ЛитМир - Электронная Библиотека

— Заходи, — сказал Хэн и начал выкладывать на стол карту за картой.

— Получу ли я дополнительные очки за совершенно случайный набор карт? — вздохнул Ландо. Он положил локти на стол и нахмурился.

Хэн прихлопнул рукой свои карты.

— «Сокол» снова мой!

Ландо глуповато ухмыльнулся, как будто потеря корабля была для него благом.

— По крайней мере ты получишь его в сносном состоянии.

Хэн похлопал друга по спине и танцующей походкой прошел в кабину пилота. Медленно, со вздохом удовлетворения он опустился в кресло.

Теперь, подумал он, если ему удастся вовремя добраться до Леи, можно считать, что денек выдался на славу.

ГЛАВА 20

Кип Даррон с трудом продирался сквозь густой, сочащийся влагой лес Явина-4, пытаясь отыскать потайные тропы в этих негостеприимных джунглях. Он точно знал, куда надо идти. Черный дух Экзара Кана показал ему дорогу.

Заслышав шаги, птицы, питающиеся пресмыкающимися, взмыли вверх, отрываясь от кровавых остовов своих жертв.

Рядом с Кипом ковылял его напарник Дорск-81. Тонкокожий хлипкий инопланетянин был совершенно измотан крутыми подъемами и влажной духотой.

Над их головами в густых ветвях деревьев массаси раздался треск и шорох и мелькнула вспышка пурпурного меха: вуламандра. Дорск-81 встревоженно взглянул вверх, привлеченный звуком, а Кип же не повел и бровью. Он почуял этого грозного хищника еще несколько минут тому назад. И вот теперь преследовавшая их вуламандра сама испугалась и обратилась в бегство.

Кип вытер пот с лица, еще раз огляделся и прибавил шагу, зная, что они уже почти на месте, хотя Дорск-81 об этом не догадывался.

Насекомые с жужжанием роились вокруг них, но Кипу они не досаждали. Он намеренно создал вокруг себя атмосферу тревоги, и низшие существа бежали от него как от огня. Этому фокусу его научил Экзар Кан.

Изо всех сил пытаясь сохранить стремительный темп ходьбы, Дорск-81 даже приоткрыл свой безгубый рот. При взгляде на Дорска-81 с его гладкой оливково-зеленой кожей, приплюснутым носом и оттянутыми назад ушами казалось, что эту расу создавали в аэродинамической трубе. Вид у него был жалкий: его широко расставленные глаза часто моргали, а лицо сверкало влагой.

— Нет, такие трудности не для меня, — объявил Дорск-81.

Кип замедлил шаг, но не настолько, чтобы дать передышку своему товарищу. Он безуспешно пытался смягчить свой тон.

— Конечно, вам бы только кушать по расписанию да пукать по разрешению. Хоть убей, я не понимаю, как смогла планета Кхомм сохраниться неизменной в течение тысячелетий и почему твой народ хотел этого

Дорск-81 не обиделся и попытался объяснить Кипу:

— Наше общество и наша генетика достигли совершенства много лет тому назад. Для защиты от нежелательных изменений мы заморозили нашу культуру на определенном уровне. Мы взяли нашу совершенную расу и клонировали ее, вместо того чтобы подвергаться риску генетических аномалий, возможных при размножении примитивно половым путем. Я — восемьдесят первый клон Дорска. Восемьдесят поколений были одинаковыми, с одним уровнем навыков и умений. Но я оказался другим.

— Но у тебя есть возможность стать Рыцарем Джедаем, как же ты можешь считать себя неудачником? — сказал Кип.

— Неуютно чувствовать себя не таким, как все, — пояснил Дорск-81. Но Кип возразил:

— Иногда приятно осознавать, что ты можешь подняться выше других.

Он протиснулся в узкий туннель из густой растительности и свисающих мхов. Маленькие насекомые кружились вокруг него и тут же как бы отскакивали от его лица. Большие тени неожиданно напомнили ему черные шахты Кессела, где его заставляли работать как раба.

— Империя исковеркала мне жизнь, — стал рассказывать Кип. — Я родился на Дейере. Мои родители были активистами одной из оппозиционных партий. Они праздновали годовщину Германской Бойни, участвовали в демонстрации протеста против разрушения Альдераана, но в какой-то момент Император перестал церемониться с диссидентами, начались массовые репрессии.

