ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Десять лет Даала не зря муштровала своих солдат и корабельный экипаж. Люди привыкли к авралам и теперь, перед лицом серьезной опасности, они не ударили в грязь лицом.

Империя приказала ей силами четырех крейсеров защищать созвездие Мау. Но первый корабль — «Гидра» — погиб еще до выхода из созвездия. Второй — «Мантикора» — оказался уничтожен у спутника Каламари, когда кому-то из стратегов противника удалось разгадать тайные планы Даалы. «Василиск», уже поврежденный в бою с пиратами с планеты Кессел, не смог вовремя уйти в гиперпространство и оказался испепеленным взрывной волной сверхновой звезды.

Даала оказалась бессильной противостоять ослаблению ее эскадры. Еще недавно она планировала дерзкую атаку на центральную базу Повстанцев — Корускант, но Кип Даррон со своим Поджигателем разрушил все ее планы.

Даале пришлось умерить пыл и соотнести желания с возможностями. Теперь ей оставалось лишь охранять созвездие, ибо, как только мятежники узнают о секретных базах и лабораториях в этом районе, они наверняка попытаются похитить результаты исследований и уничтожить все остальное.

«Горгона» не могла разогреть двигатели на полную мощность. Несмотря ни на что, крейсер несся вперед на предельной скорости. Даала горела желанием вернуться в созвездие раньше, чем туда войдут мятежники. Никаких переговоров, никакой мысли о капитуляции. Она будет выполнять приказ и клятву, данную ею высшему командующему Таркину.

Сейчас Даала, вцепившись в подлокотники руками, следила за тем, как ее крейсер несется по узкому коридору между черных дыр, способных сжать целую планету до размера атома.

В иллюминаторах потемнело, но Даала не отводила глаз от прозрачных броневых стекол. Считалось, что никто, кроме нее и бортового компьютера, не знает дороги между страшными черными дырами. Но этот сопляк Кип Даррон сумел-таки проникнуть в глубь созвездия. Кто теперь может дать гарантию, что и другие Джедаи не повторят его успеха?

Даала услышала сигнал тревоги. Отказала какая-то важная для корабля система. Один из младших офицеров метнулся к высветившемуся красным цветом экрану.

Капитан Кратас заскрипел зубами в соседнем кресле.

— Уже почти у цели…— пробормотал он. Не успел он договорить фразу, как тряска стихла — крейсер проскочил к центру скопления, в тихое, спокойное от гравитационных возмущений место.

Знакомый узор искусственных планетоидов вырисовывался на фоне неба. Переливающиеся огни на их поверхностях подтверждали, что работа и жизнь на них не остановились. Вдруг адмирал осознала, что прототип Звезды Смерти исчез, а на его месте находятся фрегат Повстанцев и три кореллианских корвета.

— Адмирал! — воскликнул Кратас.

— Я вижу, капитан, — ледяным голосом ответила она.

Отстегнув ремни, Даала поднялась с кресла и, одернув плотно облегавшую ее тело форму, словно лунатик подошла к огромному застекленному панорамному окну.

Ее руки в плотных перчатках сжали ограждающие капитанский мостик перила, словно пытаясь согнуть, покорежить прочный металл. Итак, мятежники оказались здесь раньше нее. А имперский адмирал Даала прибыла к месту слишком поздно!

Сжатые губы Даалы побелели. Что ж, второго поражения она не допустит. «Горгона» не зря прорвалась сюда после всех испытаний и опасностей.

— Капитан, приведите в боевую готовность все системы вооружений! Включить силовые щиты — насколько возможно. Курс — на корабли противника.

Продублировав команды, Кратас вновь был весь внимание.

— Похоже, у нас будет кой-какая работенка, — улыбнулась Даала.

ГЛАВА 27

Кип Даррон поднырнул под очередную шипастую ветку, но неудачно. С потревоженного растения -поднялся целый рой рассерженных насекомых, впившихся Кипу в лицо и шею. Кип нетерпеливо вскрикнул, спугнув стаю птиц с дерева над головой. Влажный воздух и жара окутывали его с ног до головы, словно заворачивая в плотное, смоченное кипятком одеяло.

Кип изо всех сил пытался не отставать от Учителя — Люка Скайвокера, который как-то умудрялся находить более-менее сносный путь в этой колючей чаще. Раньше Кип, бывало, использовал в этих целях кое-какие штучки из арсенала Темной Силы, но теперь одна мысль об этом бросала его в дрожь. Никаких черных фокусов, даже самых невинных! Кип послушно следовал за Учителем прочь от Храма.

