ЛитМир - Электронная Библиотека

Ганторис нажал кнопку на рукоятке, и тут же из черного цилиндра с оглушительным свистом вырвался сверкающий клинок. По краям раскаленного добела потока энергии появилась кайма интенсивного фиолетового цвета. Ганторис сделал несколько фехтовальных движений, проверяя надежность меча. Пронзительный звук прорвал воздух.

— Разве не испытание для Джедая — изготовить свой собственный Огненный Меч?

Люк попытался осторожно предупредить Ганториса:

— Огненный Меч может показаться примитивным оружием, но на самом деле овладеть им нелегко. Неопытный человек может поранить себя вместо врага. Ты не готов к этому, Ганторис.

Но Ганторис стоял перед ним, как чудом оживший колосс массаси, держа клинок Меча вертикально перед своим лицом.

— Если вы не возьмете свой Меч и не сразитесь со мной, я просто разрежу вас на куски. — Он ждал с самодовольной улыбкой. — Не слишком достойная смерть для Джедай-Мастера, не так ли?

Люк нехотя повел плечом, сбрасывая темный плащ. Он снял Огненный Меч с ремня своего летного костюма и, чувствуя свою Силу, выпустил на свободу желто-зеленое сияние клинка.

Остальные ученики наблюдали за всем этим в изумленном молчании. Люк все недоумевал: как он мог так серьезно просчитаться? Каким образом Ганторис смог дойти до всего этого своим умом? Ведь он должен был потратить уйму сил и массу времени. Когда он успел? Как ему это удалось?

Он шагнул вперед, поднимая лезвие Меча. Ганторис смотрел на него не мигая. В его покрасневших глазах полыхала черная бездна ненависти, и Люка охватило волнение.

Они скрестили клинки, как бы проверяя друг друга. Раздался треск рассеивающейся энергии. Люк ощутил не только сопротивление энергетических лезвий, но и поток Силы. Они вновь сшибли Мечи, на этот раз сильнее. На землю посыпались искры.Ганторис оставил всякий камуфляж, для него это был самый настоящий бой, а не тренировочный поединок. Бешено вращая своим бело-фиолетовым клинком, он ринулся на противника, Люк не пропустил ни одного удара, но по-прежнему только защищался, чтобы не раззадоривать ученика.

Ганторис не издавал ни звука, нанося все новые и новые удары. В воздухе, прорезываемом разноцветными молниями, запахло озоном. Ярость Ганториса потрясла Люка, и он начал отступать к джунглям, ощутив некоторую растерянность: он явно не ожидал от своего ученика такой прыти.

Преимущество было на стороне Ганториса. Люк совсем забыл, что за ним наблюдают остальные ученики.

— Ну что, теперь я — Джедай? — хрипло выкрикнул Ганторис.

Люк отразил удар, затем уклонился от другого. Сквозь сжатые зубы Люк ответил Ганторису:

— Обучение требует прилежания, терпения и самообладания. Джедай не тот, кто умеет сделать Огненный Меч, но тот, кто знает, как и когда им воспользоваться.

Сделав неожиданный выпад, Люк перешел в наступление. При этом он наносил удары так, чтобы, не причинив вреда Ганторису, показать ему свое мастерство.

— Огненный Меч — это оружие Рыцаря-Джедая, но настоящий Рыцарь редко прибегает к оружию для решения спорных вопросов. Джедай предпочитают переубеждать противника или вовсе уклониться от выяснения отношений. Но когда его вынуждают, Джедай бьет быстро и без промаха. — С этими словами он нанес мощный рубящий удар по клинку Ганториса. Едва устояв на ногах, Ганторис неуклюже попятился, путаясь в ветвях кустарника. Сражающиеся втаптывали в землю папоротниковые заросли, ноги их были мокры от росы. Ганторис бешено махал Мечом, ударяя по оружию Люка, но у него была лишь грубая сила, а не умение. Удар Меча пришелся по широкоствольному дереву, и куски побагровевшей коры шумно хлынули на землю.

Люк хотел одного — как можно скорей закончить эту трагикомедию, но глаза Ганториса разгорались все ярче. Словно выпуская зверя из клетки, он нажал на регулятор Огненного Меча, и лезвие, окаймленное фиолетовым сиянием, вдруг вспыхнуло и увеличилось почти вдвое, достигнув размеров копья.

С быстротой молнии Люк отскочил в сторону, но кромка лезвия Огненного Меча рассекла рукав его старого летного костюма, оставив тлеющий надрез.

