ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Злые обезьяны
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Девичник на Борнео
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Minecraft: Остров
Мост мертвеца
Отдел продаж по захвату рынка
Закон торговца
Мертвый ноль

— Но поймите же вы, — настаивал Трипио, — в вашем зоопарке потерялись двое детей. Если вы отключите генераторы изображений, мы сможем осмотреть помещения и найти их.

— Не принимается, — ответил управляющий робот, — это обеспокоит других посетителей. Трипио возмущенно упер руки в боки.

— Но зоопарк был пуст, когда мы его осматривали. Сколько посетителей сейчас находятся в его залах?

— Это не важно, — заявил робот. — Подобные действия допустимы только в экстренных случаях.

Трипио воздел сверкающую руку:

— Но это и есть экстренный случай! Наконец Чубакку утомила эта затянувшаяся дискуссия и, сжав косматые кулаки, он опустил их на первую попавшуюся панель управления, сокрушая блестящий черный кожух и разрывая цепи соединений.

Полетели искры. Голова оператора завертелась, как сошедшая с орбиты планета.

— Простите, — проговорил управляющий, — пожалуйста, не нужно трогать панели управления.

Чубакка перешел ко второму сегменту восьмигранного пульта к раздавил его таким же образом. Управляющий, робот в волнении затряс своими восемью искусственными конечностями.

— Должен признать, Чубакка, что твой энтузиазм с лихвой компенсирует некоторую, я бы сказал, грубоватость твоих действий, — прокомментировал Трипио.

Не теряя времени, Чубакка разрушил все панели управления. Не оставалось ни одной действующей системы генерирования голографических изображений. Дройд-оператор подогнул свои восемь щупальцев, как дохлое насекомое, и сердито умолк.

Чубакка, схватив Трипио за его механическую руку, потащил его в залы музея, в которых наконец исчезли исчезнувшие животные. Помещения были пусты, если не считать оставленного посетителями мусора, оберток от бутербродов и недоеденных остатков сластей.

— Джесин, Джайна! — звал детей Трипио. Чубакка и Трипио переходили из зала в зал, а сигналы тревоги все продолжали звучать. Трипио вызвал из своего электронного мозга путеводитель и методично прочесывал осиротевший зоопарк. Каждая комната казалась похожей на предыдущую, и ни в одной из них детей не было.

Когда они ткнулись в последнее помещение, надеясь найти там забившихся в угол детей, на их пути вырос наряд милиции Новой Республики, откликнувшийся на сигнал тревоги.

— Стоять! — приказал старший наряда. Трипио быстро насчитал восемнадцать человек. Все были при лазерах и все целились в них.

За всю свою жизнь Трипио не мог припомнить случая, когда на него было наведено такое множество бластеров. — О, Боже! — только и произнес он.

Одичалые подвели Джесина и Джайну к своему королю. От пышущего жаром костра шел приятный запах. На длинных вертелах жарилось мясо, и голодные дети не могли не облизнуться.

Обычно угрюмые, охранники смотрели на детей сверху вниз и улыбались шахматными улыбками, в которых черные дырки чередовались с желтыми зубами. Король подземных людей восседал на высокой куче изодранных подушек. Он рассмеялся:

— Это и есть страшные чужаки?

Джесин и Джайна огляделись. Все здесь было помоечный хлам — и убогие постели, и изодранная одежда людей, и кухонная утварь. Некоторые из обитателей сидели, занимаясь починкой своих лохмотьев, другие же ремонтировали клетки для ловли животных. Два старика, согнувшись, мастерили небольшие музыкальные инструменты из старых металлических трубок. Время от времени они прикладывали инструменты к губам и выдували из них резкие дисгармонические звуки.

Все эти угрюмые, как попало одетые люди были очень стары. У всех были длинные волосы, у мужчин — густые бороды. Поражала бледность кожи, словно многие десятки лет они не видели солнечного света. Возможно, некоторые из них не видели его никогда.

Король одичалых был одет лучше других. На нем были блестящие белые наплечники и перчатки, как у штурмовиков. На лице цвета сырого теста выделялись ясные и живые глаза. У него была клочковатая темно-каштановая борода, а когда он улыбался, становилось видно, что у него не хватает половины зубов. Зато чувства юмора хоть отбавляй.

Вокруг и позади короля висело разнообразное полуисправное электронное оборудование, компьютерные панели, голографические модули, даже один устаревший пищевой синтезатор.

