ЛитМир - Электронная Библиотека

Ему почудилось, что под ступнями вдруг за волновалась вода, и он быстро подтянул ноги Тело Рубикона закачалось на воде, будто подталкиваемое кем-то невидимым Тяжело дыша от страха, Малдер вглядывался вниз, но так ничего и не увидел

— Мне просто показалось, — успокаивал он себя, памятуя о своем слишком богатом воображении

Он потянул за вторую веревку и освободился от нее. Сверху заглядывали индейцы, готовые повиноваться его командам. Подбадривающе помахал рукой Агилар

Малдер накинул освободившуюся мокрую и скользкую веревку на плечо, ухватился за мокрую рубашку Рубикона и подтянул его к себе, затем обвязал веревкой худое тело археолога У него было чувство, будто он обнимает старика.

— Прощайте, Владимир Рубикон, — сказал он, затягивая узел — Во всяком случае, ваше расследование окончено

Он потянул за веревку и крикнул

— О'кей, тяните его наверх

Веревки натянулись от тяжести, когда индейцы стали поднимать труп, даже Агилар кинулся помогать Тело Рубикона медленно поднималось, словно сенот неохотно отдавал свою недавнюю находку Малдер остался в воде один Он надеялся, что если какие-то боги еще существуют в Кситаклане, они не захотят взять его взамен покойного Рубикона

Старый археолог поднимался из воды, как промокшее чучело Вода стекала с рук и ног погибшего Голова была вывернута в сторону, узловатые пальцы странным образом скрючены, мокрая бородка опутана водорослями.

Малдер задыхался и перебирал ногами в воде, ожидая, когда тело несчастного старика поднимут наверх Заметно было, что индейцам стало не по себе, когда труп оказался рядом.

Малдер наблюдал, как они перевалили теле через край и опустили на каменистую землю Скалли помогала им, отвлекшись на минуту от Малдера.

Ему почудилось, будто холодные руки утоп ленников хватают его за руки и за ноги, тянут за мокрую одежду. Малдер решил больше не ждать и, подплыв к стене, начал взбираться наверх хватаясь за выступы камней.

Он проделал таким образом половину пути прежде чем Агилар и индейцы, обступив отверстие колодца, опустили ему связанную петлею веревку и помогли выбраться.

Дрожа от сырости в знойном воздухе Центральной Америки, Малдер напоследок заглянул в глубь колодца. Священный сенот казался тихим и невозмутимым в своей мрачной темноте и… все еще голодным.

По дороге к лагерю Малдер решил поставить на место Фернандо Агилара и повысил голос:

— Больше никаких оправданий, Агилар! Я хочу достать радиопередатчик и сейчас же воспользоваться им. Мы знаем, где он, и хватит задержек. Доктор Рубикон сегодня утром собирался послать сообщение, а теперь это более чем необходимо.

Агилар улыбнулся, признавая его правоту:

— Конечно, сеньор Малдер, это хорошая идея. В свете этой трагедии мы не сможем справиться одни с ситуацией, а? Хорошо, что мы отложили поиски сеньориты Рубикон и ее партии. Да, я сейчас же пойду и принесу передатчик.

С облегчением покинув Малдера, Агилар поспешил к тайнику, где хранилось снаряжение партии. Оно, нетронутое, так и лежало на том месте, где его обнаружили.

Однако Малдер не сказал ему, что намерен отказаться от попыток найти Кассандру.

Скалли опустилась на плиты рядом с телом Рубикона и стала осматривать его, пытаясь получить как можно больше информации.

— Думаю, нет нужды делать вскрытие, чтобы определить, отчего он умер, Малдер, — сказала она.

Она пробежала пальцами по шее старика, ощупала кадык, потом расстегнула рубашку, чтобы осмотреть грудь и плечи.

Индейцы отошли, не желая находиться урядом во время осмотра. На сей раз Малдер не почувствовал из-за этого одиночества. Отдаленное местонахождение и ненадежные спутники внушали ему всевозрастающую тревогу.

Скалли похлопала по грудной клетке Рубикона, наклонив голову и прислушиваясь, словно выгоняла воздух из мертвых легких. Она взглянула на Малдера сосредоточенными, расширившимися от волнения глазами:

— Так вот, более чем определенно — он не утонул.

Малдер с тяжелым чувством смотрел на нее. Легким движением она коснулась шеи старика.