Штурмовики ворвались в наш дом около полуночи, мы с братом уже спали. Они схватили моих родителей, станировали их на наших глазах и оставили на полу, парализованных и корчащихся от боли. Мой отец не мог даже глаза закрыть. Я помню, как у него по щекам текли слезы: он был совершенно беспомощен, потому что руки и ноги у него были сведены судорогой. В таком состоянии штурмовики и уволокли их. Мой брат Зет был на пять лет старше меня. Они принялись за него. Ему было всего четырнадцать лет. Они надели ему на руки станер-браслеты, били его и пинали. Потом они станировали и меня.

Позднее я узнал, что моего брата отправили на Кариду. Нас с родителями вывезли на Кессел, в исправительную колонию, где мы должны были работать на спайс-разработках. В результате большую часть своей жизни я провел в полной темноте, в шахтах соблюдалась строжайшая светоизоляция, потому что от света спайсы выдыхаются. Проработав пару лет на спайсодобыче, мои родители умерли.

Я должен был заботиться о себе сам даже после того, как заключенные устроили бунт и захватили власть в исправительной колонии. Их тогдашний пахан — Морус Дул загнал в шахты захваченных имперских охранников и выпустил нескольких заключенных, но не многих и не меня. Хозяева сменились, а мы как были рабами, так рабами и остались.

Дорск-81 смотрел на него своими широко поставленными блестящими глазами.

— Как же тебе удалось сбежать? — спросил он.

— Хэн Соло спас меня, — ответил Кип потеплевшим голосом. — Мы угнали шаттл и смылись в скопление черных дыр. Там мы наткнулись на секретный исследовательский комплекс, и нас снова посадили за решетку — на этот раз адмирал Даала и ее флот Звездных Разрушителей. Даала вынесла мне смертный приговор, но Хэн Соло освободил меня.

Гнев охватил Кипа, в голове у него зашумело, но он чувствовал, что становится от этого только сильнее, и упивался своей мощью.

— Теперь тебе должно быть понятно, почему одно только упоминание об Империи вызывает у меня такую злобу, — сказал он. — Мне кажется, что Империя всегда стремилась уничтожить меня, лишить всех прав и малейших радостей.

— Но ты не можешь сражаться с Империей в одиночку, — высказал свое мнение Дорск-81. Кип долго не отвечал, а потом сказал:

— Пока не могу.

Прежде чем Дорск смог что-либо ответить, Кип раздвинул плотную завесу ветвей с синелистного кустарника и почувствовал, как по его позвоночнику пробежал электрический заряд, будто сама Сила дала ему знак, что они прибыли на место.

— Ну что, — сказал Кип, — похоже, мы у цели.

Сквозь густые заросли виднелось идеально спокойное круглое озерцо, сияющее, как ртутное зеркало. В его центре висел удвоенный отражением небольшой остров, на котором виднелась пирамида из вулканического стекла с острыми гранями, напоминавшая своей архитектурой другой храм массаси, который несколько недель тому назад нашли Ганторис и Стрин, а Люк Скайвокер еще не успел обследовать. Но Кип знал об этом храме все, и знал по рассказам Экзара Кана.

Между остриями раздвоенного шпиля высокой пирамиды стоял колосс — отполированная черная статуя человека с длинными волосами, собранными в пучок на затылке, с татуированным изображением черного солнца на лбу и облаченного в пышные одеяния древнего властителя — Черного Лорда Ситов.

С тяжелым чувством смотрел Кип на изваяние Экзара Кана.

— Как ты думаешь, кто это? — спросил Дорск-81, прищурившись, чтобы лучше видеть. Кип старался не выдать своего волнения.

— Наверно, какой-нибудь местный деятель, — сказал он.

Огромная оранжевая сфера Явина уже спускалась к линии горизонта, освещая лишь самые вершины джунглей. Маленькое солнце системы также клонилось к закату. Двойной свет падал, пересекаясь, на мертвенно неподвижное озеро.

Кип указал на храм:

— Мы можем там заночевать, если хочешь. Дорск-81 с неожиданным энтузиазмом закивал головой.

— Я хотел бы провести ночь в каком-нибудь жилище, — сказал он, — а не на вершине дерева, опутанного лианами. Но как же нам туда добраться? Озеро-то, наверное, глубоченное.

42
{"b":"1496","o":1}