ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк провожал взглядом фигуры, облаченные в темные джедайские плащи, и все думал о том, как его ученики распорядятся теми знаниями, которыми он поделился с ними и которые они откроют в самих себе. Что, если подобно древнему Экзару Кану они попытаются освоить запретное учение Ситов, которое таит в себе очень тонкие, но тем более опасные расхождения с джедайским кодексом.

Люк боялся того, что может случиться, если один из его учеников забредет в своих поисках истинной силы на Темную Сторону. Но он знал также, что должен доверять им, иначе они никогда не станут Рыцарями-Джедаями.

Глубокой ночью Ганторис, напряженно согнувшись, сидел за загроможденным рабочим столом, тайно занимаясь изготовлением лучевого меча.

Все было погружено во мрак, ничто не отвлекало. Лампа накаливания, не раздражая глаз, бросала сильный пучок света на заваленную рабочими отходами поверхность стола, в то время как остальная часть комнаты оставалась темной. Когда Ганторис протянул руку за очередным инструментом, его тень хищной птицей заколыхалась на древних каменных стенах.

Великий Храм безмолвствовал, подобно старинной звуковой ловушке. Другие ученики Академии, или, как ее называл Люк, «праксеума», отправились в свои кельи, чтобы забыться сном или расслабиться, прибегнув к джедайской методике релаксации.

У Ганториса ныли шея и плечи оттого, что од несколько часов подряд, не разгибаясь, провел за рабочим столом. Он вдыхал и выдыхал воздух, пропитанный дымом древности и шершавым запахом мха, который за тысячи лет пробился в трещины храмовых стен. После того как Ганторис стал жить в этой комнате, рост мха прекратился.

Там, за стенами Храма, джунгли кишели суетливой жизнью, шорохами, щебетом, пением и криками, более сильные существа нападали на слабейших, и первые тучнели, а вторые гибли.

Ганторис продолжал свою работу. Сон уже перестал быть для него необходимостью. Он мог извлекать необходимую энергию, используя различные тайные методы, о существовании которых другие ученики и не подозревали. Его распущенные черные волосы были спутаны, одежда и кожа пропитаны едким запахом пороха.

Он сосредоточился на предметах, лежащих на столе: серебристых элементах, тусклых металлических пластинах, сверкающих прозрачных линзах. Кончиками пальцев он пробежал по холодным кончикам оголенных проводов и взял дрожащими руками ребристую коробочку микроконтроля. Досадливо расширив глаза, Ганторис некоторое время смотрел на свои руки — дрожь не унялась — и вновь погрузился в работу.

Он знал наверняка, что сумеет собрать эту пеструю кучу в единое и безупречное целое. С некоторых пор он стал тем, кто знает, тем, кто сумел привести к общему знаменателю разрозненные элементы джедайской доктрины. Все казалось ему теперь понятным и очевидным. Все без исключения.

Изящный луч-клинок, личное оружие Джедая, символизирует его авторитетность, его рыцарское достоинство. Более распространенные и доступные виды оружия обладают большей разрушительной силой, но только Огненный Меч окружен сиянием древней тайны. Ганторису был нужен Меч — и точка!

По древней традиции каждый Рыцарь-Джедай своими руками делал себе Огненный Меч. Через это испытание должен был пройти рано или поздно каждый кандидат. Но Мастер Скайвокер, казалось, и не думал учить их этому, хотя Ганторис уже изнемог от нетерпения. Ганторис знал, что он был лучшим из учеников, — и решил больше не ждать.

С точки зрения Ганториса, Мастер Скайвокер не знал всего того, чему настоящий Джедай-Мастер должен научить своих учеников. В системе обучения Скайвокера были явные пробелы, свидетельствовавшие о том, что он либо многого не понимает, либо попросту скрывает что-то очень важное. Однако Скайвокер был единственным живым источником джедайской мудрости.

В последнее время Ганторис перестал спать по ночам. Он бродил по гулким залам Великого Храма, шаркая босыми ногами по холодным плитам, которые, казалось, без остатка поглощают все то тепло, которым джунгли успевали напитаться за день.

