ЛитМир - Электронная Библиотека

Леи поглощали неуклонно расширявшиеся дипломатические обязанности. Однако Лея вызывала у него тревогу: Люк занимался с сестрой уже больше семи лет, и, казалось, она дошла до предела Силы, положенного ей природой. Между тем дочь самого Анакина Скайвокера могла бы более преуспеть в искусстве Силы. Каково же ему будет заниматься с большой группой будущих Джедаев, если он не может управиться с собственной сестрой?

Лея встала из кресла и, подобрав статуэтку с пола, поставила ее на столик. Люк следил за ней, ничем не выдавая своего раздражения.

— В чем дело. Лея? — как можно спокойнее спросил он.

Лея подняла на него черные глаза и, помедлив, ответила:

— Наверное, просто в последнее время я как-то слишком себе жалею. Хэн уже два дня как отбыл на Кессел, но до сих пор не удосужился выйти на связь. Хотя — чего от него ожидать! — Однако за сарказмом в глазах сестры Люк без труда мог прочитать глубокую тоску.

— Порой мне даже кажется, что не надо было обзаводиться детьми. Я провела вместе с двойняшками лишь крохотное мгновение их жизни. Я по пальцам могу сосчитать, сколько раз я навешала маленького. У меня не было времени, чтобы почувствовать себя матерью. Эта дипломатическая поденщина вытеснила все остальное. — Она посмотрела на Люка в упор: — А теперь вот и ты отправляешься в эту свою Экспедицию за Джедаями. Я чувствую себя совершенно потерянной.

Люк коснулся ее руки:

— Ты могла бы стать необычайно могучим Джедаем, если бы как следует концентрировалась. Если ты взыскуешь Силы, стержнем твоей жизни должны стать тренировки, вытеснив все постороннее.

Лея отреагировала на его слова энергичнее, чем он ожидал:

— Может, этого-то я и боюсь. Люк, братец мой Несчастный. Когда я вижу в твоих глазах это выражение, мне кажется, что ты одержимый, кажется, что в пламени этой одержимости сгорает твоя жизнь — и ты идешь огненным коридором ада, стены которого ты сам и воздвиг. Поединок с отцом, дуэль с собственным двойником, служение Темной Стороне при дворе Императора — если все это потребовалось для того, чтобы стать могущественным Джедаем, то увольте, это не для меня!

Она подняла руку, пресекая его попытку сказать что-либо в свою защиту, до тех пор пока она не кончит.

— Я занята архиважной и архинужной работой в Совете. Я помогаю строительству Республики, которая объединит в своем составе тысячу звездных систем. Может быть, в этом цель моей жизни, а не в том, чтобы стать настоящим Джедаем. И может быть — да, может быть, — смысл моей жизни в том, чтобы стать настоящей матерью, а не истеричной феминисткой на побегушках.

Люк замер, не сводя с нее безмолвного и небезопасного взора. Его мысли и эмоции были укрыты от всех — ведь он уже потерял невинность.

— Раз ты так решила. Лея, если такова твоя доля — это вполне достаточный повод для прекращения наших совместных занятий. — Они смотрели некоторое время друг на друга в тягостной тишине. Люк первым отвел глаза в сторону, сменяя тему разговора.

— Однако ты по-прежнему нуждаешься в защите от Темной Стороны. Давай поработаем еще, немного с экранированием и твоей внутренней защитой и затем протрубим отбой, — Лея ответила утвердительным кивком, однако он чувствовал, как дух ее удаляется все глубже внутрь.

Он протянул к ней руки, касаясь черных волос и скользя кончиками пальцев по очертаниям головы:

— Проверим твою блокировку сознания. Я пользуюсь в таких случаях различными техниками, различными методами прикосновений. Попытайся сопротивляться моему проникновению или по крайней мере отмечать точки прикосновения.

Полуприкрыв глаза тяжелыми складками век, Люк направил слабую мысленную волну в сознание Леи, искусно зондируя топографию ее памяти. Сначала она никак не реагировала, однако вскоре Люк почувствовал, как Лея начинает концентрироваться, выстраивая невидимую стену, препятствующую его проникновению. Медленно, но верно ей все-таки удалось заблокировать и вышвырнуть его.

— Хорошо, а теперь попробуем вот так. — И он переключился на другой центр. — Сопротивляйся, если сможешь.

