ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он следующий в очереди. Как только Тиммо подключится к счету, деньги перейдут в его карман в течение минуты. Ловить его надо в момент начисления, иначе он успеет сбросить сумму.

Еще бы, думал Ландо, ведь мошенничество на играх карается смертной казнью, так что Тиммо будет рад унести ноги, оставив свои кредиты… однако что он прячет в кармане?

Как только Тиммо подступил к терминалу и вставил свою карточку, голос диктора вновь прорвался сквозь шум толпы, напоминая о предстоящих гонках в честь визита герцогини с Даргуль. Тиммо заколебался, но все-таки набрал идентификационный код и вставил карточку.

— Вперед, — произнес Ландо, прорываясь к окошечку кассы. Он щелкнул переключателем, и ровное гудение неразличимо вплелось в общий гам.

Тиммо смотрел в кассовый монитор, лихорадочно стуча по клавишам. Ландо подошел со спины и провел детектором по телу Тиммо прежде, чем тот успел осознать, что произошло.

Тиммо оглянулся — глаза его панически расширились: в руках у незнакомца он увидел нечто, что могло оказаться оружием, рядом с ним — двух дройдов, которые могли оказаться телохранителями, и паника эта застигла его врасплох — как раз в тот момент, когда терминал выбросил ему кредитную карточку и вызвал следующего клиента. Тиммо схватил карточку и, бросившись наутек, врезался в толпу, сбив с ног несколько угнотов.

— Эй, Тиммо, стой! — закричал ему вослед Ландо. Но поздно — тот оказался проглочен толпой, хлынувшей со скамеек.

— Сэр, мы должны следовать за ним? — спросил Трипио.

Прочие зрители уже начинали недоуменно пялиться на них. Очередной счастливчик, на чьем лице бродила улыбка беспамятства, подошел к окошечку.

— Нет. — Ландо покачал головой. — Тем более что мы успели его просканировать. Пойдем проверим.

В темном углу, где они могли не опасаться, что их кто-нибудь увидит — да если и увидит, все равно ни черта не поймет, — Ландо просмотрел топографическую карту ауры Тиммо, которую вычертил в воздухе имперский детектор.

Как и ожидал Ландо, аура Тиммо оказалась ничем не примечательной: никакого голубого свечения не было и в помине.

— Он просто мошенник. Трипио был явно разочарован.

— Вы уверены, сэр? Должен заметить, что большое скопление людей могло повлиять на точность показаний. К тому же вы просканировали его слишком быстро и, видимо, издалека. И сам детектор мог за долгие годы устареть и износиться,.

Ландо посмотрел на протокольного дройда со скептической ухмылкой, однако в аргументах Трипио было рациональное зерно. Он должен попробовать еще раз. Тем более что он сам не прочь был задержаться на Умгуле.

— Ну хорошо, мы проверим его еще раз… попозже.

В безмятежной уверенности, что правительству Новой Республики его счет окажется по карману, Ландо со вкусом расположился в просторном гостиничном номере «бизнес-класса». Он заказал у коридорного бармена весьма популярный на Умгуле прохладительный напиток, вкусом напоминавший пунш, и вышел на балкон понаблюдать за тем, как густой вечерний туман клубится над притаившимися внизу улицами. Он потягивал коктейль, не в силах избавиться ни от озадаченной усмешки на губах, ни от бороздивших его лоб морщинок удивления.

— Я вам еще нужен, сэр, или можно отключиться? — спросил Трипио.

— Делай что хочешь! — почти огрызнулся Ландо, подумав о том, как было бы хорошо заткнуть этого механического зануду хоть ненадолго.

— Только держи эфир, на случай если Арту выйдет на связь.

Маленький дройд до сих пор шнырял по шародрому, выясняя, нет ли там чего-нибудь примечательного и необычного. Арту настроился на частоту оперативного канала Ландо и регулярно отправлял донесения.

И не отдых Трипио, в конце концов, занимал Ландо в первую голову. Он подошел к гостиничному терминалу, располагавшемуся в каждом номере, и набрал запрос. Экран автоматически выдал полное расписание шарогонок на ближайшие три недели, однако Ландо это не устроило, и он запросил еще одно меню.

