ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот они возвращались, пробираясь сквозь перистые папоротники и густые кусты, покрытые синими листьями, и за секунду до их появления Люк уже поднял руку для приветствия. Раздвинув тяжелые ветки, навстречу Люку шагнул высокий смуглый мужчина — Ганторис. Кожа его безбрового лица была обветренной и шершавой. Этот человек, живший ранее на Эол Ша, среди гейзеров и магматических потоков, и привыкший хладнокровно относиться к любой опасности, был явно застигнут врасплох появлением Мастера Люка, но уже через мгновение его лицо снова приобрело непроницаемое выражение.

Суровые условия существования на родной планете Ганториса сильно поспособствовали очень раннему проявлению у него задатков Джедая. Сила позволила ему сохранить жизни обитателей всеми забытой колонии на Эол Ша. Ганторису часто снились кошмары — ужасный «черный человек», который вначале овладевает его волей, а потом уничтожает. Этим человеком ему и показался Люк, впервые появившийся перед ним в своем темном джедайском плаще и предложивший место в своей Академии.

Недоверчивый Ганторис, прежде чем дать свое согласие, подверг Люка серьезному экзамену, заставив его сначала выкупаться в кипящей воде гейзера, а затем сразиться с огненным червем, обитателем магматического озера.

Позади Ганториса шел Стрин — второй кандидат в Джедаи. До того как его нашел Люк, Стрин был газоразведчиком и почти всю сознательную жизнь провел в заброшенном небесном городе на планете Беспин. Он умел предугадывать выброс ценных газов из нижних слоев атмосферы. До встречи с Люком Стрин страдал странным недугом: когда он оказывался среди людей, его начинали преследовать голоса, оглушительно звучавшие в его голове; Люк сумел избавить его от этого проклятия и с тех пор расположил его к себе.

На почтительные поклоны учеников Люк ответил крепкими рукопожатиями.

— Ну, с возвращением! Разузнали что-нибудь новое?

— Мы обнаружили еще один храм массаси! — ответил еще не успевший отдышаться Стрин.

Он взволнованно озирался по сторонам. Его редкие седые волосы, с застрявшими в них обрывками растений, сбились в колтун. Старик явно нуждался в отдыхе.

— Да, — подтвердил Ганторис. После похода в джунгли его красноватое лицо и заплетенные в косу темные волосы были покрыты пылью и грязью. — Тот храм, что мы нашли, поменьше этого, но выглядит более крепким. Он сделан из вулканического стекла и стоит в самой середине прозрачного озера, а наверху у него статуя какого-то древнего правителя.

— Там такая силища…— заметил Стрин.

— Да, он прав, я тоже это почувствовал, — добавил Ганторис. Он выпрямился, откинув на спину свою толстую косу. — Мы должны сделать все, чтобы как можно больше узнать о народе массаси. Вероятно, они были очень могущественны, но почему же они исчезли? Что с ними случилось? Может быть, и нам это угрожает, но что?

Люк озабоченно слушал. В этих храмах он тоже ощущал энергию. Когда он попал на Явин-4 впервые, он был желторотым юнцом, решившим посвятить свою жизнь борьбе против Империи. Тогда слово «Сила» мало что говорило ему, потому что впервые он услышал о ее существовании буквально накануне своего прибытия на секретную базу.

Теперь, вернувшись на луну джунглей Джедай-Мастером, он знал множество таких вещей, которые ранее были недоступны его пониманию. Ему уже приходилось сталкиваться с темной силой, которую обнаружил Ганторис, и хотя он и советовал ученикам делиться с товарищами своими открытиями, Люк чувствовал, что определенные знания могут иметь гибельные последствия.

Первым на этот скользкий путь ступил Дарт Вейдер. Люк не исключал возможности, что кто-то из его учеников тоже поддастся соблазну Темной Стороны.

Люк положил ладони на плечи учеников:

— Пойдемте внутрь. Выпьете чего-нибудь. Там прибывает грузовой шаттл. Надо поприветствовать гостя.

На идеально чистой посадочной площадке их уже поджидал Арту-Дету, стоя у кабинки диспетчерской связи, он передавал координаты начавшей снижение космобарже «Звездный Работяга» Х-23.

