ЛитМир - Электронная Библиотека

Видеокамеры с высоких насестов обозревали происходящее внизу. Стражники в пятнистой униформе дежурили перед экранами в комнатах надзора. Прочие охранники следили за теми, кто находился в подсобке. Вид у рабочих был аховый: казалось, они годами недоедали и не вылезали на поверхность.

Им навстречу вышел здоровенный детина, чьи глаза были направлены на Скинксиекса: угловатое, тяжелое лицо, иссиня-черная щетина на бугристом подбородке, бугристые ручищи, на которых, казалось, мускулы перепутались местами.

— Привел еще двух? — заговорил бугай. — И только? Маловато будет. — Он подошел к Чубакке и пощупал его бицепсы. Вуки рявкнул и выдернул руку, но детина не придал этому значения. — Добро, один вуки стоит троих, насчет же второго пока не знаю. Это не возместит мне и половины потерь.

Скинкснекс хмуро уставился на него.

— Так перестань терять, — заявил он ледяным голосом и подтолкнул Хэна вперед. — Это Босс Роки, — пояснил он. — Он сделает твою жизнь настоящей сказкой. Страшной такой сказкой. Сказкой ужасов. У него есть на то особые инструкции от Моруса Дула.

— Похоже, он не особо печется о ресурсах рабочих сил. Плох начальник, который не может сберечь своих подопечных, — заметил Хэн.

Роки метнул в него пронзительный взгляд.

— Тут у нас творится что-то непонятное. Мои люди исчезают в самых отдаленных и глубоких туннелях. Со вчерашнего дня я потерял еще двоих. Они исчезают бесследно: даже локаторами обнаружить не удается.

Хэн пожал плечами:

— Еще бы. В таких условиях очень непросто получить качественную медицинскую помощь.

Скинкснекс тут же сунул ему под нос свой двуствольный бластер, продолжая между тем разговаривать с Боссом.

— Дай этим двоим теплоспецовки. Мы присмотрим за ними, пока они будут одеваться.

Роки щелкнул пальцами, и по этому знаку двое стражников бросились рыться в кладовках с тряпьем.

— Человека-то мы приоденем, а вот с вуки сложнее, — кажется, у нас таких размеров отродясь не было.

В конце концов одному из охранников удалось отыскать громадный бесформенный костюм, заношенный каким-то трехруким гуманоидом, однако Чубакке он пришелся впору, — завязанный узлом для герметичности, третий пустой рукав болтался вместе с рукавицей на груди.

Обогреватель, расположенный промеж лопаток, давал некоторый шанс не окоченеть в промозглом холоде шахт и туннелей. Хэн с облегчением увидел, что к спецкомбинезону прикреплена небольшая, но вполне кислородная маска.

Скинкснекс направился обратно к лифту. Стражник уже вошел в кессон. Скинкснекс обернулся и напоследок, словно неудовлетворенный всеми теми пакостями, что успел устроить за день, направил свой двуствольный бластер на Хэна и процедил:

— Надеюсь, в следующий раз Морус не окажется таким гуманистом.

— Ну если ты приберешься в своей комнате без напоминаний и как пай-мальчик доешь мое пюре, — издевательским тоном дополнил Хэн, — тогда папаша Дул, быть может, согласится дать тебе такое серьезное поручение.

— Альфа, на смену, с инструментом на выход! — Зычный рев штейгера Роки без труда заполнил помещение подсобки, и десяток людей дистрофичной наружности поволоклись к нарисованным на полу квадратам: казалось, здесь, несмотря на истощение, кому-то приспичило сыграть в классики. Роки указал на два незанятых квадрата: — Вы двое, позиция восемнадцать и девятнадцать. Пошевеливайтесь!

— А как насчет инструктажа для вновь прибывших? — поинтересовался Хэн.

С живодерской ухмылкой Босс Роки втолкнул его в один из пустых квадратов.

— Это у нас называется — обучение без отрыва от производств!

Словно подчиняясь безмолвной команде, рабочие натянули кислородные маски. Заметив это, Хэн с Чубаккой поспешили последовать их примеру. Большая металлическая дверь в дальнем конце помещения отодвинулась, открывая комнату в сотню метров длиной, с многочисленными иллюминаторами: там колыхались вагончики на воздушной подушке, сцепленные друг с другом магнитными держателями.

Чей-то голос на высокой ноте резанул воздух — другого слова не подберешь, — ворвавшись из системы скрытых громкоговорителей, и рабочие послушно расселись по сиденьям, после чего всю гирлянду как следует тряхнуло.