— У него сломано несколько позвонков. Скалли перевернула тело, демонстрируя синевато-багровое пятно у основания шеи, ставшее пурпурным от пребывания в холодной воде. — Я также убеждена, что это повреждение не было вызвано падением в колодец, — сказала она. — Доктор Рубикон не подходил к нему и не падал в воду. Думаю, Агилар хочет заставить нас поверить, что он умер в результате несчастного случая, но вот доказательство того, что Рубикона сильно ударили сзади, ему чем-то сломали шею. По-моему, доктор Рубикон был уже мертв, когда его бросили в сенот.

— Агилар не хотел, чтобы доктор передавал свое сообщение сегодня утром, — заметил Малдер. — Возможно, здесь кроется более важная причина, чем я думал.

— Не забывай, что Агилар привел сюда партию Кассандры, и все они пропали, — сказала Скалли. — Думаю, мы можем предположить, что их тоже нет в живых.

Полагаешь, он собирается нас убить? — Малдер сознавал, что на этот раз задает вопрос абсолютно серьезно, без тени безумной фантазии.

Что ж, здесь все преимущества на его стороне.

— Но у нас пока есть оружие, если уж до этого дойдет, — пожала плечами Скалли. — Подумай. Агилар знает, что мы — федеральные агенты. Он знает, как Соединенные Штаты ведут себя, когда что-то случается с их специальными агентами. Вспомни, когда здесь, в Мексике, были убиты офицеры разведывательного управления. Не думаю, что он настолько глуп, чтобы взять это на себя. Он еще может представить смерть Рубикона как случайность, если мы не докажем обратное, но нашу гибель он не сможет объяснить подобным образом.

Малдер украдкой оглядел площадь, увидев Агилара и его помощников, наконец возвращающихся из леса. Они несли ящик с оборудованием. Выражение лица Агилара не ободрило Малдера.

— Агилар может представлять себе все последствия, — сказал Малдер, — ну а что, если это не он? Что, если это индейцы совершают жертвоприношения, как наш друг Лефти, который вчера отрубил собственный палец?

Скалли помрачнела:

— Если это так, то, думаю, их не очень беспокоит вмешательство американского правительства.

Фернандо Агилар спешил к ним, тогда как индейцы остановились, опасаясь из-за распростертого тела Рубикона подойти поближе.

— Сеньор Малдер, — сказал Агилар, — у меня плохие новости. Передатчик сломан.

— Как это сломан? — спросил Малдер. — Мы только вчера доставали его из ящика.

Агилар пожал плечами и снял шляпу, утирая вспотевший лоб:

— Погода, дожди, здешние условия… Он достал передатчик из ящика и передал Малдеру. Тот осмотрел его и увидел, что задняя стенка задвинута неплотно: детали внутри влажные и изъедены коррозией.

— Внутрь попала вода или насекомые, — сказал Агилар. — Кого тут винить? Передатчик был в старом храме без ухода еще с того момента, когда первая группа покинула Кситаклан. Мы не можем связаться, чтобы вызвать помощь.

— Это трагедия, — сказал Малдер, а затем тихо пробормотал: — И тоже очень своевременная.

Скалли стрельнула в него взглядом, и он понял, что они не должны раскрывать свои карты. Если бы он стал размышлять о правдоподобии, то смог бы поверить в случайную поломку радиопередатчика, или в случайную смерть Рубикона, или в случайное исчезновение Кассандры и других археологов.

Но все, вместе взятое, никак нельзя считать случайными происшествиями.

Напустив на себя безмятежный вид, Скалли произнесла:

— Тогда ничего не остается, как примириться с этим, не так ли, Малдер?

Он знал, что она тоже чувствует себя как в ловушке в этой бескрайней затерянности, без контакта с миром… А единственные люди вокруг них — кучка потенциальных убийц, которые не шевельнут пальцем, чтобы помочь им, если с ними что-то случится.

Руины Кситаклана

Вторник, 14:45

Скалли ощущала на плечах вес прорезиненной ткани водолазного костюма, словно чужую кожу, связывающую движения. Здесь, на твердой земле, пока она с помощью Малдера с трудом ковыляла по каменистой дорожке к священному колодцу, костюм только мешал движению. Громко звякали подвешенные у пояса гири. Она надеялась, что, когда спустится в воду, костюм станет помощью, а не обузой.

35
{"b":"1494","o":1}