Иногда ненастными ночами он бродил по лесу, пронизанному дождем, окутанному туманом и оглашаемому истошным стрекотом насекомых. Роса стекала по его ногам и одежде, разрисовывая тело причудливыми узорами, похожими на иероглифическую тайнопись. Ганторис никогда не брал с собой оружия, словно нарочно подвергая себя опасности. Ведь в любой момент он рисковал стать добычей какого-нибудь хищного обитателя девственных джунглей. Но он — Джедай! — не сомневался, что Сила надежно защитит его от любых челюстей и клыков. И действительно, только однажды он чуть было не столкнулся с большим зверем, но тот, почувствовав его приближение, бросился наутек, продираясь сквозь кустарники.

В своих ночных видениях Ганторис часто слышал таинственный, внушающий тревогу голос, по наущению которого он и взялся изготовить Огненный Меч и чьими инструкциями он руководствовался все это время. Ганториса захватила эта новая цель. Настоящий Джедай должен быть изобретательным. Настоящий Джедай должен уметь делать все своими руками и доводить до конца начатое дело.

Используя свои особые способности, он, не прибегая ни к каким инструментам, вскрыл запоры закрытых комнат, оставленных Повстанцами в нижних ярусах Храма, и увидел штабеля различных механизмов, компьютеров, пультов управления и автоматизированных защитных систем, покрытые пылью, глубоко въевшейся в пластик и металл корпусов за долгие годы хранения. Мастер Скайвокер отремонтировал лишь небольшую часть этой аппаратуры, остальное было никому не нужным хламом.

Находясь там в полном одиночестве, Ганторис бесшумно снимал панели доступа, отыскивая необходимые микросхемы, фокусирующие линзы, лазерные диоды, и наткнулся на цилиндрический контейнер длиной двадцать семь сантиметров. Три ночи ушло у него на разборку неисправной аппаратуры, удаление пыли и спор, выдворение грызунов и паукообразных, которые, надо сказать, бежали от него как от чумы. В результате Ганторису удалось найти все, что нужно.

Теперь он был занят сборкой.

Добившись максимального освещения, Ганторис взял цилиндрический контейнер. Он пользовался лазерным резаком для нанесения насечек на пластине регулятора мощности.

Каждый Джедай собирал свой Огненный Меч в соответствии с целым рядом различных спецификаций и личных предпочтений. Некоторые использовали переключатели безопасности, которые отключали светящееся лезвие, когда рукоятка находилась в нижнем вертикальном положении, в то время как другие модели этого не предусматривали.

У Ганториса было несколько собственных идей.

Он установил миниатюрный, но мощный блок питания. Тот точно занял свое место. Ганторис перевел дыхание и на миг расслабился, чтобы унять дрожь в руках, затем взял другой комплект тонких проводков.

Внезапно он вздрогнул и оглянулся в темноту. Ему показалось, что он слышит чье-то дыхание, шуршание темных одежд. Ганторис вглядывался своими воспаленными глазами в дальний угол комнаты, где ему на долю секунды померещилась фигура человека.

— Эй, кто там?! — не выдержал он. Его голос прозвучал резко и отрывисто, как будто он поперхнулся раскаленным углем.

Ему никто не ответил, и он облегченно вздохнул. Во рту у него пересохло, сухость проникла и в горло. Однако ему удалось преодолеть жажду. Воды можно попить и утром. Джедай вынослив.

Сборка Огненного Меча была для него самоиспытанием. Он должен все сделать своими руками.

Ганторис взял самую ценную часть будущего оружия — три сверкающих кристалла, извергнутых высоким давлением из газового ядра гигантского Явина. Когда он и его придурковатый компаньон Стрин обнаружили еще один храм массаси далеко отсюда, в джунглях, Ганторис увидел эти камни на крутых стенах из вулканического стекла. Ими были инкрустированы гипнотические пиктограммы на черном вулканическом стекле, камни сверкали в смутном оранжевом свете дня.

Хотя к ним никто не прикасался в течение тысячи лет, эти камни не удержались под взглядом Ганториса. Они упали к его ногам в крошки туфа — почему-то все пространство вокруг затерянного храма было усеяно туфом. Ганторис подобрал теплые кристаллы, ничего не сказав об этом Стрину, который бродил себе среди памятников массасианской старины, ковыряясь в носу и бормоча какую-то околесицу.

15
{"b":"1496","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Плен
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Сама себе психолог
Гадалка для миллионера
Цвет Тиффани
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
День коронации (сборник)
Человек-Муравей. Настоящий враг
Метро 2035: Приют забытых душ