ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Облаченный в пятнистый серо-коричневый скафандр, Видж вел группу захвата по коридорам соединительной трубы к реакторному астероиду. Но как только отряд вступил туда, по туннелям рванулись увлекаемые горячим ветром клубы серого дыма вместе с пылью и обломками.

Видж потряс головой, чтобы отделаться от звона в ушах. Он поднялся сначала на колени, потом на ноги.

— Мне нужна оценка повреждений, — крикнул он. — Живо!

Трое солдат бросились через холл и столкнулись с группой персонала базы, спасавшейся бегством. Диверсантов возглавлял однорукий звероподобный человек с пурпурно-зеленой кожей и кислым выражением лица.

Отряд Виджа вскинул оружие, направив дула бластерных ружей на диверсантов, которые остановились с лязгом, словно вставшие на место детали механизма. Однорукий резко затормозил, дико озираясь кругом. Остальные его спутники уставились на солдат Новой Республики.

— Бросайте оружие! — приказал Видж. Большой «зверь» поднял единственную руку ладонью наружу, показывая, что у него нет оружия.

Видж с удивлением увидел, что остальные тоже безоружны.

— Уже поздно что-то остановить, — заговорил однорукий. — Я Вермин, начальник отдела заводского производства. Примите мою капитуляцию. Я со своим отрядом был бы весьма благодарен, если бы вы забрали нас с этой скалы, прежде чем вся эта штука взорвется.

Видж указал на своих бойцов.

— Свяжите их и обеспечьте охрану пленников. Нам необходимо восстановить этот реактор, иначе придется эвакуироваться.

Диверсанты не сопротивлялись, когда отряд взял их под стражу, только люди Виджа испытали некоторое замешательство, связывая однорукого Вермина.

Видж вместе с техниками осторожно прошли в помещение реактора. Жара обрушилась на них, как песчаный смерч в жаркий сезон на Таттуине. В воздухе густо пахло едкой смазкой и расплавленным металлом.

Камеру заливал красный свет аварийных ламп, отражаясь в свистящих струях пара и придавая им вид летящих капель крови. Работающие насосы и моторы издавали тяжелый грохот, от которого череп Виджа раскалывался. Большой кусок реактора оплавился и зиял рваными краями.

Видж, прищурившись, наблюдал, как техники бросились вперед, срывая с поясов ручные детекторы, чтобы определить утечку радиации. Один из них подбежал к Виджу.

— И главный, и резервный охлаждающие Насосы разрушены. Наш приятель Вермин был прав. Он вызвал расплавление, и мы ничего не сможем сделать для его остановки. Нам не починить эту установку.

— Сможем ли мы заглушить реактор? — спросил Видж.

— Он заблокирован, и управление уничтожено, — ответил техник. — Полагаю, есть шанс, что мы сумеем соорудить за час-два временные системы, но если мы заглушим реактор, то тем самым оставим базу без энергии и жизнеобеспечения.

С нехорошим чувством в животе Видж оглядел разрушения. Он пнул носком ботинка кусок сломанного пластилового покрытия. Тот гулко загремел по полу, пока надрывающиеся моторы не заглушили этот звук.

— Не для того я привел этот ударный отряд, чтобы дать удрать всем ученым и Звезде Смерти и чтобы вся база разрушилась у меня под ногами. — Он сделал глубокий вдох и сложил пальцы вместе, пытаясь сосредоточиться, — как часто делала Кви, хотя и не был уверен, что это поможет.

Затем он снял с пояса переговорное устройство и переключил на частоту флагманского корабля «Яварис».

— Капитан, пришлите ко мне немедленно специалистов по машинам. Нам требуется соорудить аварийные охлаждающие насосы для главного энергетического реактора. Знаю, что оборудования у нас не много, но наши системы охлаждения гипердвигателей не должны слишком уж отличаться от тех, что применяются в этом реакторе. Выведите из действия один из корветов и снимите насосы с двигателей. Нужно иметь здесь что-то работающее, чтобы продержаться, пока мы не сумеем вывезти все сколько-нибудь ценное.

Двое техников посмотрели на Виджа и заулыбались.

— Это может и сработать, сэр! Видж отправил их назад, туда, где содержались пленные, поклявшись про себя, что не даст имперцам так легко победить.

Кви Ксукс чувствовала себя чужой в собственном доме. Она робко вошла в комнату, которую опознала как свою бывшую лабораторию, ожидая, что получит какой-то толчок, что воспоминания нахлынут на нее.

