ЛитМир - Электронная Библиотека

Вместо этого Палпатин разгромил дерзких диссидентов, разрушил всю колонию, рассеял людей по лагерям. И навсегда отобрал у Кипа Даррона его брата.

Кип почувствовал, как кулаки его крепко сжались, и он вновь подумал о той сокрушительной энергии, которую показал ему Экзар Кан, о темных тайнах, которые отказывался познать Мастер Скайвокер. Он нахмурился и глубоко вдохнул холодный ночной воздух.

Он поклялся, что не позволит Экзару Кану вертеть им и превратить в другого Вейдера. Кип верил в свою решимость, в силу своего характера. Он использует мощь Темной Стороны во благо Новой Республики.

Учитель Скайвокер ошибается. Новая Республика основана на моральных принципах, и для уничтожения последних следов дьявольской Империи хороши все средства, все источники силы, любое оружие.

Кип поднялся на ноги, плотнее закутался в накидку. Он сможет все исправить. Только он сможет показать, как можно использовать эти силы во благо.

Экзар Кан был давно уже мертв, и от Дарта Вейдера осталась на Эндоре одна зола.

— Теперь я — Лорд Ситаев, — сказал Кип.

Произнеся эти слова, он почувствовал, как его позвоночник пронзил холод, как будто его спинной мозг превратился в ледяной столб.

Он вернулся в свой маленький космический корабль. Он был полон решимости, которая заставляла его сердце громче стучать, ноги — двигаться так, будто у него земля горела под ногами. Его решимость превращалась в яркий луч лазера, озарявший его будущее.

Теперь он и только он имеет возможность разрешить все проблемы Новой Республики — только он и только сам.

ГЛАВА 28

Красноватое свечение туманности Котел бросало пляшущие блики на полированную поверхность стола в штабном помещении «Горгоны». Адмирал Даала сидела в одиночестве у дальнего конца стола. Тут же присутствовали командор Кратас, генерал имперской армии Одоск и капитан «Василиска» Маллинор.

Даала склонила голову и уставилась на собственное искаженное отражение. Сжав кулаки так, что послышался скрип мягкой черной кожи перчаток, она смотрела прямо перед собой. Ее мучила постоянная назойливая головная боль, похожая на воображаемое эхо от криков штурмовиков на гибнущем «Мантикоре». У Даалы кровь закипела в жилах, когда она вспомнила о более ранней потере — «Гидре». Уничтожена половина ее сил!

Что бы Таркин подумал о ней? В ночных кошмарах ей представлялось, как его призрак замахивается, чтобы ударить ее по лицу за это полное поражение. Поражение! Она должна взять реванш!

Командор Кратас с выражением озабоченности сдвинул свои густые брови и поправил фуражку на коротких темных волосах. Он не выдержал взгляда Даалы и отвернулся, затем взглянул на генерала Одоска и капитана Маллинора. Все молчали и ждали, что скажет Даала. Собравшись с силами, она попыталась обратиться к своим подчиненным:

— Господа! — Слова застревали у нее в горле, как будто это были ржавые гвозди, но голос оставался сильным и властным. Она по очереди взглянула на каждого из командиров, затем повернула свое кресло так, чтобы были видны кипящие газы туманности Котел. Скопление голубых звезд-гигантов в сердце туманности испускало интенсивную энергию, которая вызывала свечение огромного облака газа.

— Мое понимание нашей общей миссии претерпело существенные изменения, — продолжала Даала.

Слова таили в себе возможность нового поражения, но она не отступит.

— Мы должны четко разграничить наши приоритеты. Первоначальная наша задача, поставленная Великим Моффом Таркином, состояла в защите любой ценой комплекса «Черная Прорва». Для этого нам и дали четыре Звездных Разрушителя. Таркин рассматривал охрану находящихся там ученых как необходимое условие окончательной победы Империи.Сжав зубы, она умолкла. В теле появилась предательская дрожь, и Даала вынуждена была ухватиться за край стола. Она крепко сжимала рукой твердый край стола, пока не улеглось ее волнение.

