ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Терпфен с интересом подался вперед, вращая от напряжения круглыми глазами.

— Он хочет воспользоваться для маскировки статическими разрядами, — сказал он. — В таком ионизационном месиве наши датчики потеряют его. И тогда он сможет уйти в любом направлении, прежде чем мы опять его обнаружим.

Лея глубоко вздохнула, чтобы унять волнение. Они были так близко — зачем бы дредноуту бежать, если у них нет Анакина на борту. Она еще раз попыталась нащупать, где находится малыш.

Перед дредноутом угрожающе вырастали два окутанных атмосферой фрагмента первоначального тела Анота лишь с узким просветом между ними. Вращающиеся рядом друг с другом обломки создавали невероятный электростатический заряд, и острые когти молний метались из одной атмосферы в другую.

— Увеличить скорость, — приказал Акбар. — Остановить их, пока мы не потеряли их в помехах.

Капитан дредноута все еще не выходил на связь.

— Стреляйте еще, — сказал Акбар. — Увеличьте мощность.

Турболазеры ударили в правый борт «Вендетты», заметно столкнув ее вбок импульсами взрывов. Ее щиты прогнулись, часть субсветовых двигателей дредноута была повреждена. Но капитан продолжал полет. Бело-голубое выхлопное свечение усилилось — двигатели увеличили тягу, готовясь к прыжку в гиперпространство.

— Нет! — вскрикнула Лея. — Не дайте им забрать Анакина!

Не успела она закончить фразу, как дредноут вошел в узкий проход между осколками планеты.

Ослепительный голубой узор статических разрядов окутал наружные щиты «Вендетты» словно еще не сформировавшимся коконом. Впереди нее распространялся ионизационный конус по мере того, как она пропахивала сгущающуюся атмосферу навстречу захватывающим дух грозам.

Лея плотно закрыла глаза и сосредоточивалась, сосредоточивалась… Если бы она смогла установить связь между мозгом Анакина и своим, у нее появился бы микроскопический шанс проследить за ним, когда дредноут исчезнет в гиперпространстве.

Она почувствовала людей на борту имперского корабля — но никакого намека ни на ее сына, ни на давнюю подругу Винтер. Лея еще шире раскинула свой мысленный поиск, пока «Вендетта» проскакивала узкое бутылочное горло атмосферы.

Гигантский бронированный корабль послужил металлическим зондом между парой до отказа заряженных пластин. Дредноут замкнул накоротко две заряженные атмосферы.

Колоссальная молния разорвала атмосферу и прочертила военный корабль огненной цепью. Река высвобожденной энергии обрушилась на «Вендетту», уничтожив ее в урагане испепеляющего электричества, оставив лишь обугленный след на экране.

Акбар громко вздохнул и опустил голову. Терпфен осел в своем кресле, но Лея следила за катастрофой лишь частью своего сознания. Она обшаривала пространство — пока наконец не обнаружила яркую точку, которая была ее младшим сыном Анакином.

Терпфен поднялся так, словно уже был закован в тяжелые цепи.

— Министр Органа Соло, я отдаю себя в… Лея покачала головой.

— Кары не будет, Терпфен. Анакин еще жив. Он на планете. Но именно сейчас он в страшной опасности. Нам надо торопиться.

ГЛАВА 20

Винтер притаилась за металлической дверью, ведущей в посадочный грот. В одной руке она держала бла-стерный пистолет, понимая, что ее белые волосы и светлая одежда будут хорошо видны даже в полумраке.

Четыре огромных штурмовых транспортера проползли над обломками левой створки двери и с шипением остановились посередине грота. С жужжанием откинулись транспаристиловые купола кабин и выпустили наружу гвардейцев.

Переводя взгляд из стороны в сторону. Винтер проделала быстрый подсчет. Каждый из четырех шагоходов нес двоих гвардейцев — итого восемь мишеней. Она покрепче взялась за бластер и прицелилась в ближайшего солдата в белом скафандре.

Винтер быстро выстрелила три раза подряд. Она не могла сказать, сколько зарядов действительно попало в солдата, но его отбросило назад с разбитой на куски броней. Остальные солдаты соскочили с транспортеров, стреляя в ее сторону.

