ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стальное крыло ангела
Воскресное утро. Решающий выбор
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Кровь, кремний и чужие
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Гребаная история
Сука
Зона навсегда. В эпицентре войны
Гридень. Из варяг в греки

— Оставайтесь на месте, посланник Фурган, — произнесла она, не произнося формального приветствия. — Я хотела бы показать вам кое-что.

Проектор замерцал, засветился, и знакомая галактика заполнила комнату биллионами звездных пятнышек и крапинок, словно вылетающих из чьих-то щедрых рук. Освещение автоматически померкло, как только океан звезд стал наливаться концентрированным светом, входя в фокус. Из дверного проема вытянули шеи, словно куальские журавли, молодые гвардейцы. На фоне этой величественной картины стоявшие внизу Мон Мотма с посланником Фурганом казались теперь лицами незначительными.

— Вот наша галактика, — заявила Мон Мотма. — Мы тщательно нанесли на эту карту все зарегистрированные системы. Эти звезды… — она махнула рукой, и на обширное пространство хлынул поток голубого, — уже поклялись в верности Новой Республике. Другие — сохраняют нейтралитет, но при этом не проявляют недружелюбных настроений. — Среди звезд появились зеленые облачка.

— Темные участки — остатки империума Шши Руук. — Мотма указала на грязное пятно, покрывавшее часть звездной карты. — Мы еще не полностью освоили их миры, хотя прошло семь лет с тех пор, как Империя и Силы Содружества соединили руки при Бакуре, чтобы изгнать пришельцев.

И наконец, — продолжала Мон Мотма, — мы узнали о тех системах, что по-прежнему хранят верность павшей Империи. — Вспышки красного, намного меньших размеров, распылились по изображению, концентрируясь главным образом в сердцевине галактики, откуда воскресший Император выбрасывал свои боевые подразделения. — Сами видите, что поддержки со стороны вам надолго не хватит.

На Фургана, казалось, рассказ не произвел особого впечатления.

— Ну, точки-то на карте расставить может всякий.

Исходя гневом и обливаясь потом негодования, Лея не переставала дивиться тому, насколько спокойно Мон Мотма управляет ситуацией. Голос ее не поднялся ни на полтона, она просто посмотрела на посланника своими глубокими спокойными глазами.

— Вы можете лично поговорить с любым из представителей указанных миров, и они подтвердят свою лояльность Новой Республике.

— Переменить настроение посла не так просто, как цвет на проекционной карте.

В этот раз голос Мотмы прозвучал с легким надломом.

— Однако никакими настроениями не переменишь фактов, посланник Фурган.

— Дели дело только в фактах, то временами приходится изменять и их.

Тут Лея не могла удержаться, чтобы не закатить глаза. Все это было забавно, но доходило на пустую трату времени. Фурган был непреклонен, как человек, замороженный в углероде.

Вся планетная поверхность Корусканта была покрыта зданиями: слой на слое — восстановленными, разрушенными и вновь воздвигнутыми. Галактические правительства менялись раз в тысячелетие, но Корускант незыблемо оставался центром политики.

Сложные многоугольные конструкции, чередования башен и стен, ажурности и монолитности делали погоду труднопредсказуемой. Временами неожиданные бури подхватывали и сталкивали облака водяного конденсата, поднимавшиеся из чащобы небоскребов, и тогда кратковременные грозовые ливни обрушивались на твердокаменные стены.

Когда многочисленное дипломатическое воинство собралось под Куполом Ботанических Садов для встречи с посланником Фурганом, внезапный шквал водяных капель простучал по прозрачным витражам, сквозь которые бледно светилась заря Корусканта.

Вдали, у самого горизонта, перестроенный Императорский Дворец возвышался, словно невиданный гибрид средневекового собора с древнеисторической пирамидой, выпуклыми глыбами фундамента, отражая множество различных эпох. Лея, сказать по правде, не ожидала, что прием Фургана состоится в месте, хоть как-то напоминающем о былом величин и богатстве низложенного Императора.

Купол Садов покоился на крыше отдельно стоящего небоскреба. Какой-то филантроп времен Старой Республики (баснословно разбогатевший соучредитель Службы гала-новостей с их дальнобойной и неотразимой рекламой) вложил немалые средства в Сады, чтобы получше обустроить и выставить для всеобщего обозрения экземпляры вымершей и экзотической флоры различных планетных систем.

