ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доксин расплылся в довольной улыбке.

— Я и не мечтал увидеть в деле это оружие.

— Учтите, система еще не отрегулирована, — сообщила Голанда с кислым выражением на лице.

— Да что ее регулировать, — отмахнулся Доксин. — Это суперлазер, способный уничтожать целые планеты. Главное, что мы можем разнести в клочья полмира.

— Идет наведение, — послышался доклад бригады наводчиков.

— Что вы там возитесь?-крикнул в микрофон Тол Шиврон.

В этот миг вдвое уменьшилась яркость всех ламп и приборов в рубке. Боевой заряд поглощал огромное количество энергии, и даже мощные трансформаторы не справлялись с такими перепадами. В иллюминаторах засверкали лазерные лучи, протянувшиеся с периферийных установок к фокусу главного излучателя. Зеленый огненный сгусток стал нестерпимо ярким и вдруг с невероятной скоростью вылетел из удерживавшего его силового поля.

Спустя мгновение цель исчезла в огненном взрыве и облаке пыли и осколков. Тол Шиврон зааплодировал. Йемм что-то торопливо записывал. Доксин завопил от восторга.

— Промахнулись, — охладила всеобщую радость Голанда.

— Что? — переспросил Шиврон.

— Мы попали в спутник, а не в саму планету.

Она была права. Луна, служившая базой для космических кораблей, рассыпалась на куски, которые теперь огненным метеоритным дождем сыпались на Кессел.

Оставшиеся без базы космолеты кружили вокруг Звезды Смерти, словно рассерженные, оставшиеся без гнезда осы.

Тол Шиврон нервно сгибал и разгибал свои головохвосты, помогая таким массажем прохождению мыслительных импульсов. Наконец он сделал снисходительный жест одной из клешнеподобных рук.

— Дело поправимое. И вообще — цель была иррелевантной, — заявил он, довольный, что пристроил в речь такое мудреное словечко. — Главное мы доказали: этот прототип полностью боеспособен. Это-то мы и занесем в отчет. А уж потом мы свое наверстаем, возможностей пристреляться у нас будет предостаточно.

ГЛАВА 29

Лея была поражена, что Мон Мотма до сих пор цеплялась за жизнь. Стоя перед смертным ложем Главы Совета, она рассеянно глядела на калейдоскоп медицинских аппаратов и приборов, поддерживавших существование тела Мон Мотмы, не отдававших его в руки смерти.

Некогда эта гордая, сильная женщина была соперницей отца Леи в политических баталиях в Сенате. Теперь же, похожая на скелет, обтянутый пергаментной кожей, она даже не могла стоять на ногах. Ей стоило большого труда сфокусировать взгляд на гостье.

Сердце Леи сжалось, в горле застрял комок. Глотая слезы, она подошла к кровати, боясь даже легким прикосновением нарушить едва установившееся равновесие жизни и смерти в теле старухи.

— Лея…— прошептала Мон Мотма. — Ты пришла…

— Вы звали меня, — ответила Лея. Хэн подбросил ее и детей на Корускант, а сам снова улетел с Ландо, сказав, что вернется через несколько дней. Поверить в это можно будет только, когда он вернется. А пока что Лея, потрясенная близкой смертью Мон Мотмы, стояла у ее постели.

— Дети… в безопасности?

— Да. Винтер все время с ними. Я больше не позволю разлучать меня с ними.

В последнее время Лея почти не видела ни детей, ни мужа, погруженная в дела. Она уже стала завидовать рядовым служащим, которые могли себе позволить отложить работу в конце дня и на выходные. Но она родилась Джедаем, воспитал ее сенатор Бейл Органа, и она не имела права отложить служение делу, идее на завтра или на понедельник.

Лея глубоко вздохнула, чувствуя распыленные в воздухе дезинфекторы, витаминные ароматизаторы и самый обыкновенный озон, вырабатывавшийся стоящим вокруг кровати оборудованием.

Она чувствовала себя словно виноватой в том, что смерть Посланника Фургана, спасшая для нее ее сына, не могла ничем помочь медленно умирающей женщине.

Губы Мон Мотмы зашевелились:

— Я… я отправила прошение в Совет… Я не смогу… больше возглавлять его работу.

Лея понимала, что пустые ободрения будут бессмысленны. Она предпочла говорить о деле, о судьбе Республики.