— Мы позволили проходимцам украсть у нас Поджигатель — самое мощное оружие, которое когда-либо было создано. В ходе неудачной попытки отбить его мы потеряли четверть нашего флота. В связи с изменившейся ситуацией с Восстанием я решила, что важнее сражаться с врагами Империи. Оставив комплекс без прикрытия, мы предприняли ряд атак на враждебные нам миры. Теперь же, после неудачи на Каламари, мне кажется, что и это закончилось для нас поражением.

Командор Кратас приподнялся из-за стола, как будто бы чувствуя необходимость в оправдании ее действий. Даала отметила, что он небрит. Если бы это имело место в нормальных условиях, на комплексе «Черная Прорва», она бы серьезно наказала его за этот проступок.

— Адмирал, — сказал Кратас, — я признаю, что мы понесли серьезные потери, но ведь мы нанесли сокрушительные удары мятежникам. Операция на Дантуине…

Движением руки Даала остановила его. Кратас умолк и вновь опустился в кресло.

— Я хорошо знаю результаты сражений, командор. Я даже вижу эти цифры во сне. Я много раз обращалась к этим данным. — Ее голос наполнился гневом.Неважно, какой урон мы нанесли Повстанцам, в любом случае, их потери незначительны в сравнении с нашими.

Голос ее стих, и от него повеяло таким ледяным спокойствием, что водянистые глаза генерала Одоска наполнились страхом.

— Я собираюсь воспользоваться нашими последними ресурсами для нанесения одного сокрушительного удара. Если он окажется удачным, то обе наши задачи будут выполнены.

Не снимая перчаток, она начала работать с панелью управления, находившейся в конце стола. Из голопроектора в центре черного возвышения показалось компьютерное изображение того, что она задумала сегодня днем, слушая в очередной раз лекции Великого Моффа Таркина.

— Я намереваюсь ударить в сердце Повстанческого Союза, — объявила она,Корускант.

На экране появилось высококачественное изображение планеты Императора, основанное на результатах последней топографической съемки ее поверхности. Были видны обледеневшие полярные пики и сверкающие цепи огней городов на ночном полушарии. Взору представали космические доки, параболические солнечные зеркала, которые прогревали атмосферу в высоких широтах планеты, спутники связи, большие грузовые корабли, потоки орбитальных транспортных средств.

Даала сделала движение рукой, и появились изображения ее двух Звездных Разрушителей. На высокой скорости, бок о бок они шли по направлению к Корусканту.

— Я собираюсь взять на «Горгону» все корабли и весь личный состав. Лишь минимальная команда добровольцев будет оставлена на «Василиск». Наши Разрушители выйдут из гиперпространства за луны Корусканта. Мы будем идти с полной досветовой скоростью, не колеблясь, прямо на цель. Без всякого предупреждения мы будем вести огонь из всех имеющихся у нас турболазерных батарей, очищая выход прямо на имперский город. Любой корабль, который встанет на нашем пути, превратится в облако ионизированного металла.

Одновременно с разъяснениями Даалы компьютерная модель показывала предлагаемую ею тактику. Стрелами изображалось продвижение двух Звездных Крейсеров в направлении столицы Новой Республики.

— Саму идею подал мне своим самоубийственным поступком командующий каламарианцев, который расправился с «Мантикором». Мы уничтожим их всей своей мощью! — Даала встретила твердый поддерживающий взгляд Кратаса, недоверчивый — капитана Маллинора. Каменное лицо генерала Одоска не выражало ничего определенного.

— Это будет наш самый смертоносный «удар-и-отход», — продолжала Даала. — Это позволит достичь таких разрушений, что наши имена войдут в анналы имперской истории. Мы нанесем смертельный удар державе Повстанцев. По мере приближения к планете небольшая группа добровольцев на «Василиске» начнет отсчет времени до своего самоуничтожения. «Горгона» будет в центре внимания, пока мы не достигнем цели, и в этот момент она свернет в сторону. На полной скорости «Василиск» внедрится в атмосферу Корусканта. Остановить его будет невозможно.

На смоделированном изображении один Разрушитель резко изменил курс и лег на орбиту вокруг Корусканта, а затем стрелой ринулся в космос, в то время как другой крейсер ворвался в атмосферу планеты вблизи наиболее густонаселенного центра.

56
{"b":"1496","o":1}