ЛитМир - Электронная Библиотека

Заоблачные ветры, продувавшие каркас Тибаннополиса, издавали стонущие звуки. Они раскачивали проржавевшие незакрепленные части, которые со скрежетом терлись. У ветра был горький химический привкус — в воздухе чувствовались следы газов.

Между балок гнездились черные птицы с треугольными головами. Стоило Люку с Ганторисом двинуться вперед, как они тут же негодующе засуетились, расправляя свои кожаные перепонки. Из зубастых клювов донесся скрежет

Облака, окружавшие Тибаннополис, наливались свинцом близкой грозы. Несколько отсверков уже промелькнуло в громоздких массивах туч нижнего яруса.

— И что дальше? — поинтересовался Ганторис.

Люк вздохнул и достал из грузового отсека несколько надувных одеял и спальный валик.

— Нам предстоит провести пару дней на этом корабле в тесном сотрудничестве. Я не могу рассчитать точнее, когда вернется Стрин, и думаю, мы могли бы как следует отдохнуть.

— Стрин? — переспросил Ганторис.

— Человек, которого мы ждем.

Ливень всю ночь громыхал по кровлям Тибаннополиса, расцвечивая их новыми полосами ржавчины и патины. Люк с Ганторисом отыскали себе пристанище в развалинах одного из зданий, устроив себе ночлег на покосившемся полу.

Отдыхая в Джедай-трансе, который освежал его гораздо лучше обычного сна, Люк почти не уделял внимания окружающему миру, оставив открытым в сознании лишь небольшое окошко, благодаря чему мог в любой момент выйти из транса во всеоружии трезвого и бодрого сознания.

Ганторис удивил его в очередной раз.

— Люк, кажется, сюда кто-то идет. Я чувствую его приближение.

Люк мгновенно пришел в себя и сел на полу под козырьком металлического алькова, уставившись на просветленные ночным ливнем завитки облаков. Всего мгновение понадобилось его сознанию, чтобы убедиться в справедливости слов Ганториса, однако способности юноши в очередной раз поразили его.

— Я тут практиковал, — продолжал Ганторис, — как ты учил, — высовывая сознание наружу и задвигая обратно. Здесь хорошо, ничто не отвлекает…

— Молодец, — похвалил Люк и попытался дополнить свои слова улыбкой, которая получилась не слишком убедительной. — Прибыл тот, кого мы ждали.

Он сфокусировал чувства на темном силуэте, приближавшемся сквозь облачный ландшафт. Люк разглядел поразительное скопление платформ и выпуклых резервуаров, подвешенных на нескольких воздушных шарах и управляемых пропеллерами, торчавшими со всех сторон. Эта диковинная воздушная колесница плыла в их сторону, подгоняемая ветром.

Люк улыбнулся при виде головоломной конструкции, на которую Ганторис смотрел с откровенным удивлением. Вдали уже различалась фигура человека, в старинном летном шлеме, у штурвала, вырастая в размерах по мере того, как ветер подносил корабль к главной платформе. Стрин, газоразведчик, возвращался домой.

Люк с Ганторисом вышли ему навстречу к самому краю причала. Когда это причудливое собрание газовых резервуаров, шаров и сходней приблизилось, Стрин наконец заметил их.

Демонстрируя маневренность своего хитроумного изобретения, он гордо покружился некоторое время над городом, словно выбирая место для посадки. Но, убедившись, что других зрителей на воздушном параде не предвидится, он с мужественным лицом сел.

Точнее, Стрин даже не сел в полном смысле слова, а просто пришвартовал свой громоздкий тарантас к краю посадочной платформы. Люк помог примотать швартов — цепь из стекловолокна.

Никто не произнес ни слова. Стрин бросил на них несколько косых взглядов.

Люк оценил его внешность. Стрин был человекам пожилым, бородатым, со всклокоченной рыжей шевелюрой, так разведенной полосами проседи, что она приняла какой-то неопределенно-кремовый оттенок. Кожа его имела вид, какой можно встретить разве что у обуви: продутая и просоленная всеми ветрами, она стала чем-то особенным и явно просилась на голенища. Газоразведчик был облачен в поношенный комбинезон парашютиста, оснащенный карманами столь обильно, что напоминал древнюю бабушкину шифоньерку. Внешний вид карманов говорил о том, что по большей части они были с начинкой.