— Что же будет с Советом? В нем ведь больше нет подобного вам лидера. Боюсь, теперь заседания превратятся в долгие бесплодные дебаты, не приводящие к согласию.

Лея с мольбой смотрела на Мон Мотму, ожидая услышать ее рецепт от этой напасти,

— Ты, Лея… ты будешь этим лидером, — прошептала старая женщина.

Лея застыла полураскрыв рот. Мон Мотма нашла в себе силы, чтобы утвердительно кивнуть.

— Да, Лея. Пока тебя не было, Совет обсудил мою отставку и единогласно проголосовал за избрание тебя Главой Государства, моей сменой.

— Но…— сказала Лея и запнулась. Она действительно никак не ожидала такого поворота событий, по крайней мере сейчас. Быть может, лет через десять, лучше — двадцать, после долгой службы на благо Республике, но сейчас…

— Лея, ты станешь Главой Совета Новой Республики. Все оставшиеся у меня силы я отдала бы тебе. Они тебе очень понадобятся. Наше государство возродилось совсем недавно, и руководить им — нелегкое дело.

Закрыв глаза, Мон Мотма неожиданно сильно сжала руку Леи.

— Даже когда я уйду, я буду присматривать за тобой, — прошептала она.

Лея безмолвно опустилась на колени рядом с кроватью и долго молча стояла так, глотая слезы, в темноте глубокой корускантской ночи.

ГЛАВА 30

На планетоидах Туманности Мау кто-то из работавших над дешифровкой компьютерных ключей вдруг обнаружил скрытый сигнал тревоги. Разобраться что к чему уже не составило труда, и вскоре в отсеках лаборатории прозвучало предупреждение:

— Внимание, тревога! Имперский крейсер в непосредственной близости! Тревога! Приготовиться к бою.

Видж, стоя рядом с Кви в бывшей ее лаборатории, увидел на экране монитора исцарапанный корпус потрепанной, но все же грозной «Горгоны». Огромный крейсер занял позицию за группой мелких астероидов.

— Ну и дела, — удивленно сказал Трипио. — А я-то думал, что уж здесь мы будем в безопасности.

Видж потянул Кви к выходу:

— Пойдем, нам нужно перейти в центральный зал управления.

Они побежали по пустынным коридорам, причем Кви изо всех сил старалась вспомнить кратчайший путь. Трипио, скрипя суставами и гудя серводвигателями, старался поспеть за ними. На бегу он приговаривал:

— Неужели нельзя меня подождать? Нет, ну почему это должно было случиться именно сейчас, когда я здесь?

В зале управления Видж с облегчением обнаружил с дюжину своих офицеров, уже вовсю обрабатывавших компьютерные данные и вскрывавших один за другим заблокированные файлы.

Подведя Кви к компьютеру, Видж сказал:

— Постарайся вспомнить: есть ли у планетоида собственная система защиты?

Кви подняла взгляд к огромному экрану на потолке, почти полностью занятому грозным силуэтом крейсера.

— Они, они были нашей защитой. Планетоид полностью зависел от флота адмирала Даалы, — прошептала она.

Затем она вдруг подбежала к одному из компьютерных терминалов и прокричала в микрофон свой личный голосовой пароль, рассчитывая, что с доступных ее допуску файлов можно будет вскрыть заблокированную систему обороны.

— У нас есть энергетический щит, — сказала она, перебирая клавиши,сейчас главное успеть включить его.

Пять техников, действуя совместно с ней, смогли войти в программу регулирования силового поля и подать команду на включение.

— Это на время прикроет нас от обстрела и защитит от штурма, — сказал один из техников, — но, честно говоря, не нравится мне эта штука, генерал. Энергетический реактор уже и так нестабилен, а тут еще такая нагрузка на него. Боюсь, что так мы сами себе приговор подписываем.

Видж взглянул на Кви и обвел взглядом стоящих рядом солдат и офицеров.

— В конце концов мы наверняка погибнем, если не попытаемся хоть как-то защитить себя от атаки крейсера. Все, что нам было нужно, мы здесь взяли. Теперь пора уходить. Приготовьте корабли к отлету.

— Не думаю, что Даала выпустит нас сейчас, когда мы получили всю ее секретную информацию, — сказала Кви.

43
{"b":"1497","o":1}