ЛитМир - Электронная Библиотека

Невесомо паря в теплой воде, ощущая прикосновение пузырьков, Люк взглянул вверх на клочок звездного неба, мерцающий сквозь брешь в потолке, затем перевел взгляд в темную глубину источника.

— Вы видите это? — спросил он.

Дно водоема пришло в движение, словно открылись врата вселенной. Он увидел царственное сияние звезд, мощь и величие галактик, титанические муки гибнущих миров, трепетное мерцание новорожденных туманностей.

Он услышал общий возглас изумления учеников, пораженных этим видением. Казалось, что каждый из них — самодостаточная форма одной и той же вселенной, разглядывающей с огромной высоты их глазами собственные глубины.

Люк почувствовал, как его охватывает удивление, когда он увидел Корускант и миры центра Галактики, подвластные Императору. Он увидел построенные в боевые порядки остатки войск Империи, уничтожающие друг друга в гражданской войне; он увидел опустошенные планеты, которые прежде находились во власти Империализма Сси Руук, позднее разгромленного объединенными силами Империи и Повстанческого Союза при Бакуре. Люк узнал другие знакомые ему миры: Таттуин, Беспин, Хот, Эндор, Датомир и многие другие, включая секретную планету Анот, где он и адмирал Акбар спрятали младшего сына Хэна и Леи.

Однако затем названия и координаты планет заслонили его мозг, и Люк рассердился на себя за то, что он начал думать как тактик, как пилот звездного корабля. Названия миров ничего не значили, их расположение также ничего не значило. Каждый мир и каждая звезда были частью всей Галактики, как и сам Люк и его ученики, как растения и животные в джунглях Явина-4.

Обостренное восприятие Люка отмечало изменения, происходящие глубоко внутри подземных полостей, в том числе подспудные процессы, которые вызывали геотермальные явления, дававшие тепло минеральному источнику. Где-то в глубине коры Явина-4 лопнул огромный пузырь вулканических газов, которые стали подниматься наверх, бурля в разломах породы и ища выход.

Внезапно величественное видение Галактики прорезала черная трещина. Четверо учеников, охваченные испугом, заметались в потеплевшей воде, пытаясь нащупать край водоема. Остальные в панике сбились в кучу.

Люк переборол страх и заставил свой голос звучать спокойно и властно, как это было при переговорах с Джаббой Хаттом. Его слова текли быстро, заполняя оставшиеся в их распоряжении секунды:

— Джедай не ощущает ни тепла, ни холода. Джедай может превозмочь боль. Укрепляйте себя Силой. — Люк вспомнил, как он шел по поверхности магматического озера во время одного из испытаний, предложенных ему Ганторисом. Силой собственной воли он обеспечил дополнительную защиту своему телу, создав вокруг него воображаемый щит — тонкий, как мысль, и сильный, как мысль.

Он окинул взглядом озабоченные лица своих учеников. Кирана Ти, скрипнув зубами, закрыла свои зеленые глаза; Кэм Солузар, мужчина средних лет, смотрел в никуда, но сохранял самообладание; Стрин, мрачный отшельник Беспина, казалось, ничего не осознавал, но инстинктивно усилил свою защиту.

По мере того как огромные шипучие пузыри вскипали на поверхности, Дорск-81 — этот желтокожий клон с отклонениями, искидок бюрократического бытия породившей его культуры — все больше впадал в отчаяние, тщетно пытаясь выбраться из водоема. Люк понял, что без посторонней помощи этот бедолага ни за что не успеет выкарабкаться наружу и сварится заживо при следующем же выбросе раскаленного газа.

Люк не успел и глазом моргнуть, как мускулистая рука Ганториса цепко легла на обнаженное плечо Дорска.

— Живо за мной! — крикнул Ганторис, перекрывая хищное шипение пузырей, снова вскипевших на поверхности горячего источника. Люк увидел необычайно мощную стену защиты вокруг Ганториса и Дорска-81, и в тот же миг извержение газов взбило воду в сплошной вихрь клокочущей пены.

Люка обдало нестерпимым жаром, но, несмотря на это, он почувствовал внезапный прилив сил, увидев, что все Джедай-кандидаты успели взять себя в руки и, как могут, помогают друг другу. Бешеная атака обваривающего кипятка продолжалась всего несколько мгновений, а затем бурлящая поверхность водоема начала успокаиваться.

