верят, что эти вещи прокляты и их нельзя доставать оттуда, где они находятся. Боги сердятся и посылают отмщение. Ксавье Салида поступил неблагоразумно, покупая украденные древние изделия, и уже заплатил за это. То, что вы мне сейчас предлагаете, вероятно, тоже из Кситаклана? Сеньор Баррехо, я не хочу навлекать на себя гнев богов.

Баррехо натужно рассмеялся и, скрывая волнение, принялся вертеть в толстых пальцах фигурку змея. Его мозг лихорадочно пытался найти такой вариант, чтобы сделка состоялась.

Ему необходимо было продать хоть несколько поделок, он должен добыть деньги. Все, что он мог пожертвовать из своего жалованья, Баррехо уже отдал. Ему было очень трудно совмещать работу шефа полиции со своим истинным призванием — борьбой за независимость штата Кинтана-Роо.

Самым подходящим делом казалась спекуляция на славе майя, народа, создавшего великую цивилизацию в этой части Юкатана. Их драгоценные изделия помогли бы финансировать борьбу за свободу, помочь Баррехо и его группе революционеров отвоевать независимость своей территории, выиграть в борьбе против коррумпированного правительства Мексики. Если им это удастся, то «Либерасьон Кинтана-Роо» провозгласит новое государство, в котором вновь расцветет былая слава майя.

— Должно быть, вы шутите, эччеленца, — наконец произнес Баррехо. — Какие предрассудки' Разве такой высокопоставленный европеец, как вы, может верить в древние проклятия! — Он вопросительно поднял брови.

26
{"b":"1494","o":1}