ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не лучшая идея, — кисло ухмыльнулся сторож, морща лобик бледно-макаронного цвета. — Он неуправляемый, и вам придется по два раза перепроверять за ним. Саботажник.

— Меня это не волнует! — снова оборвала его Ксукс. — По крайней мере, он не заснет за работой.

На дальней стороне ангара высокорослый вуки выступил из атакующего шаттла «гамма»-класса. Он выпрямился, словно шаттл был для него неимоверно тесен, и обвел ангар взором. Хэн еле удержался, чтобы не выкрикнуть имя Чубакки. Вуки производил впечатление существа вполне готового к драке и к побегу и, видимо, с трудом сдерживался от очередного самоубийственного выпада. Голыми руками Чубакка мог запросто повалить пятерых-шестерых гвардейцев. Сторож смотрел на Чубакку, будто размышляя.

— У меня приказ лично от адмирала, — сказала Кви, разворачивая приказ с печатью Даалы. Хэн осмотрел остальных бойцов, несущих караул у КПП. Да, здесь не сработает прежний силовой метод, который так пригодился при освобождении Кипа.

Парень стоял рядом с Кви, в броне размером чуть поменьше — и тоже с чужого плеча. Наверняка ему было не по себе, но малый держал себя молодцом, как Хэн и надеялся. Хэн почувствовал, как потеплело у него на сердце при одной мысли о том, что Кип еще сможет вернуться к нормальвой жизни на свободе.

— Порядок, но учтите — берете его на свой страх и риск, — наконец сказал сторож. — Если что-нибудь сломается, я за него не отвечаю — Он. дунул в свисток и махнул рукой паре солдат.

Как только они втроем направились к Чубакке. вуки взревел, озираясь. Хэна он, конечно, не узнал, Кви Ксукс видел первый раз в жизни. Чубакка смотрел в их сторону, издав еще одно грозное предупреждение.

— Будь же паинькой! — завопил сторож, взмахнув электробичом и оставив выжженный след на волосатой спине Чубакки.

Вуки рявкнул, но что-то удержало его, когда двое штурмовиков вздернули свои пушки. Хэн сжал кулаки так, что бронированные перчатки заскрипели. Больше всего на свете ему сейчас хотелось вырвать электробич и засадить его мерзавцу в глотку, включив на полную мощность.

Однако вместо этого Хэн торчал на месте, точно благовоспитанный курсант Кариданской академии на прогулке с девушкой. Все четверо быстро вышли из ангарного отсека. Сторож забыл про них, поспешив к подопечным, налево и направо раздавая удары бичом, чтобы хоть как-то охладить свой гнев. Хэн представил, что он сделает со сторожем, когда тот попадется ему в руки, — перед ним распахнулась картина столь заманчивая, что он невольно зажмурился м замотал головой.

Чубакка продолжая нервно озираться, словно выискивая повод к бегству. Хэн надеялся, что они успеют добрести в местечко поукромнее, прежде чем вуки разорвет мх на части.

Двери закрылись, оставив их в едва освещенном белом коридоре.

— Чуви! — воскликнул Хэн, срывая шлем. После вонючих носовых фильтров даже мускусный запах вуки был ему сладок и приятен.

Чубакка заблеял в радостном удивлении и сразу сцапал Хэна в волосатые объятия, отрывая от пола. Хэн едва успел перехватить дыхание, благодарный защите брони.

— Отставить! — прохрипел он. — Увидит кто — нас поймут неправильно! Ты что, давно не получал из бластера по заднице?

Чубакка согласился и опустил Хэна на места

— И что теперь?

— Если вывезете нас отсюда, — произнесла Кви, — попытка к бегству может оказаться удачной.

Хэн усмехнулся:

— Если проблема только в этом, то мы, считайте, дома. Я управлюсь с любым кораблем — только дайте!

— Тогда стартуем, — воскликнула она, — время пошло.

Загрузившись на борт шаттла, возвращавшегося на Комплекс, Хэн уже не мог задавать вопросов. В окружении других штурмовиков он ни словом не мог переброситься с Кви.

Девушка робко осматривала внутренности корабля, заглядывала в узкие иллюминаторы, в которых чернели глухие и неприступные стены замкнутого пространства — их гравитационной клетки, из которой еще предстояло вырваться.