Умгульская Чрезвычайная Гоночная Комиссия была необыкновенно педантична в отношении информации о заездах. Пробы протоплазмы брались у каждого претендента до начала и по окончании гонок в обязательном порядке и подвергались скрупулезному анализу, результаты которого доводились до сведения публики.

С помощью встроенного в терминал ассистент-информанта Ландо смог сопоставить данные по заездам, на которые Тиммо делал самые высокие ставки. Он еще сам не знал, чего доискивается, но подозревал, что дело нечисто.

— Посмотрим… посмотрим. — бормотал Ландо, — нет ли в этих обычных и привычных победителях чего-нибудь такого… незаурядного? Такого, что есть в одних пузырях, но при этом совершенно отсутствует в остальных?

Тиммо за все время своей карьеры игрока лишь однажды прославился на полную катушку, и, если он действовал достаточно тонко, как человек осторожный, оставалось только предположить, что придирчивая комиссия что-то упустила. Однако Ландо догадывался, что Тиммо был шулером незаурядным. К тому же, поскольку сотни и тысячи других людей ставили и выигрывали на каждом из заездов, у комиссии не было оснований уделять особое внимание именно тем, в которых участвовал Тиммо.

— Во всех случаях присутствует одна небольшая аномалия, — доложил ассистент-информант.

— Какая?

— Отчетливые следы углерода, кремния и меди в послефинишных мазках чемпионов этой группы.

— И на это до сих пор никто не обратил внимания? — удивился Ландо.

— Отклонения признаны незначительными. Возможное объяснение: контаминанты проникают в тело во время прохождения препятствий.

— Хм-м, — и что, эти «случайные» следы присутствуют в каждом победителе?

— Да.

— А на других заездах, у других победителей — и, кстати, проигравших — эти следы тоже встречаются?

— Запрос принят (несколько секунд ожидания), нет, сэр, — прозвучало в ответ.

Калриссит осмотрел результаты теста. Количество контаминантов было абсолютно тривиальным, никаких следов допинг-эффекта.

— Вас это все не наводит на размышления?

— Никак нет, сэр, — отвечал терминал.

— Огромное спасибо, — сказал Ландо.

— Всегда к вашим услугам, сэр.

В это время Трипио, точно граф Дракула в гробу, привскочил на своем аккумуляторном ложе, которым были оборудованы все без исключения бизнес-номера.

— Генерал Ландо! Арту только что вышел со мною на связь. — Трипио постучал в шлемофон своим золотым перстом, и динамики отозвались тревожным писком. — Мистер Тиммо вновь появился на шародроме, замаскированный под ковбоя. Арту его идентифицировал. Но что он там делает?

— Пойдем, — отвечал Ландо. — Не ожидал, что Тиммо решится вновь искушать судьбу, но он оказался проворнее, чем я предполагал. Теперь ему от нас не уйти.

С этими словами Ландо схватил плащ и, набросив его на плечи, выскочил из номера. Трипио в тревоге воздел руки и бросился следом, как только зажужжали суставные движки.

Двое бежали по темным, туманным улицам Умгуль-Сити. Известковые каменные блоки, отполированные до блеска влажными ветрами, возвышались над ними, точно штабеля коробок для орехов. Уличные фонари, висевшие в промежутках между блоками зданий, цедили в туман тусклый свет. Рабочие карабкались по высоким лесам, срывая старые флаги, извещавшие о визите сановных особ королевских кровей, и вывешивая на их место новые, в честь герцогини Мисталь.

Ландо во весь дух пустился по мощеным улицам — Трипио при этом не отставал ни на миллиметр. Ступенчатые проходы уводили вверх по могучим многослойным утесам и скалам. Впереди, примыкая к каменной раковине арены, различался широкий освещенный загон, где содержались и проходили медосмотр гоночные пузыри.

Ландо пронырнул сквозь служебный вход к загонам — и Трипио следом. Странные запахи, сырые и затхлые, наполняли воздух. Дройды-чистилыцики сновали но проходам, прибирая и контролируя температурный режим в загонах. Освещение было приглушенным, чтобы настроить пузырей на безмятежный отдых.

— Трипио, так куда мы направляемся?

30
{"b":"1495","o":1}