ЛитМир - Электронная Библиотека

Но это его долг. Собирать новый Орден Джедаев — дело не из легких, и если он станет увиливать от первого же испытания собственных сил, то стоит ли браться за такое дело вообще?

Нестерпимый жар нахлынул со всех сторон. Приблизившись к огненной черте. Люк посмотрел на разбитое в куски небо, что светилось сквозь многочисленные трещины в потолке. Затем решительно поставил ногу на первый камень.

И камень выдержал его вес. Люк устремил взор вперед, буквально вцепившись глазами в противоположную сторону. Люди стояли в безмолвном ожидании.

Лава пузырилась под ним, выпуская ядовитые газы. Он попытался задерживать дыхание. Берег по-прежнему казался недостижимым.

Люк стер едкую слезу рукавом и попробовал сосчитать оставшиеся впереди камни. Больше четырнадцати. Третий шаг.

Ганторис появился на дальней стороне, присоединившись к остальным колонистам Эол Ша. Люк, конечно, не ожидал с их стороны возгласов одобрения, но к чему это мрачное выжидательное молчание, он тоже никак не мог взять в толк.

Еще шаг. Лава под ногами поднималась и опускалась, урча, точно брюхо гигантского животного, причем зверски голодного.

Люк сделал еще один шаг, за ним — еще один, не помня какой, — со счета он уже давно сбился. Мало-помалу в нем начинала пробиваться эйфорическая дрожь восторга. Все оказалось вовсе не так трудно, как он предполагал. Он сможет с честью пройти испытание. Решительно и почти бесстрашно он прошел до середины пути.

И тут лава начала колыхаться и шипеть еще энергичнее, чем прежде, словно ее кто-то раскачивал, прячась внизу, под огненной поверхностью озера. Пещера наполнилась рокотом, беззвучным для его слуха, но этот инфразвук превосходно ощутили зубы, которые тут же принялись вибрировать и дребезжать. Желудок его охватили самые мрачные предчувствия. Весь подобравшись, Люк приготовился с честью принять вызов коварной судьбы.

Что-то скрывалось там, под лавой. Что-то живое, и это что-то двигалось.

Внезапно на поверхность вырвалось змееподобное существо, извиваясь и шипя, точно обезумевшая ракета с запаленным фитилем.

Огненный червь обладал треугольной головой, на которой торчали уши с какими-то кисточками. Кристаллические чешуйки покрывали буквально каждый сантиметр его огромного тела. Широкие глаза светились, точно алмазы, — и горели они внутренним огнем. Раскаленный смрад заполнил и без того жаркую и душную атмосферу пещеры; плавательные пузыри во внутренностях змея позволяли ему выныривать на поверхность огненного озера. Кремниевые чешуйки брони сверкали, точно мириады крошечных зеркал.

Люку каким-то чудом удалось удержать равновесие и найти в себе силы для прыжка на следующий камень. Но как только огненный червь поднялся, свиваясь над ним кольцами. Люк мгновенно осознал: ему не убежать от монстра. Замерев на миг и не спуская глаз с новой опасности, он пытался ногой нащупать опору. В то же время, движением почти инстинктивным, он выхватил Огненный Меч, который, щелкнув и прошелестев, мгновенно вспыхнул зеленым лучом клинка в оранжевом свете вулкана.

На противоположной стороне озера люди Эол Ша созерцали поединок неподвижно и безмолвно.

Огненный червь нацелил на Люка свою гадючью головку. Широкая металлическая пасть распахнулась, изрыгая комья остывшей лавы. Бронированные воздухозаборники продолжали шумно втягивать воздух, поднимая на поверхность тело этого воистину библейского чудовища. Люк крепко стиснул рукоять Меча, который против вулканического дракона был все равно что перочинный ножик против Голиафа.

С ультразвуковым ревом огненный червь вновь нырнул в магму, поднимая брызги. Меж тем Люк балансировал, перепрыгивал с камня на камень, уклоняясь от расплавленной лавы. Несколько капель попали на джедайский плащ и воспламенили его — ловким движением Люк успел сбросить его в клокочущее озеро, где он вспыхнул и обратился в пепел, не успев даже долететь до поверхности лавы.

Он выставил Огненный Меч перед собой. Глаза его были широко распахнуты. Всеми сверхчувствами Джедая он пытался предугадать дальнейшее поведение животного. Каждый его нерв был натянут, готовый откликнуться на малейшее колебание воздуха, однако перед ним не было ничего — только беспокойная, щекочущая воображение поверхность лавы.

