ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты уверен, что мы будем здесь в безопасности? — с тревогой в голосе спросила она. Самым страшным кошмаром для нее было представлять себе, как какой-то имперский шпион вновь захватывает ее и отправляет на исследовательский комплекс в «Черную Прорву», где из нее будут вырывать ее военно-инженерные знания, хочет она этого или не хочет.

— Конечно, — успокоил ее Видж. — Итор — это настоящий рай. Это мир, куда многие молодые пары, — здесь он смущенно запнулся и поправился, — или просто туристы прилетают для того, чтобы провести свой отпуск. В гости к иторианцам приезжают очень многие, и все находят здесь хороший прием.

В годы Восстания Империя окружила эту планету блокадой и даже подвергла ее некоторым разрушениям. Но после того, как им удалось получить нужную сельскохозяйственную информацию по новым методам клонирования, планету оставили в покое.

Видж взглянул на звездную панораму, где яркое солнце иторианской системы светилось беловато-голубым сиянием. Он увеличил обороты субсветовых двигателей и направил корабль к яркой зеленой планете, окутанной голубыми ниточками рек, которые празднично поблескивали сквозь разрывы белых облаков.

— Представим себе, что мы просто в отпуске, — предложил Видж. — Мы будем туристами, и я покажу тебе то, чего ты никогда не видела. Для начала нет ничего лучше этой планеты.

— Я с нетерпением жду встречи с ней, — тепло улыбнулась ему Кви.

Видж смущенно покраснел, затем, чтобы куда-то спрятать свои глаза, изо всех сил сосредоточился на выполнении сравнительно простой задачи выхода на низкую орбиту.

Кви дотронулась до бокового иллюминатора своими бледно-голубыми пальцами, разглядывая головокружительно-прекрасные виды. Она никогда раньше не видела таких экзотических картин, все это разительно отличалось от стерильных помещений с белыми стенами на комплексе «Черная Прорва».

Под ними между вершинами высоких деревьев тропического рая широкие реки сменялись белоструйными водопадами, устремлявшимися вниз со скал. Космическая яхта проносилась над цветущими лугами. Красные, желтые и синие цветы переливались драгоценным ковром, ослеплявшим своей яркостью.

Они пролетели над цепью овальных озер, которые блестели и отражали солнечный свет, как ожерелье, которое Видж подарил Кви несколькими днями раньше. — Красотища! — восхищенно заметила Кви.

— А что я тебе говорил, — улыбнулся ей Видж, — уж мне-то ты могла бы поверить.

Взглянув на него своими ярко-синими глазами, Кви кивнула:

— Да, ты оказался прав. Видж кашлянул:

— Иторианцы берегут свою окружающую среду как зеницу ока. Они считают кощунством касаться ногами земли своих родных джунглей.

— А где же они живут? — удивилась Кви.

— Сейчас увидишь, — отозвался Видж. Они пролетели над вершинами деревьев, и перед ними на горизонте появилась какая-то странная конструкция, которая все увеличивалась в размерах по мере приближения к ней.

— Это город? — спросила Кви.

— Это нечто большее, чем просто город, — ответил Видж. — Это — целая замкнутая экосистема. Иторианцы называют ее Бухта Тафацца.

Огромная дискообразная конструкция разбухала в размерах, заполняя передний иллюминатор, становясь все больше и больше. Она была похожа на толстую монету, диаметр которой превышал размер всего комплекса «Черная Прорва». Хотя город и был построен из сталепластика, он казался живым.

Этот парящий город был заполнен хаотическим нагромождением платформ, посадочных площадок, передающих антенн и всяческой машинерии. Выступающие поверхности были занавешены мхом. На боковых стенах в специальных углублениях росли деревья. Они поднимались высоко в небо и казались толще и крепче металлических башен.

В верхней части поверхности диска своды теплиц сверкали на солнце, как тысячи очей. Сквозь прозрачные своды Кви увидела роскошные ботанические сады, расположенные ровными рядами. Маленькие космические корабли летали, как комарики, вблизи посадочных полос и ангаров.