Винтер пригнулась, но стрелять больше не могла. Последний шагоход открылся, и в нем обнаружился один гвардеец и еще один приземистый человек с огромными бровями и толстыми губами.

Остальные солдаты засекли позицию Винтер рядом с дверью и осыпали ее градом выстрелов. Она отступила к открытому люку.

У Винтер был выбор: либо бежать назад к Анакину и защищать его изо всех сил, либо она могла бы завлечь оставшихся семерых врагов подальше от ребенка и сделать все, чтобы избавиться от них.

Винтер нажала спусковую кнопку бластера, не целясь. Яркие струи срикошетили от стен грота. Коротышка нырнул под низко висящую кабину шагохода.

— Взять ее! — завопил он.

Один из бойцов, еще остававшийся в кабине шагохода, применил лазерную пушку и выстрелил в стену над головой Винтер, оставив дымящуюся воронку.

Коротышка закричал из своего укрытия под машиной:

— Не убивайте ее! Только оглушите, пока не схватите ребенка. Ты,махнул он солдату, вылезшему из шагохода вместе с ним, — пойдешь со мной, мыпроведем разведку. Остальным — схватить эту женщину.

Именно на это и рассчитывала Винтер. Она бросилась по коридору, зная, что большая часть отряда последует за ней. Она пробежала по наклонным туннелям, низко нагибаясь под неровными арками, захлопывая за собой тяжелые герметичные двери, и перешла на более глубокий этаж базы.

Гвардейцы преследовали ее по пятам, быстро справляясь с толстыми люками с помощью фокусированных термических детонаторов, вырывавших металлические двери из пазов.

Винтер уводила их через лабиринт переходов все дальше и дальше от маленького Ана-кина. Гвардейцы теперь полностью потеряют ориентировку.

Солдаты стреляли всякий раз, когда ясно видели цель, но Винтер удалось избежать участи быть разорванной выстрелом на куски. Она испустила вздох облегчения — единственное выражение чувств, что она себе позволила, — когда ей наконец удалось завести солдат в подземное генераторное помещение и компьютерный центр.

Сама комната представляла собой полную неразбериху из всевозможного оборудования, хладопроводов, металлических труб и пульсирующих систем жизнеобеспечения. Главный компьютер светился продолговатыми зелеными лампочками, мерцавшими, словно струи водопада. Периферийные компьютеры, встроенные в насосные станции и оболочку генератора, образовывали сюрреалистическую смесь из изогнутого металла и пластика, из транспаристиловых контрольных экранов, терминалов ввода-вывода — здесь было столько оборудования, что вряд ли кто-нибудь смог придумать работу для каждого прибора.

Винтер знала, что все это было лишь декорацией, скрывающей истинное назначение этой комнаты.

Солдаты замешкались на пороге, словно подозревая западню, скрытую где-то в тени.

Винтер подняла бластер и дала по ним семь торопливых выстрелов. Гвардейцы залегли за укрытиями, а затем, когда Винтер перестала стрелять, бросились за ней в полутемную комнату.

Винтер не пыталась спрятаться. Она подбежала к светящейся стойке компьютера и нырнула в тень на другой стороне помещения, в переплетении трубопроводов, труб и вспыхивающих лампочек. Гвардейцы двинулись в ее сторону, не переставая стрелять.

Винтер выпалила еще несколько раз, просто, чтобы спровоцировать их и убедиться, что они остаются в комнате. Один из ее выстрелов срикошетил от блестящей поверхности и угодил в бок гвардейца, расплавив белую броню на его правой руке.

Казалось, Винтер была приперта к стене в дальнем углу комнаты; пятеро гвардейцев наступали на нее, тот, что с раненой рукой, держался позади.

Имперские солдаты преодолели половину пути, когда стены начали изгибаться и сдвигаться с места.

Соединительные трубки и трубопроводы, громоздкие контрольные пульты и сферические считывающие панели задвигались, со щелканьем соединяясь в определенные узлы. Винтер слышала, как встают на место детали, как звякают друг о друга металлические соединения.

Начиненные механизмами стены внезапно превратились в группу дройдов-убийц, собранных из замаскированных узлов. Дройды привели в готовность свое оружие, образовав стреляющую шеренгу, чьей единственной задачей было уничтожение гвардейцев.

32
{"b":"1497","o":1}