Чем глубже он заходил, тем увереннее оборонялась Лея. Она все быстрее и мощнее парировала его попытки проникновения за воздвигнутый ею барьер. Тут он впервые почувствовал удовлетворение от совместных занятий: нанося удары и выпады наугад, он ни разу не сумел застать ее врасплох. Он чувствовал восхищение, которое переполняло Лею от осознания собственных возросших способностей.

Люк достиг самых потаенных задворок ее сознания, зоны первичных восприятий, туда, где кончалась власть рассудка и управляли одни глубокие инстинкты. Он сомневался, что получит отпор и здесь, да и никто из посторонних не смог бы проникнуть так глубоко. Все ее мысли расстелились перед ним, точно карта, и Люк почти случайно задел одну шишечку, едва заметную, почти изолированную от прочего рельефа мозга. И вот он нажал…

И внезапно почувствовал, как гигантская невидимая ладонь налегла ему на лицо и с ужасной силой отбросила назад. Люк постарался сохранить равновесие, отступив на два шага. Глаза Леи и ее рот широко раскрылись от удивления.

— Что это?.. — почти одновременно вырвалось у удивленного Люка и испуганной Леи. — Не понимаю! — Ответ также прозвучал с завидной синхронностью.

Люк решил повторить все в том же порядке.

— Давай я снова попробую. Только расслабься. Она была какой угодно, но только не расслабленной, когда он вновь попытался достичь задворок ее сознания и отыскать изолированную шишечку, расположенную в некотором отдалении от прочих инстинктивных центров. Дотронувшись до нее, он почувствовал, что неведомая сила вновь отшвырнула его.

— Но ведь я не хотела! — Лея была искренне удивлена.

Люк позволил себе улыбнуться:

— Твои рефлексы захотели. Лея. Когда медицинский дройд стукнет тебя по коленке, твоя нога отреагирует на это помимо желания. Вполне вероятно, мы наткнулись на нечто присущее потенциальному Джедаю и совершенно не свойственное другим. Я хочу, чтобы ты испытала свое умение на мне. Закрой глаза, и я перешлю тебе образ того, что я делал.

— Думаешь, у меня получится? — неуверенно спросила Лея.

— Если это и вправду инстинкт, тебе останется только засечь участок, откуда это исходит.

— Что ж, попытаюсь. — На лице Леи появилась скептическая усмешка.

— Или делай, или не делай. Не надо пытаться. Так говорил Йода.

— Может, хватит цитировать? По крайней мере, на меня ты этим впечатление не произведешь.

Лея дотронулась кончиками пальцев до висков Люка, и тот сделал глубокий вздох, прибегая к технике релаксации, чтобы снять лишние блоки. За последние семь лет он воздвиг между собой и окружающим миром столько всевозможной ментальной брони, что оставалось только надеяться, что он сможет пропустить сестру сквозь свою защиту. Люк почувствовал мягкий толчок ее мысленного проникновения, легкую щекотку ментальных пальцев, обводящих контуры его мозга. Он пропустил ее подальше, на периферию, туда, где дремали примитивнейшие из его инстинктов. «Не могла бы ты-.» — начал было Люк. -

Не успел он закончить вопрос, как Лею отшвырнуло назад и вжало в кресло.

— Ух, — выдохнула она. — Я нащупала твою шишку, но, как только дотронулась до нее, ты сбил меня с ног.

Люк почувствовал, что сквозь тело его проходит легкая звенящая волна.

— Я понял — понял, как это происходит. Совершенно помимо моей воли.

Люк снова задумчиво пожевал губами, и тут новая мысль озарила его рассудок.

— Надо опробовать это на других людях. Если здесь чисто рефлекторная реакция, то она может оказаться полезной для обнаружения людей со скрытыми способностями Джедаев.

На следующее утро столичный шаттл скользнул над крышами Имперского Города, поддерживаемый теплыми потоками воздуха, поднимающегося из расселин меж высотных домов. Ряд зданий, заново воздвигнутый строительными дройдами, напоминал сияющий шеврон, накрепко пришитый к плечу древней столицы.

За пультом управления шаттла восседал адмирал Акбар собственной персоной, ловко перебирая кнопки и клавиши своими рукоплавниками и выпучив рыбьи глаза. За его спиной, надежно пристегнутые ремнями безопасности, сидели Люк Скайвокер и Лея Органа Соло. Забрезживший рассвет выпускал длинные тени из нижних ярусов города.

9
{"b":"1495","o":1}