Ах, как же хотелось Хэну увидеть своих: Лею и двойняшек. Они все больше заполняли его мысли, тесня и без того узкое пространство его черепа с неукротимым лбом. Руки его просто-таки ныли по Лее, по таким обтекаемым — точно баллистическая ракета — контурам ее тела. Но думать о ней в позорной броне имперца казалось святотатством.

Сразу за ним сидел Кип, прячась под маской гвардейца. Но взгляд его из смотровой щели то и дело стрелял в Хэна, — видно, и ему изрядно наскучил этот маскарад. Да, он искал помощи Хэна, и Хэн охотно оказал бы ему таковую, но и он не был посвящен в планы Кви.

Почему же они возвращались на Комплекс, вместо того чтобы, как приличные люди, стибрить корабль и дать деру в открытый космос? Конечно, в любом случае они рисковали свернуть шею, а время сейчас работало только на адмирала.

Хэн должен был как-то всунуться в свободное пока еще пространство между Новой Республикой и воинствующей адмиральшей. Поначалу он подумывал о блокаде Кессела, однако новая напасть была пострашнее — четверка разрушителей в придачу с экспериментальной военной техникой. Рядом с приданым Даалы парк техники Дула был просто свалкой мусора.

Чубакка в кожанке механика смотрелся вылитым рабочим, откомандированным в одну из лабораторий шарашки, — как и жена Цезаря, он был вне подозрений. Он то и дело удовлетворенно хмыкал, еще переживая радость воссоединения с друзьями, но уже кипел жаждой деятельности.

Кви оставалась безучастной, она сидела, сложив руки на коленях, которые, как догадывался Хэн, были такими же хрупкими и голубыми. Однако не переоценивал ли он наивности Ксукс? Как далеко может простираться коварство женщины, тем более инопланетянки? Хотелось бы знать, что у нее под халатиком, но еще больше — что на уме.

Когда шаттл приземлился на одном из астероидов Комплекса, и солдаты разгрузились, Кви повела Хэна, Кипа я Чубакку из каменного ангара прямиком через туннель со сходами, достаточно высокими даже для того, чтобы обеспечивать встречное движение кораблей.

— Вот сюда, — бросила она по дороге. Местность показалась Хэну незнакомой.

— Док, мы что — снова в лабораторию? Кви замерла на середине шага, оборачиваясь к нему:

— Нет, только не туда, — и снова устремилась вперед.

Когда они достигли высоких металлических дверей, охраняемых двумя бойцами, Кви вновь козырнула своим пропуском — мелькнул отсвет голографической печати. Часовые выпрямились так, словно каждому из них впихнули в задницу по раскаленной кочерге.

— Откройте мне, — проговорила Кви.

— Конечно, доктор Ксукс, — откликнулся старший часовой. — Ваш пропуск, пожалуйста.

Она вручила ему ксиву, с трудом сдерживая улыбку. Охранник впился в документ, точно в материнскую грудь. Хэну вдруг стало нехорошо. Эти типы знают Кви в лицо, а она с каждой минутой просто расцветает, — не кроется ли за всем этим какое-нибудь изощренное вероломство? Но какое? Они обменялись взглядами с Кипом, не поворачивая головы — конструкция шлема позволяла.

— Вуки здесь нужен для трудоемкого осмотра двигателя, — пояснила она. — Контрольный осмотр перед завтрашним стартом. А эти двое, — кивнула она головой на Хэна и Кипа, — охрана, приставленная к нему, чтобы периодически делать его шелковым. Этот вуки уже успел кое-что сломать, чего мы больше не допустим. — Хэн при этих словах чуть не подпрыгнул.

Кви говорила быстро, стараясь скрыть волнение.

— Нужно опять соответствующее разрешение, — сказал часовой. — Вы же знаете порядок вещей. — Он вставил пропуск в сканер, отмечая ее визит в журнале посещения. — Возьмите. — Вид у штурмовика был довольно беззаботный: казалось, ему больше нравилось торчать на КПП, чем принимать участие в общей суматохе сборов.

Кви приблизилась ко входному терминалу и надавила кнопку запроса. Затем вставила цидулку с адмиральским клеймом в нужную щель. Хэн подивился тому, сколько раз, оказывается, можно использовать один и тот же кусочек пластика.

— Вот видите, заявка на вуки с сопровождением охраны за собственноручной подписью Тала Шиврона.

73
{"b":"1495","o":1}