Старые генераторы были подсоединены к изношенному силовому щиту, снимающему энергию с основной энергетической сети Имперского города. Было очевидно, что эти пропащие люди находились в подземелье уже давно.

— Дайте же им чего-нибудь пожевать, — крикнул король, наклонившись вперед, чтобы лучше рассмотреть двойняшек. — Ну, так вот, меня зовут Дейким. А вас?

— Джайна, — показал Джесин на сестру.

— Джесин, — показала Джайна на брата. Охранник с седыми волосами, стянутыми в конский хвост, принес дымящийся вертел жаркого. Он стал срывать красновато-черные куски мяса своими пальцами и кидать их на квадратную металлическую тарелку, которая прежде служила крышкой чему-то электронному. Охранник дул на пальцы, облизывал с них сои и ухмылялся детям. Он поставил тарелку с едой перед ними, и близнецы сели на пол, скрестив ноги.

— Подуйте как следует, — сказал король, — горячо.

Дети брали небольшие кусочки, прилежно дули на них, пока мясо не остывало, и отправляли его в рот. Казалось, королю Дейкиму доставляет удовольствие просто смотреть на них.

— Так что же вы делали в подземелье совсем одни? Вы разве не знаете, что это очень опасно?! Может, вы хотите остаться здесь с нами? — спросил король. — Мы стареем. Нам так не хватает молодежи."

Джесин и Джайна замотали головами.

— Мы заблудились, — проговорила Джайна с трудом, так как ее рот был набит мясом— Крупные слезы повисли на кончиках ее ресниц.

Джесин тоже заплакал.

— Пожалуйста, помогите нам найти наш дом, — попросил он и взглянул на высокий потолок. — Он там, наверху.

— Наверху? — недоверчиво переспросил Дейким. — Почему вы хотите вернуться туда? Там живет Император. Он очень плохой человек. — Дейким обвел вокруг себя руками: — У нас здесь есть все, что нужно. У нас есть пища, у нас есть свет, у нас есть— все.

Джесин взглянул на короля и покачал головой.

— Я хочу домой.

Со вздохом Дейким скользнул взглядом по рядам компьютерных терминалов и улыбнулся своей дырявой улыбкой.

— Конечно, вы хотите домой. Ладно, доедайте все как следует. Вам нужно набраться сия.

Сержант "силиции отконвоировал Трипио и Чубакку к квартире, занимаемой Хэном и Леей в старом Имперском дворце.

— По нашим данным, министр Органа Соло и ее муж вернулись не более чем час тому назад, — сказал сержант.

Чубакка жалобно застонал. Трипио взглянул на нега

— Я думаю, именно тебе придется отчитываться за все происшедшее, Чубакка. В конце концов, я ведь только дройд.

— Мы делаем все, что в наших силах, — заявил сержант, — наши команды прочесывают зоопарк и примыкающие к нему этажи на случай, если дети воспользовались аварийными лестницами. Мы проверяем дройда-ремонтника, чтобы убедиться в том, что никто не использовал стоявший на ремонте турболифт. Не беспокойтесь, мы найдем их.

Трипио набрал код и открыл дверь. Когда он и Чубакка вошли в помещение, они увидели сидящих в креслах Хэна и Лею. На коленях они держали… двойняшек.

— Дети! Ну, слава богу, вы дома! — воскликнул Трипио Чубакка радостно взревел. Хэн и Лея обернулись:

— А, явились не запылились.

Трипио сразу же заметил, что выбита, и очевидно изнутри, одна из панелей системы кондиционирования воздуха. В комнате находился незнакомый высокий человек, одетый в изношенную одежду. Он явно смущался и пытался стушеваться, но необычно бледная кожа и большая темно-каштановая борода невольно обращали на себя внимание.

Лея обратилась к нему, и в ее голосе чувствовалась признательность:

— Господин Дейким, я не могу выразить, как мы благодарны вам за то, что вы для нас сделали. Я уверяю вас. Новая Республика тоже сделает все возможное, чтобы помочь вашим людям.

Дейким покачал головой:

— Император никогда не прощал ошибок, даже ошибок в калькуляции. Многих ваших служащих либо казнили, либо ссылали в лагеря. Когда же мы обнаружили, что сделали простую ошибку при подготовке служебных отчетов, мы поняли, что наши дни сочтены. Поэтому, прихватив с собой самое необходимое, мы отправились на нижние уровни Имперского города. Мои люди живут там уже многие годы. Мы — просто группа одичавших клерков, которым неведома теперь, никакая другая жизнь.

54
{"b":"1496","o":1}