ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда «Василиск» взорвется, — сказала Даала и остановилась, дожидаясь, пока изображение планеты озарится ярким кольцом огня, сполохи которого пронзили атмосферу. Ночная сторона планеты погрузилась в темноту. Но тут же появились мощные очаги пожаров. — Взрыв будет достаточно сильным, чтобы уничтожить все сооружения на половине планеты. Ударная волна, которая пройдет через ядро планеты, разрушит города на другой стороне. Вскроются подземные резервуары. Приливные волны вызовут разрушения на побережье. Ценою одного Разрушителя мы уничтожим весь Корускант.

Одоск, не сводя твердого взгляда со смоделированного изображения, заявил:

— Хороший план, адмирал.

— Но мой корабль, — заметил капитан Маллинор.

— Это будет прекрасная жертва, — сказал Кратас. Сцепив пальцы рук и облокотившись на полированный стол, он решительно добавил:

— Я согласен.

Смоделированная гибель Корусканта продолжалась. Города гибли в огне, и разрушение продолжалось долгое время после того, как «Горгона» исчезла в гиперпространстве, превратившись в раскаленное добела световое пятно.

— А что же будет с нами? — поинтересовался Кратас, — что мы будем делать после этого? Даала скрестила руки на груди:

— Мы выполним обе наши задачи, как я уже сказала. После того, как «Василиск» уничтожит Корускант, «Горгона» со всей командой возвратится на комплекс «Черная Прорва», который мы будем защищать всеми силами, даже если это будет стоить нам жизни. Повстанческий Союз знает, где находится Комплекс и, конечно, они будут пытаться добраться к нему.

Жажда мести превратила сердце Даалы в раскаленный добела кусок железа, которому уже было тесно в груди.

— Великий Мофф Таркин как-то сказал, что для нас отступление — просто возможность во второй раз произвести вдвое большие разрушения.

Капитан Маллинор побледнел больше обычного. Маленькие кровеносные сосуды четче выступили на его молочно-белой коже. Его светлые волосы были так гладко прилизаны, что при определенном световом ракурсе он мог показаться лысым.

— Адмирал, — обратился он к Даале, — позвольте мне остаться на борту «Василиска» для выполнения этой задачи. Я сочту за честь оставаться командиром моего корабля до самого конца.

Даала взглянула на него, пытаясь определить, нужно ли ему какое-либо сочувствие с ее стороны, и решила, что этого ему не нужно.

— Пусть будет так, капитан, — сказала она.

Маллинор удовлетворенно кивнул.

Даала встала. Мышцы ее были напряжены, как плотно скрученная проволока. После поражения на Каламари все ее тело представляло собой крепко сжатую пружину. Даала знала, что единственный способ освободиться от этого напряжения — это нанести испепеляющий удар Повстанцам.

— Приступайте к перемещению личного состава и снаряжения, — отдала она приказ, — после этого мы сразу ударим по Корусканту.

Даала еще раз взглянула на бурлящую туманность, которая скрывала ее корабль, после чего она покинула помещение. Она вернулась к себе, чтобы еще раз просмотреть ленты с записями таркиновских лекций по тактике, пытаясь отыскать в них тайную мудрость, которая гарантировала бы ей победу.

ГЛАВА 29

Женщина-каламарианка появилась из своего транспортного корабля каплевидной формы и стала с интересом оглядывать густые джунгли Явина-4 и высокие древние храмы. Она ждала. Люк уже спешил к посадочной площадке в сопровождении Арту.

Люк отметил, что женщина-каламарианка была меньше ростом, чем адмирал Акбар. На ней была свободного покроя желтовато-бирюзовая одежда, с водопадно струящимися рукавами. От нее веяло какой-то отчаянной решимостью.

Увидев приближающегося Люка, она махнула рукой невидимому пилоту корабля. Взревели двигатели, и корабль поднялся в небо. Женщина не смотрела, как корабль входил в низкие облака. Она просто продолжала стоять на месте.

— Мастер Скайвокер, — обратилась она к Люку приятным бархатистым голосом. — Я посол Силгхал с Каламари. У меня есть для вас кое-какая информация.

Из рукава своего одеяния она извлекла сверкающий диск с бронзово-золотистым орнаментом.

— Арту! — позвал Люк.

