ЛитМир - Электронная Библиотека

Сенат Новой Республики еще только час назад начал заседание, и еще не закончилось обсуждение насущных вопросов. Люк собирался потревожить парламентариев, когда они вволю выговорятся.

Вокруг кишела жизнью необъятная метрополия Великого Города. И не важно, что еще совсем недавно этот город был сердцем Империи. Прежде всего он — столица Новой Республики. Здание Капитолия, бывший Императорский Дворец — сооружение из отшлифованных глыб серо-зеленой породы и зеркальных кристаллов — тускло сверкал в смутном солнечном свете. Здание возвышалось над всеми прочими строениями, включая даже недавно присоединившуюся к ним громаду Сената.

По большей части Город был безнадежно разорен за время кровопролитной гражданской войны, последовавшей за гибелью Адмирала Трауна. Различные политические группировки бывшей Империи сражались за свою Имперскую отчизну, превращая обширные территории в выжженные руины и кладбища разгромленной военной техники.

Но едва стих шторм последнего сражения, Новая Республика снова объявила войну — разрухе. Многие воины Альянса в скором времени были брошены на восстановление разрушенного хозяйства, и в их число попал и приятель Скайвокера, Видж Антилес. Первостепенное внимание уделялось ремонту и перестройке бывшего Дворца и палат Сената. Имперские дройды-строители рыскали по бесконечным завалам металлического лома, оставшимся на месте былых сражений, выискивая материал для возведения новых зданий.

Вдалеке Скайвокер видел могучего сорокаметрового дройда. Он проламывался сквозь скорлупу полуразрушенных зданий, расчищая путь для транспортной магистрали. Гигантские ручищи-балки сокрушали каменный лик здания, извлекая из него оголенную арматуру и сваливая обломки камней в процессорную пасть, где сырье начинало первую стадию переработки, чтобы выйти в конечном счете готовым к употреблению стройматериалом.

Весь прошлый год жестоких раздоров Люк находился вдалеке от бывшей цитадели Императора, постигая Темную Сторону Силы. В конце концов он стал адъютантом при Императорском штабе, как в свое время и его отец, Дарт Вейдер. Скайвокеру пришлось выдержать нешуточную борьбу с самим собой, и только помощь друзей, только любовь — да, именно любовь Леи и Хэна — помогли ему вырваться на свободу.

Люк заметил дипломатический шаттл: корабль спускался с орбиты, оповещая о своем прибытии причудливой пульсацией бортовых огней. С воем втянув дюзы, корабль сел на платформу верхнего яруса дворца.

О, Скайвокер знал, что такое огонь! Ему казалось, что в груди у него не сердце, а кусок алмаза. Теперь он был не просто одним из Рыцарей Джедаев — он единственный уцелевший Мастер. Люк прошел суровые испытания, какие другим и не снились. Он только теперь постиг Силу, — мог ли он и мечтать, что Сила когда-нибудь откроется перед ним в такой глубине? Новые способности временами даже пугали его.

Ему вспомнились те далекие дни, когда он, идеалист и неутомимый искатель приключений, гонял на «Соколе» по всей галактике, затевая бессмысленные поединки с каждым встречным и поперечным. До сих пор не изгладился в памяти тот скептицизм, которым он был охвачен у первой Звезды Смерти во время сражения при Явине, пытаясь отыскать крохотный термальный клапан. Тогда он и услышал голос Бена Кеноби, убеждавший его довериться Силе. Теперь Люк понимал то, о чем раньше мог лишь догадываться. Особенно близок и понятен стал ему пристальный, гипнотический взгляд старика.

Вот еще один совонетопырь ринулся в мрачный лабиринт нижних уровней и тут же вынырнул, вновь набирая высоту с извивающейся в когтях жертвой — достойной наградой за проворство. На глазах у Люка вторая бросилась наперехват. Соперницы схлестнулись — до него донесся их рассерженный клекот. Добыча выскользнула из когтей и закувыркалась в воздухе, изредка подталкиваемая встречными воздушными течениями, пока наконец не шлепнулась оземь где-то среди узких улочек, затерявшихся где-то внизу в тусклом свете, рассеянном среди руин. Пара мышесов, схлестнувшихся в смертельном поединке, тоже устремилась вниз и разбилась где-то на ступенях пустынного нижнего уровня.

