ЛитМир - Электронная Библиотека

Чубакка считал, что необходимо направить оккупационные силы Новой Республики к Прорве, для того чтобы вызволить из шарашки порабощенных вуки. Высшее Командование Содружества было не прочь наложить руку и на другие занимательные устройства и модели, оставшиеся в секретной лаборатории. «Вот так — расслабься и рви помидоры», — мыслил Видж. Похоже, события и вещи повернулись к нему интересной своей стороной. Дела пошли намного увлекательнее, непредсказуемее.

Но сейчас он должен был доставить в целости и сохранности малый народ Эол Ша на новую родину.

Когда закончили с перекличкой и размещением на борту судна, Видж высунулся из люка и заприметил Ганториса, сиротливо стоявшего рядом с пирамидой пищевых контейнеров, наваленной у стены. Вождь перемещенной колонии, на вид такой рослый и могучий, казался детдомовцем, достигшим совершеннолетия. И вот его детдом улетал, а он оставался.

— Не беспокойтесь, — заверил его Видж. — Теперь у вашего народа есть новый прекрасный мир. Там все будет совсем по-другому. После вулканов и землетрясений лагерь в Дантуине покажется им сущим раем.

Ганторис кивнул, и морщины легли на его широкий лоб.

— Передайте им мои пожелания… всего…

Видж весело помахал рукой с верхней ступеньки трапа, веселый и жизнерадостный в кителе и космолетном бушлате.

— А вы лучше учитесь, чтоб поскорее стать Джедаем. Только на пятерки!

Люк пристально вглядывался в самую глубину глаз Кипа Даррона, пытаясь разглядеть в них отсвет Силы. Молодой человек моргал, но не отводил взора.

— Плохо с нервами. Кип? — спросил Люк.

— Есть немного. А должно быть плохо? Люк улыбнулся, вспомнив, как кичился перед Йодой, что не боится предстоящей тренировки. «Будешь бояться, — говорил на это Йода. — Потом!» Вмешался Хэн: сжав плечо Кипа, он сказал:

— Ты еще не видел, как он ведет через темный туннель. Как проходит сквозь черную дыру этот чудо-парень, ты тоже не видел, Люк! С закрытыми глазами! Этот паренек — настоящий дизель в области Силы. Самородок.

Люк кивнул:

— Я сам собирался повторить этот фокус около Прорвы. Дело и вправду не из легких.

— Значит, вы возьмете меня в Школу? — спросил Кип, моргая выгоревшими белесыми ресницами. — Я хочу научиться пользоваться Силой. Она у меня есть, я знаю. Сидя в клетке на разрушителе, я поклялся себе, что выучусь. Непременно, во что бы то ни стала

Люк вытащил зарядное устройство и плоские кристаллы старого имперского сканера.

— Последнее слово за техникой. — И, раздвинув пластины, провел ими по телу Кипа с обеих сторон. — Больно не будет. Только снимем карту данных.

Он включил хитроумный прибор, и световые линии начертили в воздухе уменьшенное изображение Кипа, сопровождая его цифровыми выкладками.

Очертания Кипа повисли в воздухе, окруженные ореолом бледно-голубого сияния — того самого, что Люк признал в других за истинный свет Джедая. Однако аура Кипа плыла и менялась, в ней появились темные участки, которые затем посветлели, налились красным, и затем все совершенно перепуталось.

— Что это значит? — спросил Кип.

— Все в порядке, разве не так? — Хэну не терпелось отстоять ценность своего протеже.

Люк осмотрел аномалии карты, озадаченный, — он не знал, как это истолковать. Красное помаргивание могло быть вызвано неполадками и износом оборудования или же тем, что Кип, вследствие тяжелого детства и голодной юности, не развил еще своего природного потенциала. Или…

— Да-а, ничего не скажешь. Силы тут, — не меряно, — сказал наконец Люк, и Кип облегченно вздохнул. — Давай-ка проведем еще одно обследование.

Люк протянул ладони и возложил их на жесткие черные кудри Кипа.

— Пусть делает, что ему нужно, не бойся, — шепнул Хэн молодому человеку. — Доверься ему.

Люк закрыл глаза и направил эманацию на задворки сознания Кипа, где были спрятаны самые затаенные первичные воспоминания, уступившие более просторные помещения сознанию и уму. Люк вплотную подобрался к затаенной шишке в подсознании, нажал и…

… и вдруг почувствовал, что его отшвырнуло, точно пушинку в воздушном шторме Беспина. Он упал плашмя наземь аж на другой стороне комнаты, с трудом переводя дыхание.

