ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщина в окне
У Джульетты нет проблем
Девушка с синей луны
Затонувшие города
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
О рыцарях и лжецах
Паиньки тоже бунтуют
Леонхард фон Линдендорф. Барон
Психиатрия для самоваров и чайников
A
A

— Капитан Соло, задержанный вполне может сам сказать все, что нужно в свою защиту.

По крайней мере, действовал он вполне самостоятельно. Так что сейчас позвольте ему самому ответить на наши вопросы.

Смутившись, Хэн сделал шаг назад и уставился в пол, изучая сеть трещин, пронизавших каменные плиты. Генерал Додонна поднялся на трибуну. Кип проводил его взглядом, словно испуганная и парализованная страхом овца, заметившая подкрадывающегося волка.

— Кип Даррон, — начал генерал, — вы похитили Поджигатель. Вы напали и причинили большой вред Люку Скайвокеру, Рыцарю Дже-даю. Вы взорвали Туманность Котел и уничтожили две другие обитаемые солнечные системы. Я не собираюсь обсуждать военную эффективность этих действий — но мы не можем допустить, чтобы какие-то сопляки сами вершили суд и выносили приговоры, приводя их в исполнение самым страшным и опасным оружием.

Остальные члены Совета согласились с этими словами. Звонкий голос генерала Рииканна разнесся под сводами:

— Совет уже постановил, что Поджигатель никогда не должен быть использован. Мы разместили его в надежном, защищенном месте, но вы намеренно нарушили наше решение.

На лицах остальных членов Совета было написано, что любой из них добавил бы к этим обвинениям кое-что от себя. Лишь явная бесполезность проведения времени в излишней обвинительной риторике удерживала их от этого.

Через мгновение раздался слабый, подавленный, почти мальчишеский голос Кипа:

— Моим поступкам нет прощения. Я согласен с любым наказанием.

— Даже если тебе будет вынесен смертный приговор? — негромко, но четко спросил сенатор Хрекин Торм. — Учти, за то, что ты натворил, ты вполне заслуживаешь смертной казни.

— Подождите! — крикнул Хэн. Члены Совета недовольно посмотрели на него, но ему было не до их молчаливых упреков в невежливости.

— Выслушайте, выслушайте же меня! Кип тогда не был самим собой. Его поступками руководила Черная Сила, дух Лорда Сигов, который был уничтожен уже после этого. Но ведь Кип сделал и доброе дело. Чего стоит только уничтоженный флот Даалы. Сколько жизней спас он этим? Ведь в конце концов идет война!

Из потрескавшихся губ Мон Мотмы донесся слабый, хриплый шепот:

— Кип Даррон, на тебе — кровь миллионов" быть может миллиардов. Мы — правительство, а не суд. У нас нет права решать твою судьбу. Тебя, — тут она прервалась, словно давая передышку слабым легким, — тебя должен судить твой учитель — Учитель Джедаев. Нам не под силу определить твою вину.

Подняв руку, она показала пальцем в сторону Хэна.

— Пусть он отвезет его на Явин. Люк Скай-вокер решит его судьбу.

ГЛАВА 22

Лея, Акбар и Терпфен присоединились к спасательному отряду, высаженному со «Странника» на покрытую фиолетовой атмосферой планету Анот. Акбар летел впереди всех на истребителе. Все его вооружение было под завязку заряжено энергией. Акбар был готов нанести удар по любому штурмовому отряду, высадившемуся с имперского дредноута.

Истребители неслись к возвышающейся над горой каменной башне, выбранной Люком в качестве базы. Увидев следы штурма и взорванные двери, Лея вздрогнула и прошептала:

— Мы опоздали.

Однако внизу дымились не только изуродованные укрепления, но и обломки каких-то ужасных механических пауков.

Голос Акбара раздался в динамиках связи между кораблями:

— Винтер достойно держала оборону. Похоже, наша защитная система сработала неплохо.

Лея прокашлялась и облизала пересохшие губы.

— Будем надеяться, что достаточно неплохо, адмирал.

Облетев все еще свисавшую на одном из замков броневую плиту портала, истребители приземлились в посадочном ангаре, выбрав место среди обломков шагоходов. К выбравшимся из-под защитных колпаков Акбару, Лее и Терпфену подбежали готовые к бою каламари.

Акбар скомандовал:

— Терпфен! Ты, госпожа Лея и половина солдат отправляйтесь сразу же в детскую. Ищите ребенка. А я с остальными попробую найти Винтер. Сдается мне, я понял ее тактику ведения боя.

