ЛитМир - Электронная Библиотека

Что и говорить, достойное окончание дня.

В глубинах подземелья Имперского Инфо-центра время текло настолько однообразно, что казалось, навечно установился один и тот же час, однако персональный внутренний хронометр напоминал Трипио о том, что на Корусканте уже полночь. Парочка ремонтных дройдов самозабвенно работала над демонтажем одного из самых громоздких кондиционеров, который безнадежно спекся накануне. Они достаточно беспечно бросали на пол инструменты и части металлической обшивки, отчего коридоры наполнялись эхом, напоминавшим отзвуки недавней гражданской войны. Ничего плохого в этом, конечно, не было, хотя самому Трипио больше была по душе мерно гудящая тишина последних дней работы.

Никто больше не вмешивался в работу навечно похороненных в информационных вселенных, намертво приросших к своим терминалам архив-дройдов. Арту с рабским рвением продолжал свой круглосуточный поиск.

С оглушительным грохотом дройды уронили трехлопастной механизм вентилятора.

— Эх, — тяжело вздохнул Трипио, — этим бы бугаям — да чуточку моего ума…

Не успел Трипио отойти в сторону, возобновляя свой бесконечный марш по кабинету, как Арту отсоединился от входной перемычки в базу и спешно заверещал что-то щелчками и присвистываниями. Возбужденно попискивая, маленький дройд катался взад-вперед на своих колесиках.

— Ого, — недоверчиво отреагировал Трипио на этот поток информации. — Дай-ка все-таки я проверю, Арту. Вдруг это у тебя опять ложная тревога.

Как только данные выбежали на экран, Трипио, бдительно ознакомившись с ними, не мог заметить ничего, что могло привлечь интерес Арту, — пока один из архив-дройдов не вывел этот участок информации крупным планом, подчеркнув его и снабдив рамкой. Перед каждым абзацем высыпало: ТИММО.

— Хм, — заметил Трипио по этому поводу. — Если так посмотреть — то, конечно, подозрительно и поневоле начинаешь задумываться. Похоже, этот Тиммо и вправду метит в кандидаты. — Тут Трипио огорченно выпрямился, осознавая промашку. — Однако Мастер Люк отсутствует, а мы дальнейших инструкций не получали. К кому же обратиться?

Арту издал призывный сигнал, затем просвистел что-то вопросительное. Трипио обернулся к нему с нескрываемой неприязнью:

— Я не стану поднимать принцессу Лею среди ночи! Я протокольный дройд — я порядки знаю. — Он кивнул в подтверждение своего решения. — Утром мы будем первыми на доклад к принцессе.

Левитирующий поднос с завтраком опустился на стал. Лея сидела на своем утопающем в зелени балконе, в одной из самых высоких башен Столицы. Солнце роняло светлые лучи на город, глубоко врезавший свои корни в каменистую почву Корусканта. Высоко в небе парили крылатые твари, поднимаемые утренними испарениями.

Лея хмуро посмотрела на завтрак, услужливо предложенный подносом. С виду тут ничего аппетитного не было, но Лея понимала, что есть все равно придется. Она выбрала маленькую тарелочку с пирожными-ассорти и отослала услужливый поднос подальше. Перед тем как удалиться, поднос пожелал ей приятного аппетита и счастливого дня.

Лея вздохнула и принялась ковыряться в завтраке. Она чувствовала себя душевно, как, впрочем, и физически, вымотанной. Духовно же она себя ощущала просто вывернутой наизнанку. Как же ей претило ощущать себя настолько зависимой даже от собственного мужа: ей ни разу не удавалось толком выспаться в его отсутствие. Вот уже скоро третий день, как Хэн должен быть на Кесселе, а на обратный путь не уйдет больше двух дней. Нет, искать она его не станет, но почему же он все-таки молчит? Хотя, если честно, они редко находили время поговорить даже дома.

Ну что ж, еще шесть дней — и прилетят двойняшки. А к тому времени появятся и Хэн с Чубаккой, и тогда весь уклад ее жизни изменится. Пара двухлетних непосед, разбежавшихся с шумом и гамом по гулким покоям дворца, заставит их с Хэном посмотреть на вещи в ином свете.

Но почему Хэн не дает о себе знать? Что ему стоило хотя бы раз за все это время выйти с ней на связь? Она еще не решалась признаться, что боится за него.