Хэн и Кип подбежали к нему, когда он попытался приподняться на локтях. Люк тряс головой, точно пытался вытрясти свое изумление.

— Извините! — воскликнул Кип. — Сам не понимаю, как это получилось. Клянусь!

— Что стряслось? — спросил Хэн, предчувствуя сотрясение мозга. — Что это значит? Кип Люк проморгался, затем натужно улыбнулся остальным:

— Насчет меня не беспокойтесь. Я сам надавил спусковой крючок. Но что за сила в этом человеке! Восхитительная силища!

Люк встал и пожал юноше руку:

— Ты принят, разрази меня гром, в Школу. Надеюсь, что в скором времени мы сможем найти достойное применение твоим задаткам!

ЭПИЛОГ

Люк Скайвокер, Мастер Джедай, стоял на вершине Великого Храма — самого высокого сооружения четвертой луны Явина.

У ног его лежал пустой тронный зал и просторная комната для аудиенций, с высокими стрельчатыми окнами, ярко освещаемая солнцем сквозь стеклянные своды. Облаченный в новый плащ Джедая, с Огненным Мечом на боку. Люк чувствовал, как его омывают волны тепла и спокойствия. Пряный аромат поднимался от сырого тропического леса.

Древние руины, расставленные в строгом геометрическом порядке, еще в незапамятные времена оставила исчезнувшая раса массаси. Со временем этот высокоодаренный народ был окончательно вытеснен с Явина-4 ненасытными джунглями — растения одержали верх на этой планете.

Люк стоял на вершине зиккурата, в свое время служившего смотровой вышкой Повстанцев, и обозревал местность, отмеченную боевым и славным прошлым. Следы копоти на каменных стенах и выжженные полосы лесов еще напоминали о том, что история свершается быстро, но напоминает о себе долго и навязчиво.

Почти все небо было закрыто разбухшей бледно-оранжевой сферой — планетой Явин. Газовый гигант стал прикрытием базе Повстанцев, когда первая Звезда Смерти вышла на его орбиту, выбирая цель для планетобойного суперлазера. База Явина давно была покинута повстанцами. Но многие из развалин вполне могли послужить доброму делу.

Под угрозой мощного флота имперцев, долгие годы скрывавшегося в Прорве, Новая Республика определенно нуждалась в сильной руке, стоящей за чисто военной мощью, она нуждалась в группе стражей, которые наведут и утвердят порядок во всей галактике.

Люк собирался свести здесь всех — не только Ганториса со Стрином, но и Кипа Даррона, и Мару Шейд, и нескольких ведьм Датомира, Кама Солу-сара и других, кого довелось ему встречать со времени Битвы при Эндоре.

И поиск людей с потенциалом тоже следовало активизировать. А как же иначе! Ему нужны кандидаты, свежие силы, в любом количестве.

Верхние ярусы каменных развалин оказались еще достаточно крепкими, чтобы выдержать тяжесть шаттла Люка. На широком внутреннем дворе, уже некогда использованном в качестве посадочной платформы, старый истребитель-крестокрыл Люка охлаждал свои двигатели в прохладном тумане, встающем над джунглями.

Когда Мон Мотма и Лея предложили ему заброшенную базу Повстанцев, он согласился не раздумывая и отправился тотчас же.

Перед началом тренировок Люк хотел воссоздать комплекс упражнений, который Йода использовал на Дагобахе, параллельно с методикой Обиван Кеноби. В руках Люка был также и древний Голокрон — визуальная историческая база данных, унесенная Леей из цитадели воскресшего Императора. Он изучал информацию из тайного хранилища Мудрости Джедаев на Датомире. Короче, инструментов хватало, а ученики Люка носили в себе нераскрытый потенциал могущественнейших сил — запечатанные двери к многочисленным тайнам и силам природы, двери, которые еще предстояло раскрыть.

Но снова все та же мысль не давала ему покоя: а если один из его учеников, подающих надежды, — и даже не один! — попадет на Темную Сторону, достанет ли у самого Люка сил вывести подопечного обратно? И кто этот «черный человек», назойливо гостивший в снах Ганториса, с пророчествами разрушения?

80
{"b":"1495","o":1}