Лея предпочла не обсуждать план с опытным офицером. Выхватив лазерный пистолет, она бросилась вперед. Сейчас ей было важно только одно — спасти ребенка.

Пробегая сломя голову по лабиринту туннелей, Лея все же отметила, что по пути к детской на стенах не было видно следов перестрелки.

Рядом с собой она слышала топот шагов и удары оружия о доспехи солдат-каламари. Наконец отряд сделал последний поворот. Лея чуть не оступилась, налетев на медленно кружащегося по полу дройда-ремонтника. Перепрыгнув через него, она бросилась дальше — в спальню, но с криком «Нет!» резко остановилась.

Посреди комнаты стоял Фурган, прижимая к своей груди Анакина. Солдаты вскинули оружие, но Фурган лишь плотнее прижал к себе малыша, прикрываясь им, как щитом.

— Отдай мне Анакина, — сказала Лея, в голосе которой было больше силы и угрозы, чем в целом флоте звездных крейсеров.

— Боюсь, что с этим придется подождать, — сказал Фурган, сжимая ладонью тонкое горло ребенка. — Отведите оружие, или я сверну ему шею! Я забрался в эту дыру, чтобы найти младенца-Джедая, и сейчас я не собираюсь отдавать его вам. Теперь он — мой заложник, и, если вы хотите, чтобы он по крайней мере остался в живых, вам следует пропустить меня и дать мне уйти.

Фурган, не поворачиваясь спиной к солдатам, стал пробираться к выходу из детской. Стволы лазерных автоматов продолжали следить за ним.

— Если какой-нибудь идиот вдруг выстрелит в меня — я все равно успею разодрать ему глотку! — нервничая, крикнул Фурган и приказал: — Бросьте оружие!

Положив автоматы на пол, каламари попятились, давая Фургану дорогу. Все, кроме Терпфена, который стоял у того на пути подняв руки, похожие на две угрожающие клешни.

Фурган присмотрелся к нему, задержал взгляд на страшных шрамах на его черепе и неожиданно узнал его:

— Ах, это ты, моя рыбка! Значит, ты все-таки предал меня. Вот уж не думал, что у тебя хватит на это силы воли.

— Я нашел в себе силу, — прохрипел Терпфен и шагнул к Фургану.

— Стоять! — крикнул тот. — На твоей совести, рыбка моя, и так слишком много крови.

Хочешь, чтобы этот младенец своей смертью тоже был обязан тебе?

Гортанный клекот, обозначающий самые страшные каламарийские проклятья, вырвался из груди Терпфена. Фурган снова направился к выходу, к ангару, где остались механические пауки — его единственный путь к спасению.

Анакин затих, словно глубоко задумался. Маленькие карие глаза младенца ярко сверкали в свете фонарей.

Неожиданно Фурган резко вскрикнул. Оказалось, что робот-батарейка бесшумно подкрался к нему сзади и, выставив один из усов, коснулся им ноги Посланника. Удар током был неопасным, но все же достаточно чувствительным.

Фурган упал, все так же крепко прижимая к себе ребенка. Маленький робот выкатился из-под него, издавая верещание, напоминающее испуганный крик какой-то птицы.

Резким движением Терпфен бросился к Фургану и вырвал Анакина из его рук.

Не решаясь рисковать, солдаты чуть промедлили с выстрелами, и толстый, но подвижный Посланник Фурган успел перекатиться с боку на бок и скрыться за ближайшим углом.

— За ним! — крикнул Терпфен, передавая ребенка в руки Леи.

Слезы хлынули из ее глаз. Не в силах найти слова, чтобы успокоить своего младшего сына, Лея просто соскользнула на пол, крепко прижимая его к себе и ласково убаюкивая.

Сухой воздух катакомб разрывал легкие Акбара, но он несся вперед изо всех сил, подгоняя остальных солдат. Пока что, судя по всему. Винтер следовала его инструкциям по организации обороны базы в случае нападения.

Биомеханическая защитная система сделала свое дело, уничтожив половину шагающих машин, но этого было недостаточно. Теперь Винтер следовало заманить нападающих к замаскированным роботам-убийцам.

В воздухе подземного туннеля чувствовался запах пыли, машинного масла и еще один — тот, который невозможно ни с чем перепутать, — запах крови.

34
{"b":"1497","o":1}