ЛитМир - Электронная Библиотека

— Возьмите багаж наших гостей. Мы покажем им их комнаты.

Мальчики двигались удивительно синхронно, без ненужной суеты, свойственной детям. Из космической яхты они принесли блестящие серебристые контейнеры с одеждой Кви и Виджа.

Молодые люди шли за Нейдоном по живому зеленому туннелю, который образовывали свисающие до земли ветви.

Нейдон продолжал:

— Я был также у Моса Эшли, когда Люк Скайвокер и Оби-Ван Кеноби впервые встретились с капитаном Соло. В то время я еще многого не знал, но эту встречу помню отчетливо, хотя тогда я… был занят другими делами.

— Удивительно, как вы смогли запомнить встречу, которая произошла так давно, — заметил Видж.Нейдон подошел к замаскированному турболифту, похожему на большой, покрытый листьями кокон. Он открылся, все вошли в него и начали спуск в нижнюю часть Бухты Тафанда.

Выдержав паузу, Нейдон наконец проговорил:

— У иторианцев хорошая память. Он вел их по коридорам, продуваемым приятным ветерком, мимо небольших оранжерей, в которых находились образцы растительной жизни из различных частей планеты. Вблизи неназойливо журчавшего фонтана Нейдон показал на две двери, разделенные коридором.

— Вот эти две комнаты — ваши, — сказал он. — Пожалуйста, обращайтесь ко мне, если вам что-либо понадобится. — Два загадочных мальчика составили багаж у дверей к встали рядом с Нейлоном.

Кви наконец решилась заговорить:

— Вы не представили вам детей. Вы присматриваете за ними?

Ответ Нейлона сопровождался таким же звуком лопающегося пузырька:

— Это — ростки, выращенные из плоти моего врага. Они также являются памятью о моем пребывании на Таттуине. — Нейдон склонил свою ковшевидную голову.

Мальчики оставались безучастными. Нейдон разрешил им удалиться, а затем и сам, не взглянув больше на гостей, отправился к себе, оставив Виджа и Кви у своих комнат, озадаченных тем, что он сказал.

После того, как ночь опустилась на верхнюю прогулочно-смотровую палубу Бухты Тафанда, Кви с Виджем вышли на нее, чтобы посмотреть на восход лун. Облака стали интенсивно фиолетовыми, ярко светились звезды.

Небольшая луна в своей полной фазе всходила над восточным горизонтом, в то время как ногтевидный серп большой луны повис в западной части неба над сияющей кромкой солнечного заката. Высоко в небе две другие луны находились в четвертичной фазе.

Кви глубоко вдохнула влажный воздух, напитанный сложной смесью пряной дремлющей листвы и распускающихся ночью цветов. Она никогда раньше не ощущала ничего подобного.

Странно, но легкий ветерок с наступлением ночи потеплел. Кви чувствовала, как он развевает ее легкие волосы, и она пригладила их своими нежными пальцами. Она знала, что Видж сейчас любуется жемчужными прядями ее волос, переливающихся в лунном свете. Она была в мягкой накидке пастельных тонов, которая подчеркивала воздушную красоту ее хрупкого тела.

Иторианский экогород медленно парил над вершинами деревьев, мягкое жужжание антигравитационных устройств смешивалось с разнообразными звуками, доносившимися из джунглей. Легкий ветерок колыхал листья высоких кустарников и деревьев вокруг палубы.

Подошли другие иторианцы. Некоторые стояли молча, другие переговаривались на своем странном языке. Видж и Кви не произносили ни слова.

Она подошла ближе к Виджу, слегка коснувшись его. Видж нерешительно обнял ее за талию, и она — Кви Ксукс, изобретатель Поджигателя, одна из создателей Звезды Смерти — почувствовала гордость от того, что находится под защитой генерала Виджа Антилеса.

Она знала, что сторонникам Империи не удастся добыть секретные знания, находящиеся в ее мозгу. Кви понимала также, что по крайней мере здесь она может чувствовать себя в полной безопасности.