Маленький робот выехал вперед, и Силгхал, наклонившись к нему, вставила свое сообщение в дисковод Арту. После легкого секундного жужжания в воздухе перед Арту появилось мерцающее изображение Леи.

Люк удивленно отступил назад и весь обратился в слух.

— Люк, я надеюсь, что у тебя все в порядке. Кажется, мне удалось отыскать еще одного, в высшей степени достойного кандидата в Джедаи для твоей Академии. Если мои рекомендации имеют какой-то вес, то тебе следует обратить на Силгхал самое серьезное внимание. Я готова с радостью подтвердить, что у нее действительно прекрасные задатки для овладения Силой. Кроме того, она обладает способностями исцеления и краткосрочного прогноза. Она оказала большую помощь в недавнем сражении на Каламари. Пожалуйста, помоги ей и научи ее. Нам нужно как можно больше Рыцарей Джедаев. — Лея улыбнулась и продолжала: — Мы надеемся вскоре услышать, что некоторые из твоих учеников готовы помочь в нашей борьбе с Империей. Времена трудные. Нам ни на секунду нельзя терять бдительности. — Выражение ее лица смягчилось, казалось, она смотрит ему прямо в глаза. — Я скучаю по тебе. Дети постоянно спрашивают, когда они снова увидят дядю Люка. Я надеюсь, что ты сможешь посетить нас или, может быть, мы сами прилетим на Явин-4.

В конце своего послания Лея выразила надежду, что Силгхал станет одной из самых способных учениц. Лея улыбнулась, после чего ее изображение мелькнуло и исчезло.

Силгхал стояла молча, ожидая решения Люка. Тот тепло приветствовал ее:

— Ну, что ж, добро пожаловать!

С того момента, как Люк повздорил с Кипом Дарроном, он не находил себе места. Люк не представлял себе, куда мог отправиться юноша на похищенном корабле Мары Шейд. Печальная смерть Ганториса, бунт Кипа — всего этого было более чем достаточно для того, чтобы возродить в Люке его старые страхи. Его лучшие ученики озлоблялись, становились нетерпеливыми, пытались самостоятельно раздвинуть пределы своих возможностей.

Он ощущал и более глубокую опасность, которая скрывалась в самих камнях Великого Храма — зло, глубоко затаившееся зло. Люк сам пытался найти его источник, пробегая пальцами по каменным блокам стен, пытаясь нащупать холодную тень — но он не находил ничего. У него оставались лишь одни подозрения.

Каким образом Кип смог узнать подробности Великой Ситской войны? Откуда смог Ганторис узнать правила сборки Огненного Меча? Что увидел Ганторис в ту последнюю ужасную ночь перед тем, как погиб? Люку недоставало какой-то важной детали, чтобы решить эту загадку, и до тех пор, пока он ее не найдет, он не сможет победить страх.

Силгхал подошла к Люку:

— Учитель Скайвокер, вы чем-то озабочены. Может быть Лея была неправа, предложив мне прибыть к вам?

Люк смотрел на нее, ощущая на своих плечах всю тяжесть лежавшей на нем ответственности.

— Нет, нет, — сказал он, — дело не в этом. Если Лея считает, что у вас есть потенциальные способности Джедая, то для меня будет большой честью учить вас. И вообще, — продолжал он шутливо, — появление каламарианки со спокойным характером — это то, что нам необходимо. Следуйте за мной. Мы попытаемся найти для вас комнату.

В то время, как ученики Люка старательно продолжали свои занятия по самораскрытию, с удовольствием медитируя и оттачивая свое умение, Мара Шейд внимательно слушала рассказ Силгхал — очевидца атаки на Каламари. Она задавала послу многочисленные вопросы о Звездных Крейсерах и количестве эскадрилий сид-истребителей. Пожилой Стрин сидел рядом с Кираной Ти на скамейке, слушая Тионну, которая, распустив свои красивые серебристые волосы, исполняла новые баллады. Некоторые ученики были в общих комнатах, другие же занимались у себя или бродили по джунглям.

Довольный своими учениками, Люк отправился к себе. Из-за угла появился Арту и обратился к нему с каким-то вопросом, но Люк покачал головой:

57
{"b":"1496","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Боевой маг. За кромкой миров
Хроники одной любви
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Входя в дом, оглянись
Зеркало, зеркало
Сила мифа
Поединок за ее сердце
Войти в «Поток»