Выведя Лею из тягостных раздумий, на балконе возник протокольный дройд преклонных лет и старой модели.

— Прошу прощения, министр Органа Соло. К вам посетитель. Вы примете?

Лея тут же отодвинула пирожные в сторону.

— Приму, отчего бы не принять. С утра я всегда принимаю. — Скорее всего, это кто-нибудь из оппозиционеров, из лоббистов-оппортунистов, пришел побеседовать с ней приватным образом, или же какой-нибудь мелкий чиновник разрастающегося бурно аппарата, интриган и паникер, принесший для ознакомления очередной пункт очередного договора, или какой-нибудь сенатор возмечтал переложить на нее часть своих обязанностей.

Однако нежданно-негаданно перед ней возник, в сияющей ярко-красной киноварью пелерине, Ландо-калриссит собственной персоной.

— Доброе утро, мадам министр. Надеюсь, я не оторвал вас от завтрака? — Ландо сиял широкой, обезоруживающей улыбкой.

При его появлении настроение Леи невольно стало проясняться. Она встала ему навстречу и встретила его чуть не у самых дверей. Ландо галантно поцеловал ей руку, однако Лея не удовлетворилась этим и увенчала ритуал приветствия крепким дружеским пожатием.

— Ландо! Уж вас-то я меньше всего ожидала в это утро!

Он проводил ее обратно на балкон, откуда открывался горизонт Имперской Столицы, и, выдвинув плетеное кресло, повесил на него шляпу, взял без спроса пирожное и принялся жевать, задумчиво и меланхолично.

— Итак, что привело вас на Корускант? — поинтересовалась Лея. Только сейчас она вдруг осознала, насколько отвыкла от обычной беседы, без всяких дипломатических задрючек, заковык и подтекстов.

Сбросив крошки с усов. Ландо отвечал:

— Да так, посмотреть, что вы здесь поделываете — в таких больших городах; А где, кстати, Хэн? Она нахмурилась:

— Боюсь, это не самая приятная тема для беседы. Они с Чуви отправились на Кессел, однако, как я начинаю догадываться, воспользовались дипломатическим поручением, чтобы проветриться и тряхнуть стариной.

— Кессел может оказаться местом неспокойным.

Лея отвела глаза в сторону — Хэн ни разу не объявился за все эти шесть дней.

— Это на него не похоже, — заметил Ландо.

— Ты это серьезно? Но уж зато думаю, нам будет о чем побеседовать послезавтра, когда он притащится обратно. — Затем она улыбнулась легкомысленной улыбкой, пытаясь создать видимость непринужденного общения. — Но… давай пока не будем об этом. Откуда ты только берешь время летать с визитами? Ведь у такого уважаемого человека — у такой, не побоюсь этого слова фигуры, — наверное, море обязанностей?

На этот раз отвел взгляд Ландо и, похоже, занервничал. Он уставился на сияющие башни новых зданий, высящиеся над метрополией. Впервые Лея отметила некоторое беспокойство во всем его поведении. Одежда его была несколько потрепанной и выцветшей, и, судя по всему, под солнцами разных планет.

Ландо развел руками и затем взял с тарелки очередное пирожное.

— Правду сказать, я сейчас… гм-м, временно без работы. — Сказав это, он попытался изобразить игривую усмешку, однако Лея отвечала хмурым взглядом.

— А что случилось с горными разработками на Нкллоне? Разве Новая Республика не восстановила твой горнорудный комплекс? Разве не оплачена львиная доля твоих долгов? Не выкуплен контрольный пакет твоих акций?

— Да, но работы еще по горло, и за нее еще платить не переплатить. К тому же после нападения Слуис-Вана мои разработки не разрекламируешь. Тут любой спонсор трижды почешется, прежде чем решится хотя бы на пробный вклад. Да и сам Нкллон — сущий ад, ты же там была. Так что — временно требуется переменить декорации.

Сложив руки на груди. Лея окинула его скептическим взором:

— Ну хорошо. Ландо. Считай, что предварительные объяснения приняты и отмечены соответствующим образом в соответственном месте. Так и что же там случилось на самом деле?

Он заерзал на стуле.

— Ну… я просто немножко проиграл в «сэббэк». Лея пыталась, но не смогла удержаться от смеха.

18
{"b":"1495","o":1}