Остальные ученики остались заниматься самостоятельно. В последнее время Люк частенько говорил, что они уже достигли почти всего того, чему он мог научить их. Дальше Рыцари Джедаи должны были двигаться вперед, развивать свою Силу — но уже самостоятельно.

Кип же до сих пор не мог забыть, к чему привела его самонадеянность. Он все еще боялся использовать Силу, не зная, во что все это может вылиться.

Люк повел юношу через джунгли прочь от базы. Арту проводил их тревожным и жалостным верещанием, потрясенный тем, что его — любимого дройда Учителя — не взяли с собой.

Кип не знал, чего хочет от него Учитель. Час за часом Люк вел его по мокрым и душным джунглям, не произнося ни слова.

Честно говоря, Кипу Даррону было немного не по себе оставаться наедине с человеком, которого он в свое время предал и чуть не погубил. К тому же Люк настоял, чтобы Кип взял с собой Огненный Меч, который теперь висел у юноши на ремне. Что задумал Учитель? Вызвать оступившегося ученика на поединок? Бой не на жизнь, а на смерть?

Если так, то Кип знал, что драться он не будет. Слишком много горя уже принес миру его гнев. Чего стоит одно лишь предательство!

Кип узнал Темную Сторону в речах Экзара Кана, звучавших в его ушах. Но он рассчитывал, что сумеет преодолеть искушение, перед которым оказался бессилен сам Анакин Скайвокер. Но Темная Сторона поглотила его — целиком и полностью. Дошло до того, что сейчас Кип был бы рад, если бы его способности Джедая исчезли. По крайней мере не пришлось бы так задумываться о последствиях их применения.

На опушке, не выходя на поляну, Люк остановился. Кип подошел к нему и тоже замер, увидев перед собой двух кровожадных хищников, покрытых зеленой чешуей, — некую помесь земного тигра с какой-то огромной рептилией. Над массивными челюстями со множеством острых зубов горели золотым огнем три безжалостных глаза. Звери, не мигая, смотрели на появившихся чужаков.

Некоторое время Люк молча глядел хищникам в глаза. Наконец звери не выдержали и, развернувшись на месте, одним прыжком скрылись в зарослях.

— Пошли дальше, — негромко сказал Люк, продираясь сквозь кусты.

— Куда мы идем? — не удержался от вопроса Кип.

— Скоро увидишь.

Не в силах больше сдерживаться и бороться с чувством одиночества и покинутости, Кип попытался завести разговор с Учителем.

— Люк, а если я не смогу теперь отличить Темную Сторону от Светлой? Я боюсь, что любая сила, которую я использую, может привести меня к жестокости и бессмысленным разрушениям.

— Темная Сторона легче, проще и соблазнительней, — ответил Люк, помолчав. — Отличить ее можно, следя за своими чувствами и мыслями. Если ты используешь силу, чтобы помочь другим, значит, ты действуешь со Светлой Стороны. Но если ты хочешь облегчить себе дело, а особенно месть или наказание врага, смотри, как бы не оказаться заодно с Темной Силой. Пережди, пока успокоятся твой гнев или раздражение, когда улягутся страсти в душе. Тогда, осмотревшись, пробуй, приступай к делу.

Кип слушал и все больше осознавал, как он был не прав раньше. Экзар Кан обманывал его, говоря все наоборот.

— …Понятно тебе? — донесся до Кипа голос Люка.

— Да.

— Ну вот и хорошо, — сказал Люк и остановился у очередного просвета в зарослях.

Выйдя вслед за ним из джунглей. Кип остолбенел. По его спине забегали ледяные мурашки. Нет, хоть они с Учителем и пришли с другой стороны, не узнать это место было невозможно.

— Я чувствую холод, — прошептал Кип, — я не хочу снова идти туда.

За узкой полоской травы перед ними лежало ровное, словно из ртути, зеркало круглого пруда, в центре которого возвышался островок из вулканического камня. С его вершины вздымалась ввысь, к небу, обсидиановая пирамида. Две ее грани были расколоты и открывали огромную статую человека с развевающимися по ветру волосами, одетого в какую-то древнюю военную форму и черный длиннополый плащ. Кип слишком хорошо знал, кто это.

39
{"b":"1497","o":1}