На лицо Люка легло озабоченное выражение. Что это? дурное предзнаменование? Ведь именно в этот момент решалась судьба многих и многих живых и разумных существ, населявших галактику. Люк собирался обратиться в Сенат Новой Республики. Время подошло. Он повернулся и вновь вошел под темные своды холодных коридоров, плотнее запахивая плащ.

Люк стоял у входа в палату заседаний. Просторное помещение плавно уходило вниз гигантским амфитеатром, во внутреннем круге которого находились места сенаторов, выбранных в президиум, а во внешнем — концентрические ряды представителей различных инопланетных рас. Голографические ретрансляторы передавали ход заседания на всю столицу бывшей Империи, параллельно велась запись для передачи на другие планеты.

Солнечный свет просачивался сквозь хрустальные фасеты высокого свода, дробясь на все цвета спектра и отбрасывая радужное сияние в центре зала, где восседали наиболее уважаемые из присутствующих, — стоило кому-нибудь из них шевельнуться, как сразу же их лица и одежда начинали мерцать и переливаться. Люк знал, что это изобретение самого Императора, призванное внушать благоговейный страх находящимся в высоком присутствии.

Сейчас, выступая с центральной трибуны, Мон Мотма, президент Новой Республики, казалось, чувствовала себя не слишком уютно среди пышности и великолепия палаты заседаний. На лицо Люка набежала невольная улыбка: он вспомнил, как при первой их встрече, когда Повстанцы пошли на сближение с Эндором, Мон Мотма описывала устройство второй Звезды Смерти.

Рыжая Мон с ее короткой мальчишеской стрижкой и нежным бархатным голосом меньше всего соответствовала расхожему стереотипу командира межзвездных войск, в ней и намека не было на шарнирное цельнометаллическое суперменство. Зато сейчас бывший член Имперского Сената Мон Мотма, казалось, попала в родную стихию, пытаясь сковать разрозненные обломки Новой Республики в единую сильную державу.

Рядом с Мотмой сидела сестра Люка Лея Органа Соло, с неестественно выпрямленной спиной, внимательно прислушиваясь к ходу заседания и стараясь не пропустить ни слова. Ее дипломатические обязанности от месяца к месяцу становились все серьезней.

Вокруг же помоста заседали члены Высшего Командования Содружества, важные фигуры повстанческого движения, получившие ответственные места в новом правительстве: генерал Ян До-донна, предводитель сражения при Явине против первой Мертвой Звезды; генерал Карлист Риикан, бывший командир спецбазы на ледяной планете Хот; генерал Крикс Мэдин, кадровый офицер Имперской диверсионной службы, чье участие в подготовке разрушения второй Звезды Смерти предопределило успех операции; адмирал Акбар, руководивший флотом Повстанцев во время битвы при Эндоре; сенатор Гарм Бел Иблис, бросивший свои дредноуты против Адмирала Трауна.

Боевые заслуги вовсе не гарантировали, что отважные полководцы окажутся также и дальновидными политиками, однако, учитывая шаткость новоявленной государственности, оставить кадровых военных на государственных постах было достаточно мудрым решением.

Закончив речь, Мон Мотма воздела руки, словно благословляя собрание:

— Призываю к новым деяниям. Желает кто-нибудь высказаться?

Появление Люка оказалось как нельзя более своевременным. Он вышел из темноты в ярко освещенный сводчатый проход и отбросил с лица капюшон. Он говорил мягко, без нажима, однако вкладывая в каждое слово силу Джедая, чтобы воздействовать на каждого из присутствующих в огромном амфитеатре.

— Если можно, я хотел бы обратиться к благородному собранию, уважаемая Мон Мотма.

Шагая легко и уверенно, он сошел по широким ступеням во внутренний круг амфитеатра — достаточно быстро, чтобы не вывести из терпения присутствующих, и в то же время неспешно, храня чувство собственного достоинства.

«Внешность обманчива, — утверждал Йода, — но временами она значит очень много».

Достигнув длинного помоста. Люк почувствовал, что все взгляды обращены на него. Дремлющие очнулись, шепчущие притихли — Люк Скайвокер, последний Мастер Джедай, чрезвычайно редко принимал участие в правительственных заседаниях.

4
{"b":"1495","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Искусство словесной атаки. Практическое руководство
Земля лишних. Два билета туда
Помолвка с чужой судьбой
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Вдохновляющее исцеление разума
Как ты смеешь
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Факультет чудовищ. С профессором шутки плохи