ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты собираешься поразить меня этим Мечом?! — глухо прозвучал голос.

Ганторис резко обернулся. Нефтяная клякса силуэта проступила на массивных камнях стены. Первое, что пришло ему в голову, даже не в голову, в чуткую ладонь, — рассечь призрак фиолетово-белым лезвием. Но он сдержался, понимая, что это ничего не даст.

Человек-тень разразился хохотом, затем почти без перехода заговорил странным старинным акцентом, распевно и глуховато:

— Так-то лучше. Я рад, что ты научился быть почтительным. Четыре тысячи лет тому назад весь военный флот Старой Республики и совместные усилия сотен Джедай-Мастеров не смогли причинить мне ни малейшего вреда. Что же можешь ты, одиночка?

Черный человек уже успел показать ему, как можно заимствовать энергию других живых существ для пополнения своих собственных резервов. Его сознание было начеку, но нервы были измотаны, тело изнурено.

— Чего ты хочешь от меня? — спросил его Ганторис. — Ты пришел не просто учить меня?

— Я хочу твоего гнева, Ганторис, — прозвучало в ответ. — Я хочу открыть тебе путь к Силе. Я не существую физически, но при достаточном количестве других последователей учения Сигов я успокоюсь, а может статься обрету вторую жизнь.

— Не видать тебе моего гнева, — взволнованно произнес Ганторис. Он пытался собраться с силами. — Джедай не поддается гневу. Нет страсти, есть безмятежность.

— Уволь меня от выслушивания этих пошлостей, — изрекла тень холодным вибрирующим голосом.

— Нет невежества, есть знание, — продолжал Ганторис, следуя Кодексу Джедая, — нет страсти, есть безмятежность.

Черный человек снова расхохотался:

— Спокойствие? Безмятежность? Ты позволишь мне кое-что тебе показать? Надеюсь, ты еще не совсем забыл своих земляков с Эол Ша? Помнишь, как ты радовался тому, что они перевезены в безопасное место? Помнишь? Ну вот, а теперь полюбуйся!

Внутри резко очерченного силуэта человека-тени соткалось изображение зеленых долин планеты Дантуин. Эта картина была знакома Ганторису по тем лентам с записями, которые привозил Видж Антилес.

Однако теперь по девственной саванне стреляли имперские лазеры, взрывая все, что движется, поджигая времянки колонистов и вековые деревья. Обезумевшие люди пытались спастись бегством. Это был его народ, знакомые ему люди.

Ганторис узнавал многие лица, но, прежде чем он произносил очередное имя, люди исчезали один за другим в ярких вспышках. Деревья пылали в виде конических фейерверков, черный густой дым поднимался неровными клубами.

— Ты лжешь! — воскликнул Ганторис. — Это гнусный трюк?!

— Мне незачем лгать — от твоей правды через минуту и так ничего не останется! И ты никак не можешь помешать этому. Неправда ли, просто наслаждение смотреть на гибель своего народа. Разве ты не кипишь от гнева? А ведь в твоем гневе такая мощь.

Вдруг Ганторис увидел старика Вартона, которого он знал всю свою жизнь. Вартон, охваченный столбняком ужаса, стоял посреди этого ада, неподвижно глядя прямо перед собой. Но вот взметнулся зеленый сноп огня, и Вартон…

— Нет! — закричал Ганторис.

— Дай выход своему гневу. Сделай это для меня.

— Нет, — прошептал Ганторис, отворачиваясь от видения руин и почерневших тел.

— Все они мертвы, все, все без исключения, — издевательски повторил черный человек, — никто не уцелел.

Резким движением Ганторис включил Огненный Меч и вонзил клинок в отвратительную маслянистую тень.

Люка разбудило заполошное бибиканье Арту-Дету. С помощью безотказной Джедай-релаксации Люк быстро освободился от тяжелых впечатлений ночи.

— Что стряслось, Арту?

Дройд заверещал, докладывая, что на связи Корускант. Одеваясь на ходу. Люк зашлепал босыми ногами по холодному полу. Было раннее утро. Турболифт спустил его на второй этаж. Люк вошел в некогда многолюдный командный центр, где его ожидало одинокое голографическое изображение Хэна Соло.

— Арту, разберись с освещением. — Он пробирался через завалы оборудования, обросшие пылью стулья, безжизненные компьютерные панели, столы для документации, загроможденные всяким хламом. Но станция связи поддерживалась в рабочем состоянии.