— Где же ты? — прошептал Люк.

Голова огненного червя внезапно вынырнула на другой стороне озера, готовясь к атаке. Пригнув голову, чудовище хищно ощерилось, обнажив клыки, подобные монументальным сталактитам. Люк одним ловким движением развернулся, взмахнул Мечом и отскочил назад, на ближайший камень.

Меч вовремя и достойно встретил атаку. Но стоило клинку врезаться в зеркальные пластинки брони, как он тотчас же раздробился на тысячи искр, брызнувших разноцветным сиянием по стенам пещеры. Его всемогущий Меч, который мог разрезать, раскромсать и раздробить вообще что угодно, в данном случае смог расколоть всего лишь одну из крошечных кремниевых чешуек.

На другом берегу люди Эол Ша пригнулись, защищаясь от брызг зеленой энергии. Расщепленный камень сыпался со сводов в магму. Люк понял, что, скорее всего, Меч ему больше не пригодится.

Огненный червь, взвыв скорее от удивления, чем от боли, скрылся в волнах лавы. Люк пригнулся, старательно высматривая, откуда зверь появится в следующий раз. Затем повернулся, собираясь перебежать на другую сторону, где его поджидали люди.

Огненный червь, конечно, мог возвратиться в любую минуту. Люк не знал, сколько времени у него в запасе.

Внезапно чудище взметнулось из лавы, рыча, шипя и издавая прочие кошмарные звуки. Он повернулся, выставляя вперед Меч и готовясь погибнуть в бою— однако монстр не проявил к нему заметного интереса.

Сгустки едкого дыма хлестали из смертельной трещины в кремниевой броне, в том месте, где лава проплавила тело червя. Чудовище корчилось в агонии и металось, расплескивая лаву по сторонам. Расплавленная горная порода выела внутренности огненного червя, точно кислота. Сгорающий изнутри, огненный червь содрогался в агонии, рыгая магмой, и полный копоти дым просачивался сквозь крошечную щель брони, которой одной хватило, чтобы разрушить его окончательно и бесповоротно. Когда яростная лава достигла плавательных пузырей, чудовище взорвалось.

Брызги остывающей лавы градом посыпались вниз. Большую их часть Люку удалось отразить при помощи Силы, однако часть обожгла спину и плечи. Смерть червя подняла в расплавленной горной породе шторм, который, однако, вскоре стих.

Люк поднял глаза, удивленно моргая и не веря своим верным спутникам — органам зрения. Народ Эол Ша по-прежнему стоял и поджидал его.

Большая часть камней-ступенек была смыта лавой во время поднявшейся суматохи. Ничего, кроме непроходимой лавы, не оставалось теперь меж ним и Ганторисом. Он не мог закончить своего путешествия. От пережитого ужаса и упадка Силы кружилась голова. Люк почти невидящим взором созерцал непроходимый поток, отделявший его от конечной цели.

Он думал об Ордене, о Новой Республике, которая так нуждалась в нем — Люке. Он должен исполнить свое обещание. Он соберет учеников, которые станут осваивать пути Силы. Он должен. Оставив всякие сомнения, еще содрогаясь от недавнего напряжения, он закрыл глаза.

И ступил в огненное море.

Он не думал о том, что под ногами. Лава расходилась в стороны, избегая соприкосновения с его подошвами. Только Сила сияла и полыхала вокруг. Шаг за шагом он шел по пылающей магме, и перед глазами была только цель — он ни на что не отвлекался, пока не достиг берега, где стоял Ганторис и его люди.

Он чуть не свалился с ног от облегчения, однако вовремя вспомнил, что должен оставаться бесстрастным. Он постарался забыть обо всем случившемся.

Ганторис стоял перед ним с выражением благоговейного трепета на широком лице. Остальные попятились — один Ганторис оставался недвижим. Кадык его шевельнулся, когда глаза их встретились.

— Я сдержу свое обещание, — вымолвил он наконец. — Научи меня твоей Силе.

Без единой мысли в голове, Люк протянул свои слегка дрожавшие руки к голове Ганториса. Он направил ментальные пальцы, шаря на задворках чужого сознания, пока не отыскал наконец таинственную шишку в подсознании Ганториса; и когда он надавил ее…

26
{"b":"1495","o":1}