Чубакка что-то вопросительно проворчал. Хэн беспомощно оглянулся и состроил кислую гримасу.

— Понятия не имею, старина. — Теперь, когда Скинкснекс убрался, блефовать больше не было нужды. Страх начинал понемногу заползать в конечности.

Босс Роки занял кресло в командирском флотере; конвойные распределились по вагонеткам. На каждом охраннике поверх маски были нацеплены инфракрасные очки. Каждый из заключенных сидел не двигаясь, точно прикованный. Металлическая дверь стала задвигаться. Казалось, все напряженно выжидали.

— И что дальше? — пробормотал Хэн. Внезапно развешанные вдоль стен фонари погасли. Хэна с Чубаккой швырнуло в душную вязкую тьму — точно под пленку дегтя.

— Что за…— Тут у Хэна перехватило дыхание. Тьма была не просто густой — она была осязаемой. И казалось, она его видит, а не он ее. Где-то рядом тревожно простонал Чубакка. Хэн слышал, как шевелятся остальные рабочие. Слух его напрягся до предела — воображение тщетно пыталось нарисовать, что происходит, вылепить из тьмы — бессвязных, скользящих и хлюпающих звуков и осязательных ощущений — картину происходящего.

— Держись, Чуви, — бросил он старому приятелю.

Металлическая дверь на противоположной стороне комнаты отъехала в сторону. Скрежет эхом отдался в закрытом пространстве. По ушам хлестнул ветер, когда воздух вырвался наружу, в подземные туннели Кессела.

Хэн лихорадочно вцепился в кислородную маску, точно боясь, что и она куда-нибудь улетит. Ветром выдуло все тепло, и щеки защипал легкий морозец.

Вагонетки заскользили на воздушной подушке, набирая скорость. Ускорение втиснуло Хэна в жесткое неудобное сиденье. Он слышал рев ветра, отражавшийся от стен туннеля. Транспорт мотало из стороны в сторону, и Хэн вцепился в холодный стальной поручень, чтобы ненароком не вылететь из сиденья. Вагончик устремился сначала вперед, затем вниз, а потом его рвануло куда-то вбок. Он понятия не имел о том, каким образом Босс Роки следит за ним, однако догадывался, что система компьютерного надзора не спускает с него глаз.

За их спинами — как раз когда они миновали арочный проем, — точно гильотина, тяжело рухнула металлическая дверь.

Хэн не мог понять одного: отчего шахтеры не развесили по стенам туннеля в качестве вешек хотя бы простейшие светильники-иллюминаторы. Ответ пришел внезапно, точно пощечина: он упустил из виду, что глиттерштим фотоактивен и выдыхается, когда на него попадает луч света, поэтому он и сохранился лишь в темноте подземелий.

Тьма кромешная.

Хэну приходилось постоянно смаргивать, чтобы удостовериться, открыты или закрыты его глаза — хотя разницы при этом почти не чувствовалось.

Дрожь пробежала по его спине, когда он вспомнил слова Босса. Значит, здесь и охотится на рабочих какая-то неведомая тварь, которую никто в глаза не видывал, потому что все свидетели встреч с нею поисчезали. Но куда Денешься от этого плотоядного нападалы, когда со всех сторон — хоть глаз выколи?

Эхо, гулявшее по стенам туннеля, временами глохло, временами приближалось. Его слуховые ощущения начали складываться в пока еще очень приблизительную картину, но он уже догадался, что время от времени вагонетка проскакивает мимо поперечных ответвлений шахты — именно оттуда вырывались особо злобные и кусачие порывы ветра. Никаких запахов он сквозь маску не чувствовал, разве что запах затхлого, отработанного воздуха.

Тут Хэну послышалось и чье-то дыхание, точно кто-то подползал к нему со спины, ближе и ближе.

— Номер четырнадцать, на место!

— «Номер четырнадцать?» — пронеслось у Хэна в голове. Но откуда охранник может знать, кто там крадется в темноте? Тут он вспомнил про инфракрасные очки, благодаря которым охранники видели очертания фигур заключенных

Состав остановился на несколько тошных секунд, покачиваясь, затем вновь дернулся вперед. Загадочный тип продолжал двигаться по направлению к ним. Кто-то изо всех сил пытался вскарабкаться на пустое сиденье за спинами Хэна и Чубакки.

21
{"b":"1495","o":1}