Подняв голову. Люк наблюдал за снижением корабля, сопровождавшимся гулом двигателей и ревом реактивных струй. Космобаржа «Звездный Работяга» Х-23 представляла собой трапецеидальный грузовой контейнер, снабженный сверхзвуковыми двигателями «инком». Этот внутрисистемник знавал и лучшие дни: теперь же его серый металлический корпус выцвел под огнем бластеров, а многочисленные бугры и вмятины на обшивке говорили, что Х-23 не раз мок под метеоритным дождем. Но при всем при том его посадочные двигатели наполняли воздух на удивление мощным и ровным, чуть ли не музыкальным звуком.

Шаттл замигал гирляндой бортовых огней и мягко опустился на посадочную площадку. Люк попытался заглянуть через крошечное лобовое окно в кабину пилота, но тут с вершин деревьев взлетели крылатые твари, пронзительно крича и ругая по матери этот металлический предмет, так некстати, в самый разгар брачного сезона, нагрянувший в их родные джунгли.

Тяжелые упоры из сталепластика вонзились в грунт с оглушительным гидравлическим свистом. Во влажном воздухе повис запах перегретой смазки, странно смешиваясь с терпкими и сладкими ароматами цветов и листвы.

Этот запах напоминал Люку суматошный Имперский город — политико-административный центр Новой Республики. Несмотря на мир и спокойствие, царившие здесь, на Явине-4, все эти месяцы, Люка охватило прежнее волнение, от которого рубашка у него на спине моментально взмокла. Ему нельзя расслабляться ни на секунду — он здесь не в отпуске, а выполняет задание Новой Республики.

Корпус корабля продолжал издавать гул и после посадки. С шипением раздвинулись задние дуговые двери, как будто бы их одним рывком толкнули два гиганта. Освещенные голубовато-белым светом, в грузовом отсеке громоздились тюки и коробки, упакованные в специальные сетки для перевозки и прикрепленные к стенам: продукты, переговорные устройства, одежда и прочая нужная в быту утварь.

Мягко ступая по грунту посадочной площадки, Ганторис и Стрин подошли к барже и стали рядом с Люком. Темное от загара безбровое лицо Ганториса, благодаря которому он казался всем угрюмцем и мизантропом, на сей раз приняло особенно мрачное выражение.

— Разве нам нужно все это барахло. Мастер? — спросил он.

Люк стал осматривать груз. Судя по бестолковому подбору предметов, список их, вероятно, Лея составляла сама. Здесь были синтезаторы экзотической пищи, удобная одежда, обогреватели, нейтрализаторы влажности и многое другое.

— Разберемся, — улыбнулся Люк.

Под шум поршней и роликов из поднятой кабины пилота выдвинулся трап. На нем возник силуэт человека: высокие башмаки, складки и швы утепленного костюма из ярко-оранжевой простеганной ткани, на его перчатках был вытеснен герб Республики — голубая дуга. Пилот спустился, рывком отбросил белый шлем и встряхнул головой, чтобы немного привести с порядок свои короткие темные волосы.

— Видж, ты — и на грузовике? — улыбаясь воскликнул Люк. — Разве Новая Республика не может подобрать своим генералам занятия поприличней?

Видж Антилес сунул шлем под мышку и протянул Скайвокеру руку. Друзья обнялись.

— Но согласись же — ведь я очень неплохо справился с этой работой, — улыбнулся Видж. — Кроме того, мне порядком надоело фаршировать взрывчаткой развалины и таскать с орбиты на орбиту раскуроченные космопланы. Я решил, что работать на грузовике всяко лучше, чем возиться с рухлядью.

Видж взглянул через плечо Люка, его лицо расплылось в широкой улыбке. Он увидел Ганториса, выходящего из грузового отсека космобаржи. Ганторис подошел к Виджу и резко, почти грубо, пожал ему руку. Встретившись взглядом с пилотом, он спросил:

— Генерал Антилес, что вам известно о моем народе? Надеюсь, они благополучно добрались на Дантуин?

— Конечно, Ганторис. Они там уже хозяйничают вовсю, и дела у них идут прекрасно. У них там вырос целый поселок из самовозводящихся жилых модулей. Недавно подбросили им комплект. Они получили новейшие программы, агротехнику, в том числе сельскохозяйственных дройдов, так что жизнь в поселке бьет ключом. Климат на планете райский, куча всяческой дичи и съедобных растений. Поверь мне, им там куда удобней, чем на Эол Ша.

2
{"b":"1496","o":1}