Включилось освещение, пролив холодный белый свет на конструкторский прибор, на ее компьютерные терминалы, на ее мебель. Это место было ее домом, центром ее жизни больше десяти лет. Но теперь оно казалось ей чужой страной. Кви удивленно остановилась и вздохнула.

Следом за ней в комнату вкатился Трипио.

— Все-таки я не понимаю, доктор Ксукс, зачем я здесь нужен. Я могу помочь вам усвоить остаточные данные, но я дройд-дипло-мат, а не рубака. Может быть, вам стоило взять моего напарника Арту? В таких заварушках он куда полезнее меня. Он прекрасная модель, но чуточку тупоголов для дройда, если вы улавливаете, что я хочу сказать.

Кви, не обращая на него внимания, на цыпочках прошла вглубь комнаты. Она почувствовала, как ее кожа покрывается холодным потом. В спертом воздухе стоял запах запустения. Она задрожала, проведя пальцами по прохладному синтетическому камню толстых опорных колонн. Искрой мелькнуло смутное воспоминание — оборванный Хэн Соло, привязанный к этой колонне, едва в силах поднять голову после «глубокого допроса», примененного к нему адмиралом Даалой-.

Кви подошла к лабораторному столу, перебрала свои датчики для спектрального анализа, анализаторы свойств материалов, устройства для моделирования сжатий и напряжений и трехмерный голографический конструкторский проектор, тускло поблескивавший под ярким освещением.

— О, похоже, это совершенно адекватное рабочее место, доктор Ксукс,сказал Трипио. — Просторное и чистое. Я уверен, что вы здесь совершали большие дела. Поверьте, я видал куда более загроможденные исследовательские помещения на Корусканте.

— Трипио, перепиши-ка все оборудование, что ты видишь, — велела ему Кви, только чтобы дройд помолчал и не мешал думать. — Обрати особое внимание на любые демонстрационные модели, какие найдешь. Они могут оказаться важными.

Кви обнаружила небольшую музыкальную клавиатуру, полузаваленную кучей распечаток и рукописных заметок. Рядом с клавиатурой стоял матовый глаз обесточенного компьютерного терминала.

Она включила терминал, но, прежде чем разрешить ей доступ к ее собственным файлам, тот потребовал от нее пароль. Ну и черт с ним.

Кви подняла музыкальную клавиатуру и подключила ее. Инструмент казался знакомым и чужим одновременно. Она прикоснулась к нескольким клавишам и прислушалась к приятным высоким звукам. Она вспомнила, как, стоя среди рассеянных обломков Собора Ветров, подобрала кусок органной трубы и наигрывала на нем медленную, печальную мелодию. Крылатый ворс выхватил у нее инструмент, потребовав, чтобы здесь не звучала больше музыка, пока не будет восстановлен сам собор…

Но эта клавиатура хранила ее собственную музыку. Кви смутно припомнила, что пользовалась ею, но не могла сообразить, для чего именно. В памяти возник мерцающий образ, словно гладкая мокрая ягода, каждый раз выскальзывающая из пальцев, — она откладывает клавиатуру в сторону, думая, что может никогда не вернуться обратно… Кви моргнула, сделала вдох и сложила пальцы вместе, стараясь сосредоточиться.

Хэн Соло! Да, она оставила все нетронутым, когда попыталась спасти Хэна и бежать на Поджигателе.

Она позволила своим длинным голубоватым пальцам пробежаться по клавишам. Ее мозг не помнил какой-то определенной последовательности, но помнило тело. Ее руки двигались по привычке, выстукивая быстрый виток мелодии. Кви улыбнулась — мелодия показалась ей такой знакомой.

Когда она закончила мелодию, ее компьютер мигнул и высветил: ПАРОЛЬ ПРИНЯТ. Кви заморгала своими глазами цвета индиго, изумившись тому, что у нее получилось.

— ОШИБКА, напечатал компьютер. ГЛАВНАЯ БАЗА ДАННЫХ НЕДОСТУПНА… ИДЕТ ПОИСК АРХИВОВ. ФАЙЛЫ ИСПОРЧЕНЫ.

Кви заподозрила, что Тол Шиврон мог стереть память центрального компьютера перед бегством на Звезде Смерти. Но она должна была хоть что-то записывать в оперативную память собственного терминала.

29
{"b":"1497","o":1}