ГЛАВА 26

Джесин и Джайна продолжали свое утомительное путешествие по сырым подземельям Корусканта. Они не знали, что означает — день или! ночь — тот мрачный полусвет, который пробивается к ним сверху. Воздух был пропитан миазмами гниющего мусора, зловонием падали, запахом ржавого металла и застоявшейся воды. Дети продвигались по широким улицам, с трудом перелезая через бесчисленные кучи мусора. Все вокруг было незнакомо, и двойняшки не представляли себе, что они будут делать в следующую минуту.

— Кушать хочу, — пожаловалась Джайна.

— Я тоже, — отозвался Джесин.

Глубокое подземелье было погружено в молчание. Время от времени какие-то тени, вспугнутые детьми, едва мелькнув, прятались в еще более глубокую тьму. Споткнувшись о кучу отбросов, Джесин и Джайна вызвали целую лавину грохочущих звуков. Они бросились наутек, наделали еще больше шума.

— Мне ножки больно, — сообщил Джесин.

— А мне нет, — возразила Джайна. Прямо перед собой они увидели наконец что-то обнадеживающее. Это была сделанная из разнообразных обломков пещера. Стены ее состояли из кусков пенобетона, скрепленных смесью сухих водорослей, грязи и еще какой-то черной дряни. Внутри пещеры горели дымные огни, которые как бы манили к себе из отталкивающей темноты подземного города.

Джесин и Джайна одновременно двинулись вперед.

— Там еда? — предположил Джесин. Снаружи пещеры они увидели кабели, проходящие сквозь покрытые лишайником отверстия, находящиеся в разных местах. По стенам и по потолку, как некоторое подобие украшения, висели сочленения металлических пластин, похожие на костлявые пальцы, соединенные звеньями цепи.

— Давай зайдем, — предложила Джайна.

Темнота вокруг сгущалась, а огни так манили к себе.

Вдруг над самой головой Джайны раздался резкий скрежещущий звук. Она остановилась и увидела огромного паукана, величиной с ее голову. Джесин подошел поближе, чтобы лучше его рассмотреть. Паукан как бы в нерешительности взбирался вверх по стене, глядя на мальчика тремя янтарными глазами.

Вдруг с грохочущим скрежетом горсть металлических пальцев разжалась над пауканом и, накрыв его, захлопнулась, образовав вокруг паука подобие металлической клетки. Паукан заметался, защелкав челюстями. Полетели искры, когда он начал скрести своими конечностями непроницаемые прутья клетки.

В панике Джесин и Джайна побежали по туннелю в направлении мерцающих оранжевых огней. Но вдруг близнецы остановились, одновременно ощутив приближающуюся опасность. Взглянув наверх, они увидели, что еще одна клетка, значительно большего размера, вся в зубцах и с острыми металлическими краями, с грохотом движется прямо на них. Металлические клешни окружили их и сжались, сцепившись намертво.

— Ловушка! — вскрикнула Джайна. Они услышали приближающиеся шаркающие шаги, и огромное неуклюжее существо показалось из глубин логова. Вначале появился силуэт — массивная косматая голова с огромными руками, свисавшими почти до земли. Одна нога, мощная и мускулистая, напоминала ствол дерева, а другая, более короткая, была крива и суха.

Джесин и Джайна пытались расшатать зубчатые прутья клетки, но металлические клешни от этого сдвинулись еще теснее, как ножницы.

— Помогите! — не выдержал Джесин. И вот их пленитель предстал во всей своей красе, освещаемый сбоку отсветами дымных отвей. Существо было покрыто клочьями свалявшейся шерсти. Огромная голова и туловище представляли собой нерасчленимое бочкообразное единство.

Вместо рта у чудовища была длинная рваная рана, постоянно меняющая свое местоположение и форму. Вместо левого глаза — огромная бугристая опухоль, сочащаяся кровью и гноем. Другой глаз, величиной с кулак ребенка, светился болезненно-желтым светом и был опутан сетью красных прожилок.

Джесин и Джайна настолько перепугались, что не могли произнести ни слова. Их тюремщик-людоед, казалось, не обратил никакого внимания на них, протащившись мимо и волоча свою неуклюжую сухую ногу. Он поднял вверх меньшую клетку, чтобы посмотреть на обезумевшего от страха огромного паукана.

Дети почувствовали смрад и вонь, исходившие от монстра, когда он склонился над их клеткой, пристально разглядывая свою добычу желтым печальным глазом.

52
{"b":"1496","o":1}