В глазах Люка промелькнуло удивление. Ганторис не просто своими руками изготовил Меч, но усовершенствовал его конструкцию — дополнительные фокусирующие кристаллы позволяли регулировать вылет клинка. Создание такого оружия требовало адски кропотливого труда, и Ганторис добился этого без посторонней помощи. Возможно ли это?

Не останавливаясь, Ганторис наращивал преимущество, делая выпады с помощью своего удлинившегося лезвия. Он понимал, что теперь Люку ни за что не достать его.

— Ганторис! — послышался срывающийся голос старика Стрина. Но этот призыв остался незамеченным. Ученики столпились у кромки джунглей, беспомощно наблюдая за схваткой.

Безрассудство, с каким действовал Ганторис, очень обеспокоило Люка. Все это напоминало его поединок с Дартом Вейдером. Тогда Император втайне злорадствовал, что заставил Люка поддаться гневу. В тот раз Люк почти проиграл, почти перешел черту дозволенного, за которой начиналась Темная Сторона. Но все-таки у него хватило самообладания и он выстоял.

По всей видимости, Ганторис находился в подобном состоянии.

Люк напрягся, собрал все свои силы и подпрыгнул. Использовав свою способность подниматься выше естественного предела, он достиг толстой нижней ветви дерева, выросшего еще во времена массаси. Он плавно опустился на ветку, не теряя равновесия, и взглянул на разъяренного Ганториса.

— Когда это ты так навострился? — обратился к нему Люк сквозь гудение Мечей, стараясь рассеять злую сосредоточенность Ганториса.

Дрожа от возбуждения, ученик взглянул наверх своими воспаленными глазами:

— Вы не единственный Джедай-Мастер! С гортанным криком Ганторис схватил Меч двумя руками и принялся махать им из стороны в сторону, пережигая массивный ствол дерева. Сыпались искры, клубился дым, влажный коричный запах кипящего древесного сока распространялся в воздухе. Древнее дерево закачалось и рухнуло, с треском ломая еще живые руки своих могучих ветвей.

Люк соскользнул с ветки и ловко приземлился в мягкую путаницу гнилого мха и опавших веток. Все, с этим пора завязывать! Ганторис облеплен злобой, он не в силах заставить себя сделать пару-другую элементарных упражнений и привести в порядок свои нервы.

Ганторис для вящего удобства снова уменьшил вылет своего клинка и бросился на Люка. Сопротивляясь Ганторису, Люк позволил ученику оттеснить себя назад, в заросли высоченных папоротников и сверкающие россыпи орхидей.

Люк вошел в джунгли, как в саму Силу, и скоро нащупал совсем поблизости подходящее ее проявление.

Он нарочно споткнулся о заплесневелый камень и пошатнулся в сторону зарослей. Ганторис атаковал его, прорубаясь сквозь гибкие плети лиан, которые клинок его Меча превращал в клочья серого пара. Взбешенный Ганторис не расслышал хрюкающих звуков, доносящиеся из чащи. Когда Ганторис вновь взмахнул своим Мечом, Люк отпрыгнул в сторону. Бело-фиолетовое лезвие прорезало сцепившиеся шипами ветви, и в тот же миг из кустарника, как черт из табакерки, со страшным ревом выскочил разъяренный зверь.

Покачиваясь из стороны в сторону и фыркая, мимо них протопотал раннип. Это было неуклюжее массивное существо, покрытое лоснящейся шерстью. Хобот раннипа, которым он незадолго до этого рылся в перегное, был облеплен грязью.

Появление раннипа отвлекло внимание Ганториса лишь на миг. Однако Люк успел этим воспользоваться для того, чтобы войти в Силу. Мысленно ухватившись за рукоятку вражеского Огненного Меча, он выбил его из рук Ганториса и даже исхитрился отжать кнопку выключателя лезвия.

Левой рукой Люк перехватил взмывший в воздух Меч Ганториса и выключил свой Меч. Как только прекратилось шипение двух Мечей, в джунглях воцарилась настороженная тишина.

Ганторис в оцепенении смотрел на Люка. Оба они тяжело дышали, дрожа от усталости. Лица их были покрыты испариной. Они стояли лицом к лицу на расстоянии вытянутой руки.

Ледяное молчание нарушил Люк. Он протянул Ганторису его Меч. Тот нерешительно принял свое оружие и посмотрел Люку прямо в глаза.

20
{"b":"1496","o":1}