Голографическое изображение Хэна Соло нетерпеливо переминалось с ноги на ногу, или это были просто помехи?

Когда Люк появился в поле зрения Хэна, тот заулыбался.

— Привет, Люк! Ты извини, я, наверное, запутался в часовых поясах. У вас что, еще не рассвело?

Люк провел рукой по волосам.

— Иногда и Джедаю надо отоспаться.

— Правильно, отсыпайся, у тебя не будет такой возможности после прибытия нового ученика. Я имею в виду Кипа Даррона. Хватит ему отдыхать. К тому же мне кажется, что после Кессела он чувствует себя у нас не в своей тарелке. Думаю, что твоя Академия, где ему придется вкалывать весь день, — ближе всего к тем шахтам. По крайней мере у тебя он будет при деле.

Люк улыбнулся старому другу:

— Я буду польщен, если он присоединится к нам, Хэн. Я давно его жду. У парня исключительные способности.

— Вот я и хотел сообщить тебе, что он скоро будет, — заявил Хэн. — Я попытаюсь отправить его ближайшим транспортом на Явин-4.

Люк удивился:

— Почему бы тебе не доставить его на «Соколе»?

Хэн удрученно покачал головой:

— Потому что нет у меня больше никакого

«Сокола».

— Что?

Хэн попытался замять эту тему:

— Ну ладно, мне тут идти надо. Лее скажу, что ты передаешь привет, и обниму за тебя детишек.

— Спасибо, Хэн, но…

Хэн смущенно улыбнулся и резко прервал связь.

Люк не отрывал взгляда от пустого пространства, где только что стоял топографический Хэн. Вначале этот ночной кошмар, этот черный человек, который выдавал себя за Анакина Скайвокера, а теперь недобрые вести о том, что Хэн потерял «Сокола».

Вдруг до Люка донеслись странные звуки из зала: тяжелые шаги, панические возгласы. Он взглянул наверх, собираясь отчитать учеников за нарушение правил джедайского общежития, но тут в командирский центр вбежал Дорск-81.

— Учитель Скайвокер, скорее -идемте, скорее…— Дорск-81 был в ужасе.

— В чем дело? Возьми себя в руки. Расслабься, есть же методика…

Но Дорск-81, схватив Люка за руку, увлек его за собой. Люк чувствовал, что, подобно подземным толчкам, громаду каменного Храма сотрясают импульсы тревоги. Дорск-81 и Люк бежали к турболифту, шлепая босыми ногами по холодным плитам. Когда двери лифта распахнулись, Люк едва не закашлялся: все помещение было задымлено едким смрадом. У Люка все похолодело внутри. Он нерешительно шагнул вперед. У входа в комнату Ганториса стояли бледные и растерянные Кэм Солузар и Стрин.

Поколебавшись лишь мгновение/Люк вошел внутрь.

И тут он увидел на полу то, что осталось от Ганториса, — скрюченное и совершенно обгоревшее нечто. Следы копоти на каменных плитах говорили о том, что он долго метался, пытаясь вырваться из объятий пламени. Кожа Ганториса превратилась в черную шелуху, кости рассыпались в порошок. Над остатками его плаща кривлялись тонкие струйки пара.

Тут же на полу лежал изготовленным Ганторисом Огненный Меч. Все указывало на то, что Ганторис пытался сразить им кого-то — во выронил.

Чтобы устоять на ногах. Люк прислонился к прохладной каменной стене. У него все плыло перед глазами, но он никак не мог отвести взгляда от распростертого у его ног тела — нет, обугленной тени его бывшего ученика.

В комнате уже собрались все остальные ученики. Люк с такой силой вцепился пальцами в облицованный камнем дверной косяк, что на его пальцах появились кровоподтеки. Трижды ему пришлось применять метод Джедай-релаксации, прежде чем он смог произнести хоть слово. При этом ему казалось, что во рту у него не слова, а сырая зола. Именно об этом говорил ему Йода много лет назад.

— Остерегайтесь Темной Стороны, — сказал Люк.

ГЛАВА 11

Сделав восемь ложных выходов в гиперпространство, с тем чтобы сбить со следа возможных преследователей, Акбар направил свой дугокрылый истребитель по нужному вектору к скрытой от любопытных глаз планете Анот. Терпфен «одолжил» этот истребитель, заявив, что ему удалось уничтожить все данные о его существовании. Акбар не стал интересоваться подробностями.

25
{"b":"1496","o":1}