Как раз перед началом ливня прибыла Лея вместе с Трипио и малышами, которых теперь всюду таскала за собой. Она ступила на порог, готовая к обороне, с оправданиями, уже вертевшимися на кончике языка. Она знала, что присутствие двойняшек может вызвать легкое замешательство в чопорной дипломатической среде, но сейчас это ее нимало не волновала

Весь день ее таскал за собой этот несносный Фурган — брюзжал, распоряжался и третировал. Все время, предназначенное для двойняшек. Лея вынуждена была пожертвовать послу, и теперь она решила, что терять ей больше нечего. Она могла быть очень важным и даже незаменимым членом кабинета Новой Республики, но при этом она оставалась матерью, пытающейся втиснуть свои новые обязанности в старый распорядок дня. Переодеваясь в своих апартаментах перед приемом, Лея почувствовала, что ее негодование медленно, но верно близится к точке кипения. Если и дальше все будет продолжаться в том же духе, то не лучше ли было бы Джесину и Джайне оставаться с Винтер?

Слава богу, рядом был Трипио, протокольный дройд. Он мет не только присмотреть за двойняшками, но и в случае чего помочь при переговорах в качестве переводчика.

Со времени исчезновения Хэна беспокойство ее порой доходило до приступов головокружения. От Люка и Ландо не поступило ни слова. А между тем она должна была иметь хоть какую-то опору в жизни. Она была близка к нервному срыву.

Но стоило Лее ступить за порог, как она была остановлена головорезами Фургана. Без шлемов они выглядели еще отвратительнее, особенно когда приходилось встречаться с ними взглядом. За их спинами торчало точно такое же количество стражей Новой Республики, бдительно наблюдавших за клевретами Фургана.

— В чем проблема… — она скользнула взглядом по нашивкам и нарочно ошиблась, -… лейтенант?

— Капитан, — твердо поправили ее. — Мы обыскиваем каждого проходящего. Во избежание покушения.

— Покушения? — удивилась Лея, умело маскируя гнев удивлением. — Ну-ну.

Один из гвардейцев направил на Лею свой ручной сканер и скользнул им вдоль ее тела, проверяя, не спрятано ли на ней оружия. Лея с ледяным хладнокровием подчинилась сканированию.

— Это для безопасности посланника, — пояснил штурмовик и покосился в сторону Джесина и Джайны. — Нас не предупреждали, что будут дети.

— Боитесь, что кто-нибудь из них может убить посланника Фургана? — Лея взглянула в обнаженное бледное лицо, которое недоуменно хмурилось и моргало, — Вы, я вижу, не особенно высокого мнения о своем профессионализме, не правда ли, офицер? — Ах, смятение капитана стоит любых унижений, которым он мог подвергнуть ее, злорадно думала Лея.

— Так, формальная процедура. — Капитан просканировал Джесина и Джайну с явным смущением. Когда его задача была выполнена, он, однако, не посторонился.

Лея скрестила руки на груди.

— И что теперь?

— Ваш дройд, министр, — сказал капитан. — Надо проверить его системы. Возможно, он запрограммирован на убийство.

— Я, сэр? — встрепенулся Трипио. — Вы, верно, шутите.

Лея закатила глаза при одной мысли о том, что благонравный протокольный дройд может оказаться наемным убийцей.

— И сколько времени займет эта процедура?

— Не много. — Капитан взял другой сканер, с рассоединенными проводами.

— Госпожа Лея, я протестую! — Судя по тембру голоса, Трипио был близок к панике. — Если вы помните, я уже был один раз злодейски перепрограммирован в прошлом! Я ни за что не доверюсь второй раз всяким странным обследованиям!

Лея отвечала дройду, не сводя расширенных глаз с лица капитана:

— Пускай, Трипио. Пускай проверяет. И если твоя программа пострадает хоть на байт, этот человек станет причиной инцидента галактического масштаба, в котором его родная Карида явится первой мишенью для соединенных сил Новой Республики.

— Я буду предельно осторожен, министр, — пообещал капитан.

60
{"b":"1495","o":1}