Расположенные под бухтой Тафанда репульсорные системы поддерживали летучий город над вершинами деревьев. Эллиптическая тень скользила по густолиственному липу планеты. Иторианский город медленно дрейфовал произвольным курсом, не оскверняя ни малейшим прикосновением святой земли.

Видж ввел запрос на посадочные координаты, и ему ответил странный эхоподобный голос. Казалось, что говорят через длинную пустую трубу. Через мгновение послышался треск в системе связи и вновь раздался этот голос — а может быть, другой? — который сообщил об изменении координат:

— Простите вам эту оплошность, сэр. Специальный представитель встретит вас на месте посадки. Мы надеемся, что вам понравится на нашей планете.

Видж недоверчиво покосился на установку связи.

— Почему они организуют для нас специальный прием, — удивился он. — Никто не знает, кто мы на самом деле.

Кабина космической яхты вдруг показалась Кви очень маленькой.

— Ты думаешь, мы в опасности? — спросила она. — Может быть, нам стоит вернуться и поискать другое место для отдыха?

Виджа, видимо, тоже охватили сомнения, но он храбро заявил:

— Нет, все в порядке, я не дам тебя в обиду, не беспокойся.

Они приземлились на указанную полосу, и Видж выдвинул пассажирский трап. Он первым вышел из корабля и подал руку Кви, осторожно помогая ей спуститься. Она легко могла бы спуститься и сама, но ей нравилось то внимание, которое уделял ей Видж.

Космическую яхту окружали широкоствольные с серой корой деревья, низкие ветви которых касались краев длинной плоской платформы. Кви залюбовалась их яркими белыми и голубыми цветами и глубоко вдохнула влажный воздух, наполненный целой симфонией запахов, будивших ее воображение.

— Добрый день!

Кви обернулась и увидела чрезвычайно странного инопланетянина. Рядом с ним стояли два мальчика лет десяти. Сгорбленную спину и плечи инопланетянина покрывала белая накидка, отороченная тесьмой. Голова его была похожа на удлиненный ковш, как будто кто-то взял маску из мягкой глины и придал ей S-образную форму. Рот был глубоко спрятан под нависающей лобной частью, а глаза располагались на втягивающихся отростках. Пока Кви его рассматривала, неуклюжее, на первый взгляд, создание продвигалось вперед мягкой, изящной походкой.

На мальчиках были такие же белые накидки, надетые поверх ярко-зеленых курток. У них были светлые волосы и голубые глаза. На лицах отражалось немое блаженство.

Видж заметил, что Кви поражена внешним видом местного жителя.

— Мне следовало бы тебя предупредить, — сказал он. — Иторианцев обычно называют «млатоглавцами».

Кви задумчиво кивнула, вспоминая о разных странных существах, которых ей уже пришлось увидеть — похожего на рыбу адмирала Акбара и щупальцеголового Тола Шиврона, который руководил комплексом «Черная Прорва». Возможно, не все разумные существа в Галактике столь привлекательны, как люди, особенно такие, как Видж.

— Вообще-то, — заявил иторианин, — нам не нравится слово «млатоглавцы». Оно нам кажется унизительным.

— Примите мои извинения, сэр, — сказал Видж, потупившись.

— Я — Момау Нейдон. Я имею честь оказывать вам услуги, Видж Антилес и Кви Ксукс. Видж взволнованно спросил:

— Откуда вам известны наши имена?

Ответ Момау Нейдон напоминал звук лопающегося пузырька:

— Мон Мотма попросила меня оказать вам самый радушный прием.

— Зачем Мон Мотма сообщила вам о нашем прибытии? — удивился Видж. — Нам не хотелось бы привлекать к себе внимание.

Нейдон отвесил легкий поклон:

— Я сочувствовал Повстанческому Союзу со времен моей ссылки на Таттуин — более десяти лет тому назад. Мой народ изгнал меня на эту пустынную планету, где меня окружали пески, а не эти прекрасные леса. Империи была нужна информация по сельскому хозяйству. Я предоставил эту информацию, чтобы спасти нашу планету от дальнейшего разрушения. Но все же мой народ изгнал меня. Сюда я вернулся после смерти Императора и пытаюсь искупить свою вину.

Нейдон обратился к мальчикам:

51
{"b":"1496","o":1}