Как только Стрин ступил на взлетно-посадочную полосу своего ангара, два пары крылатых монстров взлетели со своих насестов, обмахивая перепонками трубы летательного аппарата, и снова вернулись в засиженные металлические джунгли.

— Вот уже несколько лет, как на улицы Тибаннополиса не ступала нога человека, — изрек Стрин. — Что занесло вас сюда?

Люк выпрямился и посмотрел ему в глаза:

— Мы пришли, чтобы повидаться с тобой.

Ганторис стоял рядом с Люком Скайвокером, чувствуя себя несколько непривычно в новом положении ученика Джедая. Новые, весьма необычные и заманчивые перспективы раскрывались перед ним не без помощи все той же загадочной Силы, ключ к которой был вручен наставником.

Ганторис в очередной раз слушал рассказ Скайвокера об Ордене Джедаев, о том, как нужны ему? кандидаты — индивиды со способностями в области Силы. И скепсис на лице Стрина тоже не укрылся от него — нечто подобное он и сам чувствовал тогда, в первый раз. Однако, если у Стрина и были какие-то мрачные предчувствия и предубеждения, этот отшельник Веспина представлял собой более благодарного и откровенного слушателя. Стрин сидел на платформе, поглядывая в небо, пока в конце концов не обратил свой прямой взгляд на Скайвокера:

— Но при чем тут я? И зачем вы заявились сюда?

Вместо ответа Скайвокер повернулся к Ганторису:

— В атмосфере Беспина на различных уровнях растворено много ценных субстанций. Однако Стрин — газоразведчик, небесный рыбак. В определенное время бури или глубокие атмосферные сдвиги заставляют облако летучих частиц распылять свое содержимое. В это время Стрин и должен подоспеть к воздушным сокровищам со своими резервуарами.

Беспин располагает компьютеризованными сателлитами — спутниками, способными предсказать такие выбросы и своевременна отрядить команду, однако Стрин всегда приходит первым. Непостижимым образом он всякий раз узнает об атмосферном выхлопе загодя. И поджидает со своими газовыми баками, чтобы отсифонить себе урожай и загнать его на сторону, независимым разработчикам.

Скайвокер сел на корточки рядом с отшельником.

— Скажи мне, Стрин, как ты узнаешь местонахождение газовых залежей? Откуда ты получаешь информацию?

Стрин заерзал и заморгал под его взглядом. Теперь он казался еще более встревоженным, чем в первый раз, когда приметил двух незнакомцев на посадочной платформе.

— Ну, я просто… знаю. Я не могу этого объяснить.

Скайвокер улыбнулся:

— Каждый человек располагает Силой до некоторой степени, но совсем немногие имеют врожденный дар Силы. Когда я организую свою Школу, я буду не прочь поработать в тесном контакте с теми, кто уже имеет такой дар, но не знает, как им пользоваться. Ганторис — первый из таких кандидатов. Вас я ожидаю увидеть вторым.

— Пойдем с нами, — добавил со своей стороны Ганторис. — Если Скайвокер прав — только подумай, что нас ждет! Какие перед нами раскрываются горизонты!

— А почему вы так уверены начет меня? — спросил Стрин. — Я, например, всегда считал это просто удачей.

— Разреши мне прощупать тебя, — попросил Люк. — Нет, нет, раздеваться не надо — только дотронуться до твоего лба. — Пальцы Люка мягко прощупали виски Стрина. Ганторис не мог сообразить, чем это занимается Люк, пока не вспомнил, что точно такой же процедуре подвергался и сам, в пещере с огненным озером. Выражение лица Скайвокера на мгновение стало отсутствующим и самоуглубленным, затем он внезапно рванулся назад, словно чем-то ошпаренный.

— Раньше я предполагал, а теперь просто уверен, Стрин. У тебя есть дар. Бояться нечего. Однако сомнения не оставляли Стрина.

— Я поселился в этом месте потому, что люблю одиночество. Среди людей я чувствую себя не в своей тарелке. Какое-то давление… Хотя людей люблю и даже по ним скучаю. Но мне трудно будет освоиться в новой жизни. Все, на что меня хватает, — это быть среди них, пока я доставляю им груз. А потом я снова спешу к себе, в одиночество.

42
{"b":"1495","o":1}