Видение вселенной исчезло.

— Уф-ф, ну, на сегодня, кажется, хватит, — улыбнулся Люк, с облегчением переводя дыхание.

Он выбрался из источника и встал на ноги. От его тела исходил запах серы. Он наклонился, поднимая с пола свой грубый джедайский плащ.

— Да, неслабая получилась лекция — есть над чем поразмыслить…— сказал он ученикам.

Те стали смеяться и поздравлять друг друга. Они вылезали из воды один за другим. Наконец показались Ганторис с Дорском-81. Вместо того чтобы поскорее одеться, бедолага клон долго и молча тряс руку своему спасителю.

— В следующий раз я буду сильнее, — бормотал Дорск-81, когда к нему наконец вернулся дар речи.

— Конечно будешь, не сомневайся, — ответил ему Ганторис ровным, непроницаемым голосом.

Люк подошел к неспешно одевающемуся темноволосому ученику.

— Спасибо тебе, Ганторис, ты держался молодцом.

— Что мне жара — мне не привыкать, — ответил Ганторис, и его голос стал угрюмым. — Есть вещи и похуже жары. — Он помолчал, потом продолжал, как бы делясь секретом: — Мастер Скайвокер, теперь я знаю, это не вы преследовали меня в ночных кошмарах на Эол Ша. Черный человек — это не вы.

Это признание ошеломило Люка. Из-за темноты он не мог видеть выражения лица Ганториса. На Эол Ша Ганторис страдал от ужасных предчувствий, но с тех пор, как он прибыл на Явин-4, он больше не вспоминал об этом. Люк хотел спросить у него, почему он именно теперь заговорил об этом, но Ганторис повернулся и пошел догонять остальных учеников, которые уже тронулись в обратный путь по мрачным туннелям.

Росистым утром ученики Люка Скайвокера собрались около посадочной площадки, чтобы продолжить занятия. Туман вился вокруг покатого чела Великого Храма. Копошливый шорох джунглей служил привычным сопровождением их причудливых упражнений по удержанию равновесия в самых противоестественных позах. Они делали первые шаги в освоении искусства левитации.

Люк ходил и вспоминал те времена, когда он сам делал эти же упражнения в туманных болотах Дагобаха под руководством учителя Йоды. Он улыбнулся, наблюдая за тем, как Кирана Ти и молодая сказительница историк Тионна пытаются объединить свои усилия. К взаимному удовольствию, им удалось поднять в воздух Арту-Дету. До этого маленький дройд слонялся по посадочной площадке, выдирая неистребимые сорняки. Теперь он висел в воздухе и жалобно дудел, судорожно пытаясь найти в воздухе какую-нибудь опору для своих колесиков.

В этот момент в сумрачном зеве ворот Храма возник Ганторис, помедлив мгновение, он решительно шагнул в туманный свет явинского дня. Люк повернулся, наблюдая за его приближением.

— Наконец-то, Ганторис, — все заждались тебя. — В голосе Люка звучало нескрываемое благорасположение, впрочем, с легким оттенком неудовольствия. Он многозначительно посмотрел вверх, намекая на то, как уже высоко поднялся оранжевый газовый гигант, заполнивший значительную часть неба.

Лицо Ганториса было отечным и воспаленным, словно после ожога. Высокий хмурый лоб, вместо бровей — плотная гладкая кожа. Густые черные волосы заплетены в длинную толстую косу.

— Я готовился к новому испытанию, — объявил Ганторис и, сунув руку в складки одежды, вынул черный цилиндр.

Люк удивленно заморгал, когда понял, что это Огненный Меч.

В тот же момент на землю с пронзительным щебетом упал Арту — это Кирана Ти и Тионна рассредоточили свое внимание, привлеченные странной суетой. Все остальные ученики также прервали занятия и замерли в изумлении.

— Сразитесь со мной, Мастер Скайвокер. — Ганторис скинул плащ, под которым оказался его капитанский китель. По всей видимости, этот китель должен был напомнить Люку, что Ганторис продолжает ощущать себя вождем своего народа"

— Откуда у тебя Огненный Меч? — осторожно спросил Люк. Его мозг интенсивно работал. Он никак не мог поверить в то, что один из его учеников каким-то образом освоил технологию изготовления джедайского оружия и, может быть, даже умеет с ним обращаться.

19
{"b":"1496","o":1}