ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Экзар Кан повернул к Стрину хорошо очерченное лицо, черное, как смоль, будто отлитое из лавы: высокие скулы, надменный взгляд, тонкий злой рот. Длинные черные волосы, собранные в толстый хвост, словно угольные нити свешивались через плечо. Его тело скрывали доспехи, на лбу горела пульсирующая татуировка — черное солнце.

Стрин медленно поднялся на ноги. Он ощущал спокойствие и силу и был зол на то, как Черный Человек поймал его на крючок собственной слабости и повлек за собой.

— Я не буду выполнять твои приказания, Черный Человек.

Экзар Кан засмеялся.

— А как ты намереваешься сопротивляться? Ты уже мой.

— Если ты так считаешь, — сказал Стрин и сделал глубокий вдох, чтобы укрепить свой голос, — значит, ты совершил свою первую ошибку. — Он поднял вверх рукоять Огненного Меча и воспламенил ее с громким шипением.

— Хорошо, — сказал Кан с показной бравадой, — теперь возьми это оружие и рассеки Скайвокера надвое. Пора с этим кончать.

Стрин сделал шаг к Экзару Кану, держа клинок перед собой.

— Это острие предназначается для тебя, Черный Человек.

— Если ты думаешь, что это оружие хоть как-то подействует на меня, то, может, тебе следует спросить своего друга Ганториса — или ты забыл, что случилось с ним, когда он бросил мне вызов?

В мозгу Стрина молнией промелькнуло видение: скрюченный труп Ганториса, сожженный изнутри, превращенный в пепел страшным огнем сил зла. Кан, наверное, хотел, чтобы это воспоминание привело Стрина в отчаяние. Ганторис был его другом, и вместе с Ганторисом они стали двумя первыми учениками, найденными Мастером Скайвокером при поисках Джедаев.

Но вместо того, чтобы вызвать панику или смятение, воспоминание об этом усилило решимость Стрина. Он шагнул вперед, пристально глядя на черную тень.

— Ты здесь не нужен, Экзар Кан, — произнес он. К его большому удивлению, тень древнего Лорда Сигов поплыла от него прочь.

— Я смогу найти другое оружие, Стрин, если с тобой будет трудно сладить. Когда я снова обрету контроль над тобой, пощады не жди. Мои ситские братья будут использовать энергию, запасенную в этой сети храмов. Если ты не будешь повиноваться мне, я сумею найти новые способы причинить боль, которая превосходит твое воображение, — и ты испытаешь их все!

Тень Кана отплыла еще дальше… и с левой каменной лестницы в приемном зале появилась высокая фигура Кираны Ти в полированных доспехах. Ее мускулы выступали в бледном свете свечей, линии тела придавали ей вид одновременно мягкий и неумолимый.

— Ты бежишь, Экзар Кан? Тебя так легко испугать?

Стрин оставался на месте, все еще сжимая Огненный Меч.

— Еще одна безрассудная ученица, — сказал Кан, поворачиваясь к ней лицом. — В свое время я приду и к тебе. Датомирские ведьмы станут прекрасным дополнением к новому Братству Сигов.

— У тебя никогда не будет случая попросить их об этом, Экзар Кан. Ты заперт здесь. Ты не покинешь этого зала. — Кирана подалась вперед, чтобы запугать его самой своей близостью.

Тень Кана перекосилась, однако он остался на месте.

— Ты не можешь угрожать мне. — Кан увеличился в размерах и навис над ней.

Стрин почувствовал укол холодного страха при этом движении, но Кирана быстро и плавно приняла боевую стойку. Она протянула руку к поясу.

Громкий треск распорол воздух, и в руке Кираны засиял второй Меч. Длинный аметистово-белый клинок протянулся из рукоятки, гудя, словно сердитое насекомое. Кирана взмахнула Мечом из стороны в сторону.

— Откуда ты взяла это оружие? — спросил Экзар Кан.

— Оно принадлежало Ганторису. Когда-то он попытался сразиться с тобой и потерпел неудачу— Она полоснула Огненным Мечом по воздуху, и Кан отшатнулся назад к Стри-ну. — Но я обязательно добьюсь победы.

Кирана осторожно двинулась к возвышению с телом Люка, где на страже стоял Стрин. Кан оказался зажат между ними.

С правой лестницы появился еще один Джедай — суровый, жилистый Кэм Солузар.

— А если она потерпит неудачу, — произнес он, — то я подберу Меч и буду драться с тобой. — Он двинулся вперед, сокращая дистанцию, чтобы встать рядом с Ки-раной.

Тогда с противоположной лестницы к помосту подошла Тионна и бросила вызов Эк-зару Кану:

— И я буду драться с тобой.

Вошла Силгхал, держа за руки Джесина и Джайну.

— И мы тоже будем драться с тобой. Мы все будем с тобой драться, Экзар Кан.

В зал хлынули остальные ученики Джедай и, собравшись в кольцо, окружили Черного Лорда.

Кан поднял свои непрозрачные руки внезапным коротким движением. Вздрогнув от ветерка, двенадцать свечей вокруг тела Мастера Скайвокера погасли, и комната погрузилась в глубокую тьму.

— Мы не боимся темноты, — твердо сказала Тионна. — Мы можем сотворить собственный свет.

Когда глаза Стрина привыкли к темноте, он увидел, что все двенадцать Джедаев окружены очень слабым переливчатым голубым сиянием, которое становилось ярче по мере того, как они сходились вокруг Экзара Кана.

— Даже все вместе вы слишком слабы, чтобы бороться со мной! — сказал призрак.

Стрин почувствовал, как сжимается его горло, перекрывается трахея. Он стал задыхаться, не в силах сделать вдох. Черный силуэт обернулся, пристально разглядывая своих противников. Джедаи схватились каждый за свое горло, напрягаясь изо всех сил, их лица потемнели от усилий.

Тень Кана выросла, становясь еще чернее и еще могущественней. Он навис над Стрином.

— Стрин, возьми свой Меч и прикончи этих слабаков. Тогда я позволю тебе остаться в живых.

Стрин слышал, как в его ушах стучит кровь; тело требовало кислорода. Этот торопливый звук напомнил ему о дующем ветре, о сильном урагане. Ветер. Воздух. Стрин захватил ветер своей джедаевской силой и заставил воздух влиться себе в легкие, минуя невидимую хватку Кана.

Легкие наполнились прохладным, свежим воздухом, и Стрин выдохнул и снова вдохнул. Простирая свою силу, он проделал то же самое со всеми своими товарищами — нагнал воздух в их легкие, помогая им дышать, помогая им стать сильнее.

— Мы более могущественны, чем ты, — тяжело дыша, сказал Дорск тоном, в котором смешались и вызов, и удивление.

— Как же вы, наверное, ненавидите меня, — сказал Экзар Кан. В его голосе звучало отчаяние. — Я чувствую вашу злобу.

Силгхал заговорила мягким «посольским» голосом, который с таким трудом выработала:

— Это не злоба. Мы не ненавидим тебя, Экзар Кан. Ты для нас являешься предметным уроком. Ты научил нас, что значит быть истинным Джедаем. Наблюдая за тобой, мы видим, что у стороны зла мало собственных сил. У тебя нет таких способностей, которых не было бы у нас. Ты просто использовал против нас наши слабости.

— Мы довольно уже насмотрелись на тебя, — сурово произнес Кэм Солузар, стоя в кругу, — и пора уже с тобой расправиться.

Ученики Джедаи сдвинулись теснее, сузив круг около призрачной фигуры. Стрин держал Меч высоко поднятым, напротив него Кирана подняла свой клинок для удара. Туманное сияние вокруг новых Рыцарей Джедаев стало ярче, эта светящаяся дымка соединила их в нерушимое кольцо, в неразрывную полосу света, вызванного властью Великой Силы внутри них.

— Я знаю ваши недостатки, — скрипуче произнес Кан. — У вас у всех есть слабые места. Ты…— Тень метнулась к обтекаемой фигуре Дорска-81. Клонированный кандидат в Джедаи отшатнулся, но остальные ученики придали ему сил.

— Ты, Дорск, ошибка природы! — Кан фыркнул. — Восемьдесят поколений с твоей генетической структурой были совершенны и идентичны друг другу, но ты стал аномалией. Ты — отброс, брак!

Но инопланетянин с оливковой кожей не отступил.

— Наши различия делают нас сильными, — сказал он. — Я понял это.

— А ты, — Экзар Кан повернулся к Ти-онне, — у тебя нет способностей Джедая. Ты просто смешна. Только и можешь, что распевать песни о великих деяниях, тогда как другие идут и совершают их на самом деле.

Тионна улыбнулась в ответ. В тусклом свете блеснули ее перламутровые глаза.

— Когда-нибудь эти песни расскажут о нашей великой победе над Экзаром Каном — и я буду их